23 октября 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Долги наши тяжкие. Все статьи Версия для печати На главную
05.10.2006 11:12

Хочу рассказать одну довольно правдивую сказку с довольно странным и малоперспективным концом. Итак. Жила-была страна. Большая такая страна. Жила она, надо сказать, трудно (а кому сейчас легко?). Боролась то с олигархами (довольно успешно), то с террористами (с гораздо меньшим успехом). И были у этой страны долги. Свои долги и чужие долги, которые она благородно взвалила на свои отнюдь не хрупкие плечи, ободрав попутно при этом другие страны, которые раньше были ей как родные братья, но с определенного момента перешли в разряд братьев двоюродных. А кредиторы этой страны – алчные капиталисты, движимые жаждой наживы, были объединены в некий элитный клуб. На его заседаниях в перерывах между коньяком и стриптизом они принимали важные решения о том, что же делать с долгами – какую часть простить (это редко), а по какой части перенести сроки возврата и на сколько.
 
Полагаю, что проницательный читатель сразу догадался, что речь идет о России, и ее долгах перед Парижским клубом кредиторов. История их возникновения заслуживает отдельного описания, но не она является темой настоящего материала. Тем более, что именно происходящее с этой задолженностью в настоящее время привлекает к себе интерес и повышенное внимание публики. И как ни странно, речь пойдет не о том, что Россия полностью их погасила. Вернемся немного назад и расскажем поучительную для наших «чиновников от финансов» историю о том, что кредиторы России сделали с немалой частью этого долга.  
 
Некоторое время назад (в начале текущего года) Министерство финансов Германии, являющейся наряду с Францией и Италией крупнейшим кредитором России, сделало очень неожиданный «финт ушами». А именно – разместило среди частных институциональных инвесторов кредитные ноты (производные ценные бумаги), привязанные к платежам Российской Федерации перед ФРГ в рамках Парижского клуба. Официальные представители России неофициально высказали резкое недовольство неожиданной для Москвы сделкой и заявили, что приложат все необходимые усилия для того, чтобы другие члены Парижского клуба кредиторов РФ не проводили подобных операций с российским суверенным долгом.
 
И понять наших северных соседей вполне можно – наводнение внешнего рынка долговыми обязательствами, имеющими непосредственное отношение к России, скорее всего, усложнило бы выход на внешние рынки и самого Правительства РФ и российских корпоративных эмитентов. Так как в настоящее время у международных инвесторов имеется серьезный спрос на аккуратно обслуживаемые российские долги, Российской Федерации выгодно предложить на финансовый рынок собственно долговые обязательства, а не вторичные суррогатные бумаги, являющиеся по сути зеркальными по отношению к их долговым платежам.
 
Нельзя сказать, что операция являлась эксклюзивной. Так еще в феврале  1998 года Кабинет Министров Франции продал поступления по долгам Польши перед французским экспортным агентством СOFACE на сумму 800 миллионов долларов в виде частного размещения облигаций сроком на 11 лет. Данные ценные бумаги получили условное название Delphes. Самое интересное состоит в том, что эти производные ценные бумаги получили от рейтингового агентства Moody’s индивидуальный рейтинг, который – ни много, ни мало – соответствовал рейтингу еврооблигаций Польши. Скорее всего это произошло из-за координации двух стран при подготовке эмиссии, в результате чего производные бумаги полностью совпадали с графиком платежей польского правительства. Не менее интересным является и тот факт, что со временем уровень доходности между двумя вышеназванными ценными бумагами значительно сократился. Более того, через некоторое (довольно непродолжительное) время Delphes были включены в большинство стандартных (подчеркиваю – стандартных, а не спекулятивных) портфелей ряда инвесторов. В 2001 году примеру Франции последовала и Бразилия, но в последний момент стороны предпочли заключить между собой прямую сделку (без вывода бумаг на вторичный рынок).
 
Пожалуй, именно изложенное в предыдущем абзаце для наших северных соседей и было больше похожим на добрую сказку. В то время как в реальности для российских долговых обязательств царил дух чистогана и наживы, как силы зла на Гремлинских болотах.  Для россиян заявление Министерства финансов Германии прозвучало как гром среди ясного неба. Для обеспечения платежей по секьюритизации российских долгов Парижскому клубу кредиторов была учреждена специальная организация, выпустившая на рынок три транша платежей под кодовым названием Aries – со сроком на три, пять и десять лет. И здесь начинается очень интересное – средства от продажи облигаций в сумме 5 миллиардов евро поступили в государственный бюджет Германии по статье «Доходы от приватизации». Что послужило побудительным мотивом для немцев? Дело в том, что стагнация немецкой экономики продолжается, дефицит государственного бюджета уже третий год как превышает установленный для стран – членов ЕС трехпроцентный потолок. Получается, что общепризнанный лидер европейского экономического сообщества, если хорошенько разобраться является едва ли не его аутсайдером. Это и заставило Германию отдать предпочтение получению части российского долга сразу, а не частями (совсем как Остап Бендер, который говорил Шуре Балаганову – «Я бы взял частями, но мне надо сразу»).
 
Проведение данной сделки привело к одномоментному выбросу на рынок ценных бумаг, связанных с российскими рисками, суммарной стоимостью в несколько миллиардов долларов. Помимо совершенно объяснимого изумления, это привело к серьезному падению котировок всех российских долгов – и государственных и корпоративных. Гамма чувств, испытываемых держателями данных бумаг, понятна – недовольство являлось самым сдержанных из широкой палитры проявлений эмоций. Не менее неприятные ощущения случились и у тех российских резидентов (не путать со Штрилицем), которые планировали размещение своих долговых обязательств – конъюнктура рынка отнюдь не благоприятствовала.
 
Конечно же, приложили свою руку к организации этого процесса инвестиционные банки, получившие солидные комиссионные. По некоторым сведениям именно их лоббистские усилия и стали той последней каплей, которая окончательно склонила правительство Германии к проведению недружественной по отношению к России сделки. Причем сделано все было очень грамотно. С юридической точки зрения именно государство Германия  как и раньше остается крупнейшим кредитором России. При этом определенная и немалая часть рисков перекладывается на частных инвесторов -  в случае дефолта со стороны России немецкое правительство гарантирует им лишь выплату 20% номинальной стоимости выпущенных облигаций (как компенсация покупателям ценных бумаг была предложена дополнительная премия за риск в размере 1-2% годовых). К чему это привело? Все просто – эмитированные ценные бумаги получили рейтинг, который на две ступени ниже, нежели нынешний российский суверенный кредитный рейтинг.
 
Предлагаю рассмотреть итоги свершившегося. В первую очередь в выигрыше оказались банки-организаторы выпуска ценных бумаг. По некоторым оценкам их комиссионный доход составил 36,5 миллионов евро. По всей вероятности весьма приятные чувства испытывают основные покупатели Aries, коими являются хедж-фонды и рисковые инвесторы. Они смогли достаточно дешево купить российские долги. В числе потерявших от этой сделки находится и собственно Германия, относительно дешево продавшая российский долг. Не порадовало это и других официальных кредиторов России, которые давно уже были готовы к менее радикальным действиям, но при этом не ожидали от Германии самостоятельных поступков. Пожалуй и экономические органы Евросоюза не испытывают восторга – дело в том, что по-большому счету то, что сделала Германия улучшает ее бюджетные показатели лишь в краткосрочной перспективе, а проблемы долгосрочного плана только усугубляются.
 
А теперь перейдем к главному пострадавшему, герою нашей сказки – России. Во-первых, пострадал ее имидж, а также ценные бумаги. Долговое положение страны никак не изменилось. И очень затруднились для Минфина РФ методы рыночного управления российским государственным долгом. Пострадали и держатели других российских ценных бумаг, которые пусть и краткосрочно, но получили потери от снижения их котировок. К числу недовольных стоит отнести российские компании, которые были вынуждены предлагать более высокую доходность при выходе с долговыми обязательствами на европейские рынки.
 
Последствия секьюритизации российского долга не ограничиваются вышеприведенными краткосрочными эффектами. Если раньше такие операции носили согласованный (Франция и Польша) или даже непубличный характер (Бразиляи и Польша), то условия проведения операции Германией не оставляют сомнений – повторение вполне могло бы быть возможно и даже весьма вероятно. Более того, оно кое-кому и просто было выгодно. Речь идет о спекулянтах, получивших новый достаточно ликвидный инструмент. Кроме этого, если Германия решилась на продажу третьей части своего “российского” долга, где гарантия, что ее примеру не последовали бы другие кредиторы России? Нет такой гарантии. Скажу больше – по мере накопления фигурантами рынка практики и привычки трансформации официальных долгов данная диковинка могла бы стать обычной вещью. Через какое-то весьма непродолжительное время потенциальные объемы секьюритизации могут значительно возрасти. То есть официальные долги юридического лица (не обязательно – государства, под эту категорию подпадают и корпорации) останутся тем же, чем они являются в настоящее время – стратегическим инструментом влияния (в случае с госдолгами – политического влияния). А вот их финансовая сущность будет существовать отдельно, будучи оформленной в производные ценные бумаги и обращаясь на открытых рынках. Таким образом, страна, которая объявляет дефолт по своим суверенным долгам, может столкнуться с недружественными действиями не только государств-кредиторов, но и с определенным количеством частных структур-субкредиторов. И при объявлении дефолта стоит отдавать себе отчет в том, что действия последних не будут отягощены дипломатической этикой.
 
Кстати, есть основания предполагать, что Парижский клуб имеет перспективы утратить свое влияние – интерес кредиторов к нему, как к инструменту мониторинга и инстанции, обеспечивающей паритет интересов, будет неуклонно снижаться.
 
Но! Российский Минфин сделал верные выводы – воспользовавшись наличием сверхдоходов от экспорта нефти и газа, наш северный сосед полностью погасил свой долг перед Парижским клубом. То есть, все вышеприведенные риски и потенциальные неприятности были ликвидированы. 
 
Ну и напоследок стоит сказать пару слов о том, как произошедшее может повлиять на Украину. Думаю, что многие из нас отдают себе отчет в том, что уровень влияния России на своих кредиторов значительно более сильный, нежели подобное влияние украинского правительства. И если Российская Федерация получила такой неожиданной удар от довольно дружественной ей Германии, то почему бы, к примеру, Японии, которая не входит в число стран, являющихся стратегическими партнерами Украины, не продать украинскую задолженность какому-нибудь сингапурскому частному инвестиционному или пенсионному фонду. А предсказать действия последнего абсолютно не представляется возможным. Так что есть опасение, что мы снова можем столкнуться с задержанием самолетов и арестами счетов украинских организаций за рубежом.
 
И еще пару слов. Думаю, определенная часть читателей сайта «Олигарх»  хорошо помнит о том, как украинская делегация, возглавляемая тогдашним Министром финансов Игорем Митюковым и тогдашним главой Нацбанка Виктром Ющенко, совершала увлекательный вояж по Западной Европе и Северной Америке, целью которого являлась презентация первых отечественных еврооблигаций. Успех был «велик и  неописуем» – нам дали деньги под 16% годовых. Так вот, вполне возможно, мы в самое ближайшее время  станем свидетелями не менее забавного зрелища – например, Министр финансов Франции распинается на road-show перед представителями пенсионных фондов Малайзии, в попытке «впарить» им долги, к примеру Молдовы, с надеждой на то, что вырученные деньги пойдут на сокращение дефицита французского государственного бюджета. Хотя… Почему Молдовы? Ведь это могут быть и наши долги.
 
                                                                                                             Федор Петренко    

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт