28 апреля 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Инвестиционный комбинатор Все статьи Версия для печати На главную
15.11.2005 15:04

Есть люди, чья истинная роль в тех или иных процессах известна линь ограниченному кругу осведомленных лиц. Таких людей называют «кукловодами» или «серыми кардиналами» - кому как больше нравится. Обычно они не занимают высокие посты, скрываясь за скромными ксивами советников (в том числе и внештатных), помощников и просто неформальных друзей без определенного статуса. Есть такого рода «мышиный король» и в окружении главы ФГИ Валентины Семенюк. Его зовут Владимир Кузнецов и свою карьеру он сделал благодаря Кучме, которого Валентина Петровна должна ненавидеть ввиду партийной ориентации…

Путь во власть

До начала 90-х о Владимире Кузнецове за пределами Днепропетровска не слышали вообще. Такой себе преподаватель Днепропетровского университета, коллега мамы Виктора Пинчука Софьи Михайловны по факультету. Родился в Ставрополе, в 1960 году. Закончил тот же Днепропетровский университет, где потом стал преподавать. 10 лет протирал штаны младшим научным сотрудником в Институте экономики Академии наук.

Потом перешел в университет. Преподавал. Звезд с неба не хватал. Разве что провожал Софью Михайловну домой. И по слухам, помогал носить авоськи с курочками, на которых вскармливался будущий зять Кучмы. Каким образом Кузнецов сошелся с Валерием Пустовойтенко днепропетровцы уже не помнят. Самый распространенный слух – что он преподавал одному из сыновей Пустовойтенко. Как бы там ни было, но когда Валерий Павлович в 1990-ом возглавил горисполком, Владимир Алексеевич пристроился к нему экономическим советником. Именно тогда наш герой и выработал тактику, которой придерживался впоследствии: быть близким к «телу» шефа, вовремя «вдувать» в уши нужную информацию и «рубить» на этом «капусту».

Влияние Кузнецова на Пустовойтенко оказалось настолько ощутимым, что Палыч рекомендовал его Леониду Кучме, в качестве советника премьера. Кучма тоже быстро подпал под кузнецовское вкрадчивое обаяние и назначил его завотделом экономики в Кабмине. Через ловкие ручки днепропетровского доцента пошла вся финансово-экономическая «нормативка», издаваемая правительством Кучмы. Говорят, именно он сунул Леониду Даниловичу на подпись Декрет о трастах, рожденный болезненным умом переигравшего в покер Сергея Терехина – в то время замминистра экономики, посещавшего кабинет в перерывах между катаниями на горных лыжах и «оттягиванием» в казино. Потом Кузнецов плотно «присосался» к теме раздачи кредитов под госгарантии и прочей «накипи» тех лет.

Но с уходом Кучмы, ему тоже пришлось собирать пожитки. Дальнейшее пребывание Кузнецова в предвыборном штабе оценивают как бесплодные попытки «соскочить» с наскучившей ему темы написания «шпаргалок» для кандидата и перескочить на более практичное направление – распределение бюджета кампании. Поскольку денежными вопросами занимался в основном Пустовойтенко, Кузнецову удавалось время от времени «откусить» для себя по чуть-чуть. Впоследствии он рассказывал, что победа Кучмы на выборах 1994 года целиком является его заслугой. А Табачник, Разумков, Волков и прочие просто примазались к успеху.

При разделе портфелей Кузнецов получил экономическое управление администрации президента. Особой компетентностью он не отличался. Но за счет прямого контакта с министром Кабмина Валерием Пустовойтенко мог контролировать бумагооборот. Когда Пустовойтенко и Табачник начали конфликтовать, Кузнецов ушел с группой Разумкова. Потом при помощи Пустовойтенко вернулся на должность первого помощника. Но продержался там не долго: его вытеснил набиравший силу будущий «серый кардинал» Владимир Литвин. Самая интересная часть биографии нашего героя связана с «Госинвестом», где он попытался нажиться на «прихватизации» страховой компании «Оранта», операциях с пакетами акций НПЗ и средствах, выделяемых из бюджета на разные цели.

Инвестиционные «гешефты»

Украинская государственная кредитно-инвестиционная компания, сокращенно - "Госинвест Украины" появилась летом 1995 года. 15 января 1998 года постановлением Кабинета министров 24 было принято решение реорганизовать "Госинвест" в одноименную госкомпанию. Кузнецов попал в компанию, подсидев протеже Виктора Ющенко Борю Соболева.

Он быстро просек, как можно заработать деньги и начал действовать. Для начала весной 1997-го потребовал, чтобы Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) и Фонд госимущества Украины (ФГИ) передали его структуре право ведения реестров акционеров предприятий, приватизируемых по индивидуальным планам. Ему даже удалось пробить Указ президента «О мерах по обеспечению учета прав собственности на именные ценные бумаги», которым на «Госинвест» возлагались полномочия по ведению реестров акционеров вышеуказанных предприятий.

Перечень объектов, приватизируемых по индивидуальным планам, был определен правительством и включал более 230 предприятий. В их числе - мариупольский комбинат «Азовсталь», Харцызский трубный завод, Макеевский металлургический комбинат им. Кирова, Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича, Никопольский завод ферросплавов, Криворожский горно-обогатительный комбинат и другие инвестиционно привлекательные объекты. Кроме того, он добился передачи «Госинвесту» акций «вкусных» предприятий, как бы на ответственное хранение. Потом, когда «Госинвест» расформировали с этими акциями начались интересные проблемы.

Одним из самых ярких художеств г-на Кузнецова является история с передачей 10% акций “Галичины” и 30% акций ОАО «Нефтехимик Прикарпатья» в залог компании оффшорке «Watford Petroleum» (WP), контролируемой англичанином советско-еврейского происхождения Мишей Вотфордом. Эти два пакета были переданы в 2000 года(14.03.) из уставного фонда «Госинвеста» - WP под беспроцентный кредит в размере $400 тыс. сроком на 5 лет. В соглашение был внесен пункт относительно передачи в собственность последней данного пакета в случае ликвидации “Госинвеста” и непогашения им долга. «Госинвест» кредит, полученный у Watford Petroleum, естественно не погасил.

Получилось, что два пакета акций, стоимостью в несколько десятков миллионов долларов были фактически проданы за символическую сумму лондонскому деляге. Кредитный договор и договор залога были составлены таким образом, что если меняются их условия, юридическую силу приобретает договор купли-продажи. Учитывая, что до ликвидации «Госинвеста» оставались считанные месяцы ( смотри приложение) и Владимир Алексеевич уже изучал инструкции, которые полагается знать главе ликвидационной комиссии, такой шаг трудно расценивать иначе как заведомо спланированное ограбление государства. Кстати, ликвидатором «Госинвеста» был назначен некий Глушко, который по зарождающейся тогда «оранжевой» традиции был… кумом Михаила Уотфорда.

В интервью «Зеркалу недели» (№ 38 (259) Кузнецов с пафосом заявлял: «Первой, кто дал конкретные предложения, стала английская компания «Уотфорт». Ее президент Михаил Уотфорд обратился сначала к премьер-министру по поводу Дрогобычского НПЗ (там у нас 10%). Но «Уотфорт Петролеум» интересует судьба госпакета (25%+1 акция). Тогда его отдали компании «Галицкие инвестиции», и проблема была решена. Затем «Уотфорт» обратился к нам по поводу пакета «Нефтехимика». Мы сразу же обратились к партнерам Уотфорда.

Три нефтеперерабатывающих башкирских завода, ярославский и пермский по нашим телефонным звонкам дали ему нормальную рекомендацию. Сказали, что с этим компаньоном можно работать. Сам Уотфорд сообщил, что ему в России должны массу денег и поэтому он больше вкладывать туда средства не хочет.

Вообще он решил круто поменять характер бизнеса - из «давальца» стать собственником, чтобы иметь влияние на управление предприятием. И сразу попросил продать 30-процентный пакет. Мы сказали, что подумаем над предложением о сотрудничестве, а по вопросу продажи пакета заявили, что это тема не сегодняшнего дня, так как нужно прежде всего вложить деньги в предприятие, провести на заводе замену катализатора, установить гидроочистку, построить трубопровод от нефтепровода в полторы сотни километров - поэтому нужны вложения. Только после всего этого появится смысл продавать пакет акций этого АО. Уотфорд сразу же продемонстрировал серьезность своих намерений. С ним был заключен договор о том, что финансовая помощь будет предоставляться «Держінвесту» траншами. Когда договор был пересмотрен, он моментально перевел деньги на счет «Держінвесту»…».

Классная ситуация! Приезжает какой-то Миша. Говорит, что в России (где его положительно характеризуют), ему плохо, поэтому он хотел бы купить немного наших НПЗ. Ему говорят, что НПЗ не продается. Тогда он оказывает финансовую помощь «Госинвесту», и оказывается, что продается. Причем, за очень смешные деньги. Это то же самое, если бы сосед дал бы мне на хранение свой телевизор, а мы с друзьями «загнали» бы его за полцены прохожему.

Не удивительно, что возник скандал. Кузнецов был отстранен от должности главы ликвидационной комиссии, а Фонд госимущества долго пытался отстоять в суде собственные права на пакет акций “Галичины”. В январе 2001-го Фонд госимущества под давлением людей, которых умолял «не трогать Мишу» Кузнецов, подписал мировое соглашение с британской компанией Watford Petroleum Ukraine Holdings, в соответствии с условиями соглашения, WPU стала владельцем 10% акций ОАО «Нефтеперерабатывающий комплекс «Галичина» и 30% акций ОАО «Нефтехимик Прикарпатья» оставалась эта оффшорка. Но за акции было доплачено: за НПК «Галичина» - 11.319 млн. грн., за «Нефтехимик Прикарпатья» - 35.636 млн. грн. Реальная цена была несравнимо выше. Говорят, что г-н Кузнецов только за операцию по «Галичине» получил довольно солидный откат даже по нынешним временам.

Хронология афер.

Не так давно Высший арбитражный суд подтвердил права собственности компании Watford, на что Кабмин ответил назначением на должность руководителя ликвидационной комиссии “Госинвеста” “своего человека”, в задачи которого, вошло решение столь деликатного вопроса. Но это не все.

Незадолго до возникновения проблем «Госинвест» передал также в залог Украинской промышленной энергетической компании - 10% акций ОАО "Харьковский подшипниковый завод", ВАБанку - 10% акций ОАО "Киевский речной порт". В течение всего 2000 года правительство Украины и ФГИ предпринимали попытки вернуть эти акции в государственную собственность.

Через некоторое время прокуратура Киева возбудила уголовное дело по факту злоупотреблений должностным лицами министерства финансов Украины и компании "Госинвест". Речь шла о злоупотреблении при заключении соглашений об авансировании платежей за электроэнергию поставщикам энергоносителей. А в деле фигурировали $24 млн.

Кроме этого, возникла юридическая коллизия, связанная с процедурой ликвидации "Госинвеста". История такова. В процессе борьбы за управление госчастями собственности в предприятиях между Агентством по управлению корпоративными правами, ФГИ и "Госинвестом" в конце концов победил Фонд госимущества.

Агентство и "Госинвест" было решено ликвидировать. Но в результате непродуманной юридической формулировки указа президента (который опять-таки писался Кузнецовым) о ликвидации АК "Госинвест Украины", подписанного в марте 2000 года, вступили в силу пункты договоров залога, по которым принадлежавшие "Госинвесту" акции были отчуждены в пользу залогодержателей. Таким образом, пакеты акций предприятий безо всякой приватизационной процедуры перешли к отдельным коммерческим структурам.

В прокуратуре Киева, которая расследовала «художества» Кузнецова, украденную им сумму оценивали в 24 млн грн (по ценам 2000 года). Естественно, в конфиденциальном порядке. Официально дело заглохло. Владимир Алексеевич немного потынялся без работы, тратя «нажитое непосильным трудом», а затем пошел кланяться бывшим деловым партнерам, чтобы те устроили его на работу. Но Кучма отказывался назначать бывшего советника куда-либо. Говорят, что причиной стала беспрецидентная даже по тем временам махинация с «Орантой».

Фокус с «Орантой»

Чтобы не быть голословными, мы решили воспользоваться материалами и стенограммой рассмотрения в парламенте вопрос о результатах расследования обстоятельств передачи акционерной компании «госинвест» пакетов акций страховой компании «Оранта» и последствий этого. Вопрос рассматривался в прошлом созыве еще в бытность Кузнецова номинальным шефом ликвидируемого «Госинвеста».

Итак, как явствует из материалов депутатского расследования, вопреви нормативным и законодательным актам, без решения общего собрания акционеров Тогдашний шеф «Оранты» (а ныне председатель правления «Ощадбанка») Александр Морозов создал закрытое акционерное общество с участием иностранного капитала "Оранта-капитал", потребовав, чтобы "Оранта" выделила для его учреждения полмиллиона гривень. А по
первоначальному замыслу НАСК "Оранта" должна была все свое имущество передать с баланса на баланс "Оранте-капитал".

Предвидя грядущую ликвидацию "Оранты", ее трудовой коллектив обратился с письмом к Кучме. Президент дал поручение Кабмину, Фонду госимущества, Генеральной прокуратуре устранить нарушения в процессе приватизации, и Госинвесту было предложено возвратить даный на «хранение» пакет акций НАСК "Оранта" Фонду госимущества. Это поручение президента выполнено не было.

Руководителем "Оранты-капитал" назначается сотрудник Госинвеста, член наблюдательного совета некто Шевченко – доверенное лицо Кузнецова. Это тот самый Шевченко, который прежде руководил страховой компанией "Омета-Инстер", скандально известной своим фиктивным банкротством.

Именно он обобрал стариков, обещая похоронить их за счет "Ометы-Инстер". Так неужели же сегодня кому-то еще непонятно, для чего создана "Оранта-капитал"? Тем более что ее соучредителем является пресловутый банк "КРЕДИ СВИСС ФЕРСТ БОСТОН (Кипр), известный нам по результатам «дела Нацбанка». Все это открывает возможность беспрепятственной перекачки денег за границу.

Затем создается концерн "Оранта" на базе учрежденных на деньги НАСК "Оранта" частных, по сути - дочерних, фирм "Оранта-капитал", "Оранта-жизнь" и самой НАСК "Оранта". В результате такого "экономического инцеста" даже при условии возврата Госинвестом контрольного пакета акций государству управлять Национальной акционерной страховой компанией "Оранта" должны были частные лица, а не государство. Таким образом дивиденды от контрольного пакета акций "Оранты" пополняли не госбюджет, а доходы Госинвеста.

За время руководства Госинвестом "Оранта" впервые за всю свою историю в силу сложившихся противоречий допустила снижение доходов, тогда как в целом на страховом рынке Украины доходы на тот момент увеличились в 1,5 раза. Фактически в 1998 году была создана страховая компания "Госинвест", которая подгребла под себя деньги, принадлежащие гражданам Украины. Есть информация, что Кузнецов хотел, но не успел продать акции «Оранты» какой-то оффшорке. Кучма посчитал это чрезчур и дальнейшая карьера Владимира Алексеевича во власти «накрылась медным тазом».

Небескорыстный миротворец

Несколько лет, как уже сказано выше, Кузнецов занимался тем, что проживал сбережения и пытался устроиться на работу. Сначала он прорывался в Госкомиссиию по ценным бумагам и фондовому рынку. Потом метил в Госфинуслуг. Потом – опять в комиссию. На каком-то этапе судьба свела с Валентиной Семенюк, и он начал вдувать ей в уши идею мировых с собственниками «прихватизированных» предприятий. Валентина Петровна даже пыталась продолбить назначение Кузнецова своим заместителем. Но Ющенко не разрешил, и Владимир Алексеевич вроде бы осел в ГКЦБФР на незаметной должности. Которая, впрочем, позволяет ему часто видеться с Валентиной Петровной, давать ей «полезные советы», а также координировать работу ГКЦБФР с ФГИ. Точнее, свои интересы с интересами заказчиков. Среди которых явно маячит фигура подросшего на маминых курочках олигарха Пинчука.

Последний комментарий Кузнецова был напечатан в газете «Дело» и касался его излюбленной темы мировых соглашений: «Уже были прецеденты. Я знаю о трех таких мировых соглашениях, которые Фонд госимущества подписал в 2000 году. Подписывал их лично председатель ФГИ Бондарь. Два договора с нерезидентом и один договор с резидентом о продаже без конкурса и с доплатой до цены, которая была залоговой. Эти мировые соглашения утверждены в Высшем хозяйственном суде. Имеется в виду пакет 30% «Нефтехимика Прикарпатья», 10% НПК «Галичина» и 10% Харьковского подшипникового завода». «Мировые», о которых идет речь, являются предметом расследования уголовных дел, которые до сих пор пылятся где-то на полках в прокуратуре. Рядом с аналогичными делами по экономическим преступлениям, прикрытым по просьбе свыше.

Юрий Залевский

НОВОСТИ



FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт