23 июня 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Путь кланов: Доны против Днепра Все статьи Версия для печати На главную
19.04.2006 10:05

Сейчас уже неизвестно кто первый ввел в обращение в современной украинской политической лексике слово кланы – но оно плотно прижилось и вовсю цитируется в различных изданиях и дискуссиях. Слово клан имеет свое отличие от традиционной «семьи» или новомодно технократической «корпорации». Клан - это сообщество, связанное общим решением задач, преодолением преград или же общей историей таких действий.
 
В Штатах кроме традиционных семейных кланов, куда входят многочисленные отпрыски, которых уже сложно назвать родственниками и друзья дома, существуют сообщества сплоченные общей студенческой молодостью. Именно общественные объединения бывших выпускников престижных университетов, по исследованиям американских социологов, играют ведущую роль в формировании круга американской элиты.
 
Кланы независимой Украины вышли из советского прошлого нашей родины. Для Советского Союза наиболее распространенным явлением из этой серии были так называемые землячества. Они формировались на базе общей, так называемой, партийно-производственной школы. В больших производственных центрах, где соответственно была высокая степень индустриализации, урбанизации и значения партийно-воспитательной работы ковались основные советские кадры. Днепропетровск стал не только кузницей кадров для Украины, но и в советское время дал множество назначенцев в различные отрасли хозяйства. Его взлет начался с выходом отсюда на должность Генерального секретаря партии Леонида  Брежнева, Владимира Щербицкого и когорты других.  
 
Конкурировать в постсоветское время с региональными кузницами кадров могли по слухам лишь традиционные еврейские связи, которые были более характерны не для производственно-партийных отраслей, а сбытово-посреднеческих. Сильными были и так называемые выходцы из комсомола, но они не образовывали стабильную корпоративную группу.
 
Другие сообщества, которые претендовали на значимость в перестроечное время – например объединения ветеранов Афгана, занимались решением своих вопросов и на лидерство не претендовали.
 
В независимой Украине регионально-территориальные неформальные объединения стали ключевыми при наполнении мясом «руководящего состава» государственной власти.
 
Основными конкурентами здесь выступали дончане и днепропетровцы. Причем если последние сумели представить на политическую арену Украины вполне приличный список фигур, то первые лишь выдавливают из себя некоторых представителей.
 
Конечно, остальные областные центры представляли во власти свои фигуры, но они не формировали такой значимой и знаковой сообщности, которая бы самообновлялась и черпала свои кадры из региона.
 
После достаточно короткого времени президентства Леонида Кравчука, эпоха Леонида Кучмы до последнего времени его президентства была под давлением выходцев из Днепропетровска.
 
Дончане стали значимы с того периода, когда сформировали свой, достаточно закрытый регион, куда центральная власть фактически дотягивалась лишь через телевизор. Любые другие попытки навести здесь порядок в период разборок и разгула первоначального накопления капитала наталкивались на непреодолимые преграды. Но если в социально похожем Крыму не было чего особенно делить кроме земли, а это долгоиграющий ресурс, который не является активным, то в Донецком регионе, куда мы включаем и прилегающие районы, было на чем поднять свободные финансовые ресурсы. Здесь производилось около 25% общенационального ВВП, что является существенной концентрированной площадкой для игры и формирования экономического плацдарма.
 
Провинциальные по своим претензиям, дончане претендовали на более активную роль в государственной жизни давно. Готовность и настроенность голосовать за Януковича имела во многом психологическую подоплеку в виде регионального патриотизма. Корни такого регионального патриотизма в истории Донбасса и угольной добычи, которые в советское время воспевались и героизировались.
 
В отличие от днепропетровцев дончане появлялись на олимпе власти лишь эпизодически. 
 
Костяк группы составляет ряд донецких компаний, которые начинали как крупные трейдеры на рынке угля, стали и газа, а сейчас больше известны как компании-акционеры ведущих донецких предприятий. Это "Индустриальный союз Донбасса" (и его дочерние структуры - Донецкий индустриальный Союз, "Регион", а также учредитель ИСД - ЗАО "Визави"), СКМ, АРС, Леман Комодитес, Эмбролл-Украина, ДАНКО, "Керамет". Финансовые потоки группы проходят через "Донгорбанк". Суммарный объем продаж ведущих компаний группы превышает как минимум три миллиарда долларов.

Юридическая связь между этими структурами малопонятна, но они настолько тесно между собой взаимодействуют, а их финансовые потоки настолько пересекаются, что этот конгломерат вполне можно рассматривать как единое целое. Эксперты отмечают, что все связи в группе замыкаются по сути дела на двух людях - на президенте футбольного клуба "Шахтер" Ринате Ахметове и на одном из основателей корпорации "Индустриальный союз Донбасса", бывшем министре топлива и энергетики Украины Виталии Гайдуке. Ахметов в этой паре чаще  выступает старшим партнером.
 
Первый приход состоялся во времена премьерства Ефима Звягильского, который ознаменовался первым «распилом» богатств оставшихся после советского периода безмятежного финансирования. Говорят, что именно с усилением днепропетровца премьера Кучмы, было связано и временное бегство Звягильского в Израиль и его уголовное преследование.
 
Далее были Щербани, которые усилились до такой степени, что начали заявлять о своих претензиях на президентский пост, который занимал тот же Кучма. Все закончилось убийством одного из них, и временным затишьем, когда дончане копили силы и зарабатывали свои миллионы по негласному мировому соглашению – они не лезли в столицу, и оттуда их фактически не трогали.
 
Возможность конечного реванша у дончан настала с приходом на премьерскую должность Виктора Януковича и его походом на президентский пост. В течение полутора лет в Киев на различные должности интенсивно перебираются представители донецкого региона. Их количество настолько велико, что политологи при анализе электоральной раскладки Киева теперь учитывают эту составляющую как количественно значимую. Давление донецких в приватизационных вопросах, интригах и киевских переделах увеличивается и накануне президентских выборов 2004 года становится явным социальным фактом.
 
Такой подъем был бы невозможен без временного ослабления и дезориентации днепропетровцев и власти вообще связанной с конфликтом Кучма-Лазаренко. Фактически после выезда Лазаренко за границу, это дело довела до победного конца Юлия Тимошенко, также представитель днепропетровцев.
 
Победа Виктора Ющенко на президентских выборах была во многом спровоцирована предыдущими политическими интригами, антикучмовскими акциями «Украина без Кучмы», к которым по факту он не имел никакого отношения.
 
Сегодня с Ющенко в главной роли президента, где он снова ничего не решает, а фактически затягивает ситуацию до ее естественного решения, происходит игра на противостояние между донецкими и днепропетровскими. Виктор Янукович и Юлия Тимошенко, представитель Донецка и Днепропетровска соответственно, соревнуются, кто из них сможет взять всю полноту сегодняшней премьерской власти в свои руки.                      
 
Хотя на данном этапе в этом перетягивании каната произошли уже изменения. На смену регионально-территориальным признакам объединения приходят партийные. И этому есть свои причины. Во времена советской власти партия была слишком большим и громоздким объединением, и поэтому для разработки решений и предложения кандидатур существовали различные землячества. Более того, мнением областных обкомов очень дорожили и старались с ними кардинально не конфликтовать, потому что по результатам их работы оценивались результаты работы республиканского руководства. Одновременно областные секретари имели достаточно много самостоятельности и возможности выхода на общесоюзное руководство.
 
С формированием многопартийной системы партии постепенно становятся тем механизмом, который вытягивает людей из общей среды, решает кадровые вопросы и занимается правой защитой своих членов. Более того, в формализированной партии это более понято и построено как процесс, чем в неформальном клане.
 
Толчок именно такой форме в свое время дали Медведчук-Суркис в организованной ими СДПУ(о). Не имея стабильной лавки запасных в виде земляков, они попытались сформировать другой инструмент групповой лояльности. И он, особенно в некоторых областях, где в партию приходили бывшие комсомольцы, которые помнили, как было раньше, оказался эффективным. 
 
Переходом противостояния между донецкими и днепропетровскими именно на этот этап стало то, что дончане оформились фактически в региональную партию, которая благодаря существенным количественным электоральным ресурсам в регионе - где проживает 12% украинского электората -  обладает большим запасом прочности. И уже эта партия постепенно начала выходить за рамки регионального объединения, двигаясь транзитом к более расширенному объединению, в которое начали входить и представители других регионов. По крайней мере, их выход на общеукраинскую политическую арену будет подталкивать партию к поиску другой мотивационной базы кроме регионального патриотизма.
 
Тимошенко в своем политическом объединении, которое взяло вторую после Регионов часть голосов избирателей, пошла еще дальше. БЮТ стал одним из самых больших кадровых насосов в областях, и совершенно не привязанным в своем политическом руководстве к региональному признаку. Конечно ее политическое объединение изначально тяготело к наполнению партийными работниками из Днепропетровска. В ведении бизнеса Тимошенко любила свои и мужа родственные связи, которые также были региональными. Но дальнейшая политическая борьба и расширение влияния вывели ее на совершенно другой уровень управления. Сможет ли она руководить партией – как механизмом распределения власти, в который превратился БЮТ – еще большой вопрос. 
 
Одновременно победа БЮТ в центрально-надднипрянском условном регионе приведет к формированию в местных советах сильных депутатских групп бютовцев. При премьерской поддержке Тимошенко из Киева, который совершенно недалеко, они смогут существенно повлиять на распределение местных должностей. А следующие пять лет доминирования на этой территории могут сформировать более широкую территориальную базовую группу, чем это было в Днепропетровске.   
 
В то же время попытка Ющенко сколотить корпоративное сообщество на базе родственных связей и кумовства оказался бесперспективным. У такого объединения не было идейной базы, кроме собственно отсылки к любимым Ющенко княжеским временам, где старались иметь как можно больше детей, чтобы заполнить ими теплые и важные места. Одновременно это слишком сильно напоминает восточные деспотии с семьями у власти. Виктор Андреевич, скорее всего, подсознательно, строил такую удобную себе структуру, которая бы напоминала традиционный украинский хутор начала двадцатого столетия. Но такого львовско-бандеровского объединения не получилось. 
 
Следующим прогнозируемым этапом развития партийно-группового противостояния станет возвращение на родину Павла Лазаренко, чьи управленческие таланты несомненны. В свое время любимый ученик секретаря Днепропетровского обкома Лазаренко, как премьер, сумел построить крупнейшую бизнес структуру, которая охватывала национальные государственные интересы, и могла в возможностях конкурировать с государственной структурой.
 
Его возвращение на родную Днепропетровщину, где его партия взяла существенные голоса, как в областной совет, так и в городской, может закончиться тем, что он возглавит областной совет. А Лазаренко на этой должности, которая после реформы обладает существенными возможностями, это фактически хозяин области.     
 
Задача Павла Лазаренко в этом случае – дать генеральный бой всем врагам и вернуться на политическую сцену. А возвращение в украинскую политику может начаться только с экономического подъема в области.
 
Как отреагирует Юля Тимошенко на его попытки стать более чем региональной фигурой  - вопрос, потому что с его обвинениями тесно связана и она. Но, тем не менее, время прошло, гнев народного возмущения стих, а Тимошенко кроме Турчинова, долгого соратника, нужен надежный управленец. Ей необходимо доверенное окружение, которое сможет ее поддержать, и, прежде всего не публично – в публичной поддержке она сейчас не нуждается, а управлечески, в тех экономических процессах, и схемах которые она будет запускать. Ее возможности или полномочия, которые у нее есть или появятся в нашей непредвиденной политике, кому-то будет нужно реализовывать. И вопрос возрождения убийственного тандема двух несводимых личностей Тимошенко и Лазаренко – это вопрос будущего в противостоянии донецких и днепропетровских. 
 
Игорь Петрук

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт