26 июня 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Внутренняя политика Украины: региональный аспект Все статьи Версия для печати На главную
20.06.2006 11:29

Общий анализ ситуации
 
Со времени окончания кампании по выборам в Верховную Раду прошло практически три месяца. За это время, утверждение, что эти три месяца безвозвратно потеряны для экономики страны стало общим местом. Среди прочего это убедительно продемонстрировало, что национальный бизнес ещё не научился пользоваться рычагами, которые вложила в его руки конституционная реформа.
 
Партии, идущие на выборы, проводящиеся по чисто пропорциональной системе, в отличие от мажоритарщиков, которые были способны прикормить округ, вкладывая в него сравнительно небольшие финансовые средства или пользуясь админресурсом, не могут обойтись без поддержки большого и сверхбольшого бизнеса. Обладание раскрученным брендом или когортой харизматических лидеров не освобождает от необходимости вести избирательную кампанию в масштабах всей страны, а это требует многомиллионных вложений (на последних выборах речь шла о десятках и сотнях миллионов долларов, вложенных в избирательную кампанию победителей).
 
Вложивший деньги в политиков бизнес вполне способен продиктовать им свою волю. Для этого депутатам-бизнесменам (которых в Верховной Раде пятого созыва значительно больше, чем чистых политиков) достаточно спровоцировать роспуск парламента, а на внеочередных выборах вложить деньги в другие политические силы и сегодняшние фавориты вполне могут оказаться у разбитого корыта.
 
На сегодня применением этой технологии угрожает только Партия регионов, но пока неясно, готова ли она применить её в реальности, или это блеф, рассчитанный на слабые нервы части политических оппонентов. Бизнесмены, состоящие во фракциях других политических сил, молча терпели трёхмесячные игрища вокруг коалиционных соглашений, не предпринимая даже академических попыток ограничить портфельные аппетиты своих вождей. Если они не понимали, что таким образом они способствую разрушению экономики (фактически своего же бизнеса), то они неадекватны, как финансисты и экономисты. Однако, похоже, что они не понимали и того очевидного факта, что, таким образом, они ставят под угрозу единство, а возможно и само существование, страны. А это значит, что они неадекватны и как политики.
 
Именно затянувшиеся бесплодные переговоры оранжевой части политического спектра дали подтолкнули Партию регионов к демонстрации силы при помощи вынесения на первый план двух коренных вопросов украинской политики:
v     вопроса о вступлении в НАТО;
v     вопроса о региональном статусе русского языка на Юго-Востоке.
 
Следует отдать технологам Партии регионов должное – таким образом, они добились неуязвимости, по отношению к любым возможным шагам оранжевой власти, направленным на минимизацию своего поражения на выборах.
 
Попытка затянуть формирование коалиции, создать условия для роспуска Рады и переиграть регионалов на досрочных выборах разбивалась о мобилизацию электората Юго-Восточных областей, вокруг болезненных для него вопросов. При этом Партия регионов демонстрировала свою последовательность и верность предвыборным обещаниям, что способствовало сплочению её электората, в то время, как оранжевые избиратели (включая избирателей СПУ) стремительно разочаровывались в своих лидерах, отчаянно дерущихся за портфели.
 
Попытка нанести регионалам административно-прокурорский удар после гипотетического сформирования оранжевой коалиции блокировалась опорой на поддержку региональных властей Юго-Востока, которые принятием законов о региональном статусе русского языка и о «безНАТОвских» зонах отрезали себе путь к отступлению. Решения, ведь, принимали не Янукович и не Ахметов, а депутаты облсоветов, горсоветов и Верховного Совета АРК. Именно они подпадали под удар первыми. Именно им, поэтому, нужна была сплочённость, бескомпромиссность и поддержка мощнейшей фракции Партии регионов в Верховной Раде Украины.
 
Однако с определённого момента политические технологии начинают жить собственной жизнью и диктовать своим изобретателям линию их дальнейшего поведения.  Так, например, идея соратников Виктора Ющенко использовать на майдане харизматический потенциал Тимошенко, призывавшей народ штурмовать правительственные здания и, запугав оппонентов, вынудить их к капитуляции (а если не выйдет – сдать Тимошенко, как «поджигателя гражданской войны»), вроде бы полностью себя оправдала – Янукович капитулировал, Ющенко стал президентом. Но он уже не смог после этого отказать Тимошенко в должности премьера, а после раскола в рядах оранжевых, не смог предотвратить отток к ней большей части оранжевого электората, как к более последовательно и радикально выражающей интересы «майдана».
 
Точно так же и вышеупомянутая технология, применённая Партией регионов для того, чтобы стимулировать Ющенко к созданию прагматической коалиции и предотвратить возможность пересмотра результатов выборов, на данном этапе зажила собственной жизнью. Уже антиНАТОвские пикеты в Феодосии, перекинувшиеся на Крым не инициировались и не контролировались Партией регионов. Регионалы вынужденно поддержали их чуть ли не через неделю после начала скандала. Иначе, они потеряли бы голоса крымских избирателей, а их место заняли бы более радикальные партии. Точно так же логика развития конфликта продиктовала и решение Верховного Совета АРК о признании Крыма «безНАТОвской» зоной.
 
В свою очередь, языковые и антиНАТОвские решения органов власти способствовали дальнейшей радикализации Юго-Восточного электората, который теперь требует от политиков дальнейших более радикальных шагов. После этого бело-синий круг взаимной радикализации по линии партия-избиратель-партия, замкнулся таким же образом, как на «майдане» замкнулся оранжевый круг.
 
Главная опасность нарастающей в геометрической прогрессии непримиримости состоит в том, что парламентские выборы убедительно засвидетельствовали раскол Украины на три части по признаку политических симпатий, полностью совпадающий с этно-конфессиональным (цивилизационным) расколом страны. Юго-Восточные области с русскоговорящим и российско-ориентированным избирателем, прихожанами УПЦ (МП) отдали свои симпатии Партии регионов. Три западных области – бывшая территория Австро-Венгерской монархии с униатско-католическим, по преимуществу, электоратом,  сохранила верность Ющенко. Весь Центр страны, одиннадцать регионов,  со времён Богдана Хмельницкого являющихся коренной Украиной, в которых сильны позиции УПЦ КП, поддержал Юлию Тимошенко, отдав первое место блоку её имени.
 
Очевидно, что в этих условиях ответственные политики, независимо от партийной окраски, должны были прийти к необходимости поиска компромисса. Однако этого не случилось. Практически все политические силы заявили однозначную позицию, сводящуюся к неготовности оказаться от принципиальных положений своей избирательной кампании или хотя бы отложить их реализацию на будущее. Даже Виктор Ющенко упрямо держится за тезис об укоренном вступлении в НАТО, несмотря на очевидную непопулярность его в народе, о чём, в частности свидетельствуют последние социологические опросы.
 
В сложившейся ситуации, Партия регионов получила тактическое преимущество перед оранжевыми силами, которым не преминула воспользоваться. Пока оранжевые не договорились о коалиции на центральном уровне, они не могли конструктивно сотрудничать и на уровне местных советов. Кроме того, даже там, где удалось на местном уровне создать чисто оранжевое большинство в органах представительной власти, у него не было серьёзной объединяющей политической идеи, которая позволила бы громко заявить о себе на общенациональном уровне. Для регионалов такими идеями стали борьба против вступления в НАТО и за региональный статус русского языка. Для оранжевых в 2004 году такой идеей была борьба за признание Ющенко президентом, когда облсоветы и горсоветы западных областей один за другим отказывали в повиновении центральной власти в более резкой форме, чем ныне это делают на Юго-Востоке. Сегодня принятием проНАТОвской резолюции или резолюции, осуждающей юго-восточное языковое наступление, или резолюции, поддерживающей Ющенко, никого не удивишь и политический капитал не заработаешь.
 
Мобилизационные возможности этих тем исчерпаны, а новых пока нет.
 
Позиции оперативные возможности основных политических сил
 
На сегодня Партия регионов прочно удерживает Юго-Восток, опирается на поддержку России и готовится развить успех за счёт взятия под контроль всех левобережных областей и дальнейшего развития политического наступления на Киев и в восточные области правобережья Днепра, где позиции оранжевых относительно слабы и дополнительно поколеблены длительной  коалициадой.
 
В связи с этим, главным противником Партии регионов объективно является БЮТ, который обладает политическим преимуществом в областях, которые рискуют стать первоочередным объектом региональной экспансии. В свою очередь, БЮТ имеет достаточно прочные позиции в некоторых регионах, в которых первое место на выборах заняла Партия регионов, и также не против расширить число контролируемых облсоветов, за счёт вытеснения регионалов из части Юго-Восточных областей.
 
Три подконтрольные НСНУ области на Западе находятся в относительной безопасности. Во-первых, они недостаточно привлекательны для БЮТ (а только эта политическая сила может там бороться за первенство с НСНУ) в качестве первоочередного объекта экспансии. Это сравнительно бедные, дотационные сельскохозяйственные регионы,  с неразвитой инфраструктурой, недостаточно густонаселённые для того, чтобы оказывать серьёзное влияние на всеукраинские выборы, культурно-исторически чуждые основному массиву украинского населения. Во-вторых, в силу особенностей местного менталитета, и БЮТ, и НСНУ в этих землях выгоднее демонстрировать оранжевое единство, чем вести борьбу за первенство.
 
Таким образом, основная борьба разворачивается между БЮТ и Партией регионов. БЮТ объективно оказывается на переднем крае оранжевого фронта, пытающегося сдержать наступление Партии регионов, которое отдельные оранжевые политики уже называют «попыткой синего реванша». Парадокс ситуации заключается в том, что спровоцированная взаимной идеологической непримиримостью Партии регионов и НСНУ борьба, в первую очередь угрожает интересам БЮТ. В то же время, блок Ющенко «Наша Украина», оказывается как бы над схваткой.
 
Не исключено, что именно такое положение вещей вызвало у пропрезидентских политиков иллюзию обладания «золотой акцией», подпитывающей их неоправданную амбициозность и непримиримость, по отношению к обеим политическим силам, способным стать их партнёрами по правящей коалиции (БЮТ и Партии регионов).
 
Теоретически, Ющенко и его политтехнологи могли бы разыграть карту взаимного истощения БЮТ и Партии регионов в борьбе за контроль над облсоветами Центрально-Восточной Украины, с тем, чтобы в конце концов разыграть роль миротворца и продиктовать обеим политическим силам свои условия. Однако, как уже было сказано выше, внимание избирателей приковано к коалициаде на общегосударственном уровне. И в этой борьбе взаимное истощение и потеря авторитета БЮТ, СПУ и «Нашей Украины» происходят значительно быстрее, чем у Партии регионов, которая, ведя борьбу на местном уровне, рискует проиграть одну-другую область, но никак не страну в целом. Более того, на данный момент оранжевая разобщённость способствует успешному наступлению регионалов даже в тех областях и городах, где они теоретически могли бы быть остановлены, в случае создания оранжевыми единого фронта и поддержки усилий своих местных адептов всем оставшимся авторитетом киевской власти.
 
Фактически на сегодня можно констатировать, что власти Киева не контролируют Юго-Восточные области Украины и с каждым днём восстановление контроля над ними, без соглашения с Партией регионов становится всё более и более проблематичным. С другой стороны, регионалы имеют все возможности для дальнейшего развития своего наступления в Центр страны. В худшем для себя случае, они могут, опершись на уже подконтрольные им местные советы, заключить с центральной властью мир на условии сохранения status quo, угрожая в противном случае стимулированием процесса автономизации русскоязычных регионов с перспективой их полного отделения. Даже, если речь будет идти только о Донецкой, Луганской областях и Крыме – это будет смертельный удар украинской государственности. Есть, однако, основания считать, что в случае такой постановки вопроса, к ним присоединятся, как минимум, Харьковская, Одесская, Николаевская, Херсонская и Запорожская области.
 
Камень преткновения
 
Слабым звеном антиоранжевого Юго-Восточного фронта является Днепропетровская область.
 
Исторически сложилось так, что Донбасс, в составе Донецкой и Луганской областей, противостоял Днепропетровску в борьбе за контроль над украинской властью. Со времен длительного правления В.В.Щербицкого (ещё в УССР) при власти, обычно, находилась Днепропетровская элита. Однако уже в независимой Украине донецкие дважды оказались в непосредственной близости от установления полного контроля над исполнительной властью.
 
Оба раза это было связано со слабостью действующих президентов. Первый раз донецкую карту попытался разыграть против днепропетровца Кучмы «западенец» и вчерашний коммунист Кравчук, в начале своего правления заигрывавший с Рухом. Накануне досрочных президентских выборов, совмещённых с парламентскими, он назначил и.о. Премьера Ефима Звягильского. Второй раз, донецкие, объединившись с эсдеками, продиктовали свои условия уже Кучме, когда под угрозой досрочной отставки, из-за давления будущих оранжевых, ориентированных на Ющенко и базирующихся, преимущественно, на западные области, Премьером был назначен Виктор Янукович, позднее признанный официальным преемником Леонида Кучмы на президентском посту.
 
В обоих случаях приход донецких во власть был относительно непродолжительным, а контроль над политикой страны не полный. В обоих случаях, после поражения на них обрушивались политические и административно-уголовные репрессии. В обоих случаях, им удавалось выстоять пол давлением и собрать силы для контрнаступления.
 
Это позволяет сделать два вывода.
  1. Донецкая бизнес-политическая группа обладает прочными позициями в своём регионе, обеспечивающим ей надёжный тыл и создающий возможность для перегруппировки сил даже в случае самых сокрушительных поражений на общеукраинской политической арене.
  2. Днепропетровская бизнес-политическая группа надёжно контролирует власть только в союзе с политико-идеологическими группировками, составляющими правящую элиту западных областей (только в последние годы создавшими себе более-менее существенную финансовую базу и объединившимися для защиты своих интересов в оранжевый фронт). Все союзы днепропетровцев с донецкими были вынужденными и днепропетровская политическая элита оттеснялась в них на вторые роли.
Сегодняшняя слабость президента Ющенко и поддерживающих его политических сил не вызывает сомнений. Точно так же не вызывает сомнений, что часть нашеукраинцев (в основном, связанных с бизнесом) предпочитает прагматический союз с донецкими, гарантирующий им долю во власти (пусть и на условиях полного подчинения) идеологическому союзу с Тимошенко, который не гарантирует им ничего. В то же время, группа идеологизированных политиков (для которых основным капиталом является должность) тяготеет к союзу с БЮТ.
 
Вышеупомянутое донецкое наступление не в последнюю очередь стимулируется этим расколом в «Нашей Украине», блокирующим выработку единой позиции пропрезидентских сил по вопросу о создании оранжевой коалиции. Самая мощная фракция в парламенте, надёжная база в Луганской и Донецкой областях, расширенная в последние полтора года за счёт Крыма и Харькова и симпатии избирателей четырёх южных областей (Одесской, Николаевской, Херсонской и Запорожской), позволившие рассчитывать на контроль над местными советами, очевидно, вызвали иллюзию возможности решения вопроса о власти во всеукраинском масштабе при помощи постепенного распространения влияния всё дальше в Центр и на Запад.
 
Эти иллюзии не совсем беспочвенны, но распространение донецкого влияния имеет свои естественные пределы. Уже Ровенская, Хмельницкая и Винницкая области практически недосягаемы для регионалов даже при самом благоприятном для них развитии событий. Однако установление контроля Партии регионов над областями Центральной Украины возможно и будет означать полное и безоговорочное поражение действующей власти, после которого она либо сдаётся на милость победителя, либо идёт на раскол страны, стимулируя сепаратизм западных областей. Совершенно очевидно, что, установив контроль над тремя четвертями страны, регионалы уже не будут склонны ни к каким компромиссам, а среди их базового электората идея отделить «западенцев», чтобы «не мешали жить» имеет широкую поддержку.
 
В то же время, до тех пор, пока донецкий бизнес, чьи политические интересы представляет Партия регионов, не установил контроль над Днепропетровском все тактические успехи регионалов не являются надёжно обеспеченными.
 
Сохраняя контроль над Днепропетровском, оранжевые делают практически неосуществимым развитие донецкого наступления в три оставшиеся левобережные области и далее на Киев, гарантируют свои позиции в Кировоградской и Черкасской областях, а, при благоприятных для себя обстоятельствах, могут попытаться вернуть хотя бы частичный контроль над четырьмя южными приморскими областями, разорвав единый Юго-Восточный фронт и локализовав Партию регионов в Донбассе, Харькове и Крыму. Сохранив за собой черноморские порты и промышленную базу Днепропетровска и Запорожья, официальный Киев сможет достаточно уверенно чувствовать себя на любых переговорах с партией регионов и, при наличии желания и готовности к определённым уступкам, сможет ликвидировать угрозу распада страны.
 
Таким образом, Днепропетровская область становится на сегодня ключевым регионом, во многом определяющим исход политической борьбы в масштабах всей Украины. Её сегодняшнюю роль можно в определённой степени сравнить с той ролью, которую сыграл Киев осенью-зимой 2004 года. Тогда контроль над столицей обеспечил оранжевым победу в масштабах всей Украины.
 
Сегодня тогдашнее преимущество Киева превращается в его слабость. С падением авторитета власти и утратой ею контроля над регионами промышленного Юго-Востока, Киев провисает, становясь придатком Западной Украины, с которой никак не связано благополучие большинства его жителей, откуда бы они ни были родом.
 
Топ-менеджеры крупных украинских фирм, банковские и биржевые клерки и бизнесмены от консалтинга полностью зависят от крупного отечественного бизнеса. Для подрыва позиций в столице любого правительства бизнесу достаточно начать перерегистрацию своих центральных представительств, платящих основную долю налогов в собственных коренных регионах и переместить туда же свои центральные офисы. Киев на глазах начнёт превращаться из островка благополучия посреди стремительно разоряющейся страны в многомиллионное сборище безработных журналистов, топ-менеджеров, бывших мелких и средних бизнесменов, зарабатывавших себе на хлеб на обслуживании олигархов, против которых выступали на «майдане», но от которых продолжали исправно получать деньги. А в Донецке, Харькове и Днепропетровске найдётся не меньше чем в Киеве достаточно квалифицированных сотрудников на вакантные должности.
 
Вслед за исходом финансистов и падением привлекательности Киева как центра занятости, неизбежно падение в цене киевской недвижимости, свёртывание гостиничного и ресторанного бизнеса и далее по цепочке, вплоть до резкого сокращения доходов огородников из пригородов.
 
Однако такое «экономическое» наступление на столицу невозможно, пока его не поддержит мощный Днепропетровский бизнес. Пинчук, Тимошенко, Коломойский, Лазаренко, Боголюбов – вместе это добрая треть украинских частных капиталов, а с сателлитами и того больше.
 
Днепропетровское противостояние
 
Судя по ситуации, сложившейся в Днепропетровском облсовете, местная бизнес-политическая элита решила дать «последний и решительный» бой донецкому наступлению.
 
Несколько сорванных голосований по избранию председателя облсовета,  драка депутатов с охраной здания,  а главное расклад голосов 2 июня: 49 – за Н.Швеца, 47 (при гипотетических 51) – за М.Разгоняева, выдвинутого вместо О.Царёва, решение теризбиркома о регистрации которого депутатом облсовета отменил Кировский районный суд, показывают, что условно оранжевые и условно синие имеют примерное равенство сил в облсовете. При этом, необходимо учитывать, что их политическая окраска, как было сказано, весьма условна.
 
Фактически оранжевые, ориентированные на Киев и опирающиеся на авторитет Н.Швеца и на фракции БЮТ и «Громады» - это политики, отражающие интересы днепропетровской бизнес-элиты, опасающейся донецкого вторжения на её исконные территории и пытающейся разыграть против Партии регионов традиционный союз Днепропетровска с Киевом и западными областями. С другой стороны, и синие – не являются регионалами в чистом виде. В основном – это тот же днепропетровский бизнес, оказавшийся обделённым при нынешней власти и пытающийся разыграть союз с донецкими для того, чтобы несколько потеснить своих противников, но никак не для того, чтобы отдать Партии регионов столь же полный контроль над Днепропетровской областью, сколь полно регионалы уже контролируют область Харьковскую.
 
Безусловно, собранный вокруг фракции Партии регионов в облсовете блок в значительно большей степени, чем оранжевый блок зависит от парламентского представительства своей политической силы. При этом «донецкие днепропетровцы» практически не могут оказывать никакого влияния на выработку партийной линии во всеукраинском масштабе. В проходной части списка Партии регионов депутаты с днепропетровской пропиской или с днепропетровскими интересами считаются поштучно. Их там от трёх, до пяти. Однако он далеко не монолитен и без чёткого контроля не склонен покорно следовать указаниям из центра. Собственно три провалившихся голосования за кандидатуру О.Царёва на пост председателя облсовета убедительно подтвердили, что регионалы не обладают обеспеченным большинством. Не исключено, что именно поэтому О.Царёв сделал выбор в пользу депутатства в Верховной Раде, что дополнительно ослабило позиции регионалов в облсовете. М.Разгоняев (как и любой другой кандидат) явно располагает значительно меньшей поддержкой представителей синей коалиции и имеет значительно меньше аргументов для мобилизации своих сторонников и ситуативных союзников, чем те, которыми располагал О.Царёв.
 
С другой стороны, оранжевые в Днепроблсовете не смогли опереться на поддержку Киева, без которой им также трудно достичь перевеса в борьбе за проведение Н.Швеца в председатели облсовета. Об отсутствии официальной поддержки столичных властей свидетельствует в частности тот факт, что к охране здания облсовета во время последнего конфликта, кроме милиции,  было подключено частное охранное агентство «Грифон», которое и приняло на себя главный удар депутатов от Партии регионов. Это, в частности, доказывает, что на органы правопорядка, подконтрольные Киеву сторонники Н.Швеца не надеялись или не полностью им доверяли.
 
Поведение официального Киева может быть объяснено конкуренцией между «Нашей Украиной» и БЮТ на общегосударственном уровне. Не исключено, что пропрезидентские силы настолько не заинтересованы в укреплении позиций БЮТ в исторически базовом для блока «домашнем» Днепропетровском регионе, что готовы были бы отдать его под контроль Партии регионов, или оставить в состоянии перманентной борьбы двух примерно равновеликих политических сил.
 
Следует отметить, что и Партия регионов допустила тактическую ошибку, вызванную, скорее всего, «головокружением от успехов». Победный марш регионалов по всему Юго-Востоку, силовое решение вопроса о власти в Харьковском горсовете, очевидно стимулировали регионалов к применению наступательной тактики, предполагающей жёсткое силовое давление. Не исключено, что в любой другой области Юго-Востока это привело бы к быстрой и эффективной победе. Однако, как отмечалось выше, Днепропетровск – традиционный конкурент Донецка в борьбе за власть в Украине. В 2004 году, во время президентских выборов, применив примерно ту же тактику, Янукович фактически проиграл эту область. Несмотря на то, что он набрал в ней больше голосов, чем Ющенко, за последнего в области проголосовало свыше 30% населения, в основном – жители Днепропетровска. В ходе парламентской кампании 2006 года поддержка областью оранжевых (если считать совокупный результат партий «майдана») даже увеличилась (при обвальном снижении популярности пропрезидентской «Нашей Украины»). По сути, местная бизнес-политическая элита, ясно выступила против донецкого проникновения в свою вотчину.
 
В этих условиях, для регионалов была бы более естественной и успешной тактика компромисса с днепропетровской элитой. В конце концов, тот же Н.Швец был губернатором при Януковиче, а его последующий переход на сторону оранжевых был во многом вынужденным. Кроме того, он является одним из авторитетнейших политиков в регионе. Насколько сложно бороться с таким политиком, опирающимся на поддержку мощного бизнеса, регионалы должны были бы знать, исходя из собственного примера. Они не сдали Донецкую область ни Кучме, ни Лазаренко, ни Ющенко, последовательно добиваясь назначения губернаторами местных авторитетных политиков и эффективно выдавливая «варягов». Логично было бы предположить, что донецкого «наместника» в Днепропетровске, если даже его удастся провести, ждёт аналогичная судьба.
 
С другой стороны, учитывая жёсткую конкуренцию между НСНУ и БЮТ на общегосударственном уровне, поддержав кандидатуру Швеца на пост председателя облсовета, регионалы внесли бы дополнительный раскол в ряды оранжевых переговорощиков о «демократической коалиции», вошли бы в устойчивое правящее большинство в облсовете, однозначно лишили бы Ющенко всех рычагов влияния на ситуацию в области и заставили бы «Нашу Украину» более прагматично подойти к вопросу о возможном коалиционировании с Партией регионов в Верховной Раде. Ведь, если донецкие смогли бы договориться с БЮТ на днепропетровском уровне, то это создавало б очевидную угрозу достижения договорённости между ними и на общенациональном уровне.
 
При этом, по мере захвата ключевых политических позиций в стране и расширения своего влияния, регионалы могли бы в будущем и пересмотреть своё отношение к Н.Швецу, заменив его более послушным председателем облсовета – очевидно, что со временем им удалось бы заручиться поддержкой части депутатов или даже целых фракций, ориентированных на поддержку Н.Швеца (власть никогда не может удовлетворить запросы и амбиции всех своих сторонников – всегда появляются недовольные).
 
Избранная же регионалами тактика привела к мобилизации днепропетровской бизнес-политической элиты к концентрации её вокруг Н.Швеца, как своего естественного лидера и, если бы у президентских политтехнологов хватило бы ума воспользоваться ситуацией, могла бы в перспективе привести к провалу донецкого наступления в общенациональных масштабах.
 
Тем не менее, на сегодня, благодаря тому, что Ющенко не поддержал своих естественных союзников, а Партия регионов продолжает исповедовать тактику парового катка, ситуация в Днепропетровской области остаётся подвешенной. Очевидно, что победу одержит та политическая сила, которая сможет проявить больше конструктивной гибкости.
 
С другой стороны, ситуация в Днепрпетровске своей патовостью напоминает ситуацию во всей Украине и, возможно, если бы ключевым политическим силам удалось найти компромиссное решение проблемы этой ключевой (в политическом смысле) на сегодня области, то и поиск общенационального компромисса был бы существенно облегчён.
 
Выводы
 
В виду патовой ситуации, сложившейся с созданием оранжевой коалиции в Киеве, центр тяжести политического противостояния переместился в регионы. Установление контроля над максимальным числом которых, даёт дополнительные аргументы политическим силам, представленным в Верховной Раде. В этом отношении позиции Партии регионов следует признать предпочтительными. Она имеет преимущество на промышленном и густонаселённом Юго-Востоке, её избиратели выходят на пик политической активности. ВТО время, как оранжевый электорат, переживший с 2004 года не одно разочарование испытывает откровенную усталость и не готов к массовым акциям в поддержку своих политических сил.
 
Тем не менее, относительно прочные позиции оранжевых в Киеве и Днепропетровске дают им надежду остановить донецкий реванш, ограничив его семью Юго-Восточными областями, АРК и Севастополем. В таком случае центральная власть, при правильном поведении и взвешенной политике имеет теоретическую возможность постепенно восстановить политический контроль над Юго-Востоком и компромисс с Партией регионов может быть заключён на приемлемых для оранжевых условиях. Если оранжевые не смогут использовать этот шанс, то ещё до конца года их влияние будет локализовано в шести-семи западных областях  и любая из их политических сил будет выступать в прагматической коалиции в качестве младшего партнёра – «дочерней фирмы» «ЗАО ПР».
 
Ключевой позицией от овладения которой практически зависит судьба «битвы за Украину» сегодня является Днепропетровская область. Установление контроля Партии регионов над областью, ведёт к переходу под её контроль и днепропетровского бизнеса и электоральных ресурсов этого региона. Вкупе с уже имеющимися у донецких возможностями, это составит около 70% украинской экономики – её бюджетообразующие отрасли, а также около 60% электората.
 
Переход Днепропетровска под власть Партии регионов ведёт к немедленной утрате Киевом всякого влияния в Северо-Восточных областях Левобережья (Полтавской, Сумской, Черниговской), постепенному свёртыванию позиций оранжевых в Киеве, Киевской, Черкасской и Кировоградской областях.  Опора на этот ресурс делает окончательную победу донецких в масштабах всей страны скорой и неизбежной.
 
Достичь быстрой победы в Днепропетровске и открыть себе путь на Правобережную Украину и в Северо-Восточные области регионалы могут только за счёт компромисса с местной бизнес-политической элитой, который предполагает отказ Партии регионов от претензий на первые руководящие посты в областных структурах (губернатор, председатель облсовета).
 
Шаткое равновесие, сохраняющееся в борьбе за Днепропетровск сегодня свидетельствует о том, что ни оранжевая власть, ни оппозиция в лице Партии регионов пока не осознали, что судьба страны решается уже не в Киеве, а также не оценили в полной мере важность Днепропетровской области, как ключевой позиции в борьбе за Украину.
 

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт