23 августа 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Дым отечества Все статьи Версия для печати На главную
17.11.2003 00:00

Начиная с восьмидесятых годов двадцатого века, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), другие международные и национальные (политические и гуманитарные организации), национальные правительства многих стран ведут упорную и безуспешную борьбу с курением. Транснациональные табачные корпорации (ТНК) выигрывают раунд за раундом, не взирая на принятие всё более и более суровых законов, ограничивающих рекламу их продукции, вводящих всё более жёсткие нормативы на содержание никотина, смол и прочих вредных веществ. Не помогают ни акцизы, ни специальные налоги, увеличивающие иногда (например, в Британии) стоимость сигарет до 6-10 долларов за пачку.
Многое здесь объясняется объективными причинами. Ёмкость мирового рынка (триллионы штук сигарет ежегодно), доходы десятка крупнейших мировых производителей (определяемые числом с девятью нулями) позволяют только на рекламу (прямую и косвенную) тратить, по разным данным, от 100 до 500 млрд. долларов в год. В этом отношении одним из наиболее показательных моментов борьбы табачных ТНК и сторонников здорового образа жизни была попытка последних убрать в конце девяностых годов табачную рекламу с гонок “Формулы-1”. Решения, принятые в рамках ЕС и подтверждённые национальными правительствами пришлось срочно “скорректировать” (попросту говоря отменить), поскольку выяснилось, что многомиллиардное всемирное предприятие (каковым являются гонки) просто не в состоянии существовать без табачной рекламы. Угроза потери (в разных странах) десятков тысяч рабочих мест, сотен часов телетрансляций и сотен миллионов бюджетных долларов моментально решила проблему.

Табачная промышленность Украины, являющаяся составной частью мировой экономики табака, испытывает аналогичные воздействия. Так, доходы национального бюджета от табачных акцизов уже к 2001 году превысили 100 млн. дол. (500 млн. грн.) и вышли на третье (после налога на прибыль и НДС) место в формировании доходной части бюджетов всех уровней. Как минимум такую же сумму табачные монополисты тратят в Украине на рекламу. Точных данных, как и по другим странам, нет, поскольку оценки самих ТНК и их противников в этом отношении расходятся в пять-десять раз.

Отметим, что в табачную отрасль иностранные инвестиции пришли раньше, чем куда бы то ни было. Причём инвесторами являлись всемирно известные кампании, пришедшие в страну с долгосрочными целями, что выгодно отличало их от “портфельных” спекулянтов, пытавшихся скупать контрольные пакеты украинских предприятий в других отраслях. Не считая вышеприведенных “взносов” в благосостояние как украинского бюджета, так и рекламных фирм, только на модернизацию предприятий и расширение производства было потрачено около 200 млн. дол. США. В результате, на сегодня в табачной промышленности Украины сложилась следующая картина:

1. Шесть из одиннадцати украинских табачных фабрик с начала 90-х годов принадлежат табачным ТНК:

 ЗАО “Киев-Реемстма табачная фабрика” – собственность немецкой ТНК Reemtsma;

 ЗАО “Р.Дж.Р. Тобако-Львов” - Japan Tobacco International;

 ЗАО “Р.Дж.Р. Тобако-Кременчуг” - Japan Tobacco International;

 ЗАО “Табачная фабрика В.А.Т.-Прилуки” - British American Tobacco;

 ЗАО “Харьковская табачная фабрика – Филипп Моррис” - Philip Morris Inc.;

 Liggett-Ducat-Ukraine (бывшее ЗАО “Черкассы-Реемстма табачная фабрика”) – собственность британской Gallaher. Для информации: Gallaher приобрёл у Reemstma 99,23% акций Черкасской табачной фабрики. Примерно аналогичной является доля иностранного инвестора и в других пяти вышеуказанных случаях.

2. Доля предприятий, контролируемых транснациональными корпорациями в общем объёме производства табачной продукции в Украине выросла с 70% в 1999 году до 95% в 2002. При этом, общий объём производства за это же время увеличился с почти 60 млрд. штук сигарет до более, чем 80 млрд. шт. В 2003 году, по прогнозам, производство должно составить 85-90 млрд.шт. сигарет.

3. В собственности украинского капитала находятся:

 ОАО “Феодосийская табачная фабрика”;

 ОАО “Каменец-Подольская табачная фабрика”;

 ОАО “Днепропетровская табачная фабрика”;

 ОАО “Одесская табачная фабрика”;

 ОАО “Украинская табачная компания” (Монастыриска).

Первое, что должно броситься в глаза – это то, что иностранный транснациональный капитал предпочитает оформление собственности в качестве закрытых акционерных обществ, в то время, как соотечественники все без исключения являются акционерными обществами открытыми. Уже это свидетельствует о том, что, в отличие от украинцев, иностранцы не испытывают недостатка в оборотных средствах и не нуждаются в привлечении дополнительных капиталов. Для них первоочередной задачей является полный контроль над предприятием.

Второй любопытный момент – при том, что в мировом масштабе сигаретные империи приносят легальные доходы, сравнимые разве, что с нелегальным оборотом оружия и наркотиков и, частично, с учётом рекламы, с мировым оборотом шоу-бизнеса, неизвестен ни один украинский олигарх, которого можно было назвать “сигаретным королём”. На первый взгляд, это странно, поскольку капитал в табачном бизнесе оборачивается практически моментально. Сигареты, как правило, не лежат на складах, а потребляются в том же году, что и производятся, принося, при этом, гарантированную высокую норму прибыли. Тем не менее, украинские олигархи успешно конкурируют с западным бизнесом в таких сложных и высокотехнологичных сферах производства, как электроника, связь, химическая и нефтехимическая промышленность, металлургия и металлопрокат, но не стремятся прибрать к рукам пять “бесхозных” украинских табачных производств. Безусловно, нельзя сказать, что указанные фабрики совсем уже выпадают из общей сферы раздела интересов между основными украинскими финансово-промышленными группировками, но никто не слышал о межклановых войнах за, например, наиболее динамично из них развивающуюся “Украинскую табачную кампанию”. Так же как украинские кланы не попытались перейти дорогу Gallaher при покупке у Reemstma Черкасской табачной фабрики. Косвенный контроль над оставшимися пятью табачными производствами осуществляется через обладминистрации (по месту нахождения) и “уполномоченные” банки, но попыток создать из них конкурентные на международной арене предприятия не предпринимаются.

Последняя особенность собственно украинской табачной промышленности состоит в том, что если предприятия, подконтрольные табачным ТНК, делают ставку на выпуск дорогих сигарет (с фильтром), т.н. международных марок, то среди потребителей продукции отечественных производителей преобладают курильщики, предпочитающие т.н. овальные сигареты – наиболее дешёвая продукция без фильтра и, в большинстве своём, стоимостью ниже 60 коп. Также предприятия, производящие овальные сигареты являются основными потребителями продукции национального производителя табачного сырья. Если для предприятий, подконтрольных иностранному капиталу, было неприемлемым даже требование законодателя постепенно довести до десяти процентов содержание в табачных смесях сырья отечественного производства, то в овальных сигаретах отечественные производители только в двухтысячные годы стали использовать в смесях до 30% табаков импортного производства. Ранее же они целиком производились из отечественного сырья.

Попробуем, проанализировав вышеприведенные факты и воспользовавшись статистикой развития мирового рынка табачных изделий, ответить на два вопроса:

1. Почему украинские олигархи предпочитают не вкладывать средства в национальную табачную промышленность.

2. Какова судьба табачных фабрик, которыми не заинтересуется иностранный капитал.

Во-первых, отметим, что общая ёмкость украинского табачного рынка за последние пять лет стандартно оценивается в 75 млрд. сигарет в год (несмотря на то, что за это время численность населения, а значит и курильщиков, сократилась, как минимум на 2 млн. чел.). В то же время, мощности украинской табачной промышленности позволяют производить до 95 млрд. сигарет в год. Как мы указывали выше, уже к 2002 году табачная промышленность производила на 5 млрд. сигарет больше, чем могли потребить украинцы, следовательно их надо было экспортировать. К этому надо добавить, что от десяти, до двадцати процентов украинского табачного рынка (по разным данным) находится под контролем контрабандистов, причём даже наибольшие оптимисты среди государственных чиновников считают, что при самых выдающихся успехах в борьбе с контрабандой, в руках нелегальных поставщиков останется не менее пяти процентов рынка. Если к этому добавить, что уже в 2005 году украинская табачная промышленность может реально выйти на предельное производство (95 млрд. шт. сигарет в год), то возникнет необходимость экспортировать 15-20 млрд. шт. сигарет, что в 3-4 раза превысит общий объём производства всех пяти табачных фабрик, подконтрольных украинскому капиталу.

Во-вторых, доля овальных сигарет дешёвых марок неуклонно сокращается в структуре потребления по всему миру. Например, в России, с 1995 по 1999 год доля сигарет без фильтра и папирос в общей доле потребления сократилась с 40% до 20%. Аналогичные процессы, несколько раньше происходили в Западной Европе (сейчас доля овальных сигарет там не превышает 3-5%), а ныне охватили всё постсоветское пространство и таких традиционных производителей и экспортёров табачной продукции, как страны Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки. Это автоматически наносит удар и по национальным производителям табачного сырья в данных государствах. Дело в том, что завоёвывающая мировой рынок продукция транснациональных корпораций производится из смесей созданных с преобладанием (американский вариант) или на 100% (английский вариант) табака марки “Виргиния”. Европейские же и восточные фермеры, в силу природных условий, в основном выращивают т.н. восточные табаки, которые используются только в вытесняемых национальных марках. Даже там, где западный собственник сохраняет традиционное название (например “Прима Люкс” в Украине) в табачных смесях начинает преобладать табак “Виргиния”. Таким образом, рынок для национальных производителей (не только в Украине), ориентирующихся на местные сорта табака, неуклонно сокращается, а “Виргиния”, составляющая основу смесей для “международных марок” сигарет остаётся для них недоступной, в связи с нехваткой денег на затраты по экспорту данного сорта и невозможность его производства на месте. Например, при попытке выращивать “Виргинию” в Украине в листьях (из-за особенностей почвы) накапливалось в четыре раза больше никотина, чем в классической.

В-третьих, даже борьба за собственный рынок, не говоря уже о выходе на международные рынки требует больших затрат на рекламу, при этом, зарубежные рынки либо уже заняты транснациональными корпорациями, либо охраняются протекционистскими законами. По существу, как нам представляется, вышеизложенным дан ответ на вопрос о причине холодности украинских олигархов к национальному табачному производству. Они не в состоянии противостоять ТНК, которые, жёстко конкурируя друг с другом, способны объединяться в случае необходимости повлиять на политику конкретного государства в чувствительной для них сфере, располагают практически неограниченными оборотными средствами, позволяющими им проводить агрессивную маркетинговую и лоббистскую политику, как на любом национальном, так и на международном рынке и, наконец, контролируют выращивание табаков, необходимых для производства наиболее популярных “международных марок” сигарет. Кроме того, контролируя предприятия по всему миру, они не имеют необходимости тратить деньги на доставку продукции к месту назначения. Огромные доходы позволяют транснациональным табачным монополистам без особого ущерба для себя влиять и на фискальную политику государства. При попытке ввести запретительные налоги на сигареты автоматически активизируется контрабанда, в потворстве которой не без оснований обвиняют транснациональные корпорации. Например, British American Tobacco подозревали в контрабандных поставках сигарет в Ирак (доказать, правда не смогли). После того, как правительство Колумбии попыталось ввести табачную монополию, страну захлестнула волна контрабанды, за которой вернулись ТНК. Правда контрабандисты и ныне прочно удерживают до 60% табачного рынка этой страны, в частности из 5,5 млрд. шт. ежегодно продающихся там сигарет Marlboro по официальным каналам Philip Morris продаётся чуть больше миллиарда, но табачные компании не рефлексируют по этому поводу, так же, как не обращают и на обвинения в связях (на почве контрабанды) с латиноамериканскими наркобаронами, китайскими “триадами” и японскими “якудза”. До сих пор ни один табачный скандал такого рода (в отличие от оружейных, кокаиновых и т.д.) не стал предметом пристального разбора прессы и юстиции ни в одной стране мира. Даже Великобритания, где цены на сигареты в пять-шесть раз выше, чем на континенте (который англичане посещают без виз и проблем, проще, дешевле и быстрее чем мы соседнюю область) многие годы молча терпит контрабанду и делает вид, что проблемы не существует.

Ещё одним доказательством причастности ТНК к международной контрабанде сигарет служит тот факт, что за последние два десятилетия неуклонно росла разница между мировым экспортом и импортом табачных изделий. Составляя в начале 80-х несколько десятков миллионов штук она достигла ныне почти миллиарда. Все эти сигареты “пропали” при транзитной транспортировке. Таким путём, между прочим, легко объясняется почему предприятия одних и тех же транснациональных корпораций в Украине и в России, не имея зарубежных рынков сбыта, регулярно идут на перепроизводство сигарет. Им по сути всё равно, поскольку поставляя контрабандно свою продукцию из России в Украину и из Украины в Россию они не теряют ни цента своей прибыли (дешевизна окупается отсутствием необходимости платить налоги, таможенные сборы и т.п). Возможно, именно поэтому транснациональные корпорации, работающие в Украине, обычно спокойно относясь ко всякого рода фискальным нововведениям в штыки приняли норму закона от 24 мая 2001 года, которой вводился налог для сигарет без фильтра в размере 5 грн. за тыс. шт. сигарет и 5% от максимальной розничной цены, для сигарет с фильтром соответственно 11,5 грн и 5%. Отсюда получаем ответ на второй из вышеприведенных вопросов. Национальный производитель не имеет шансов отстоять более-менее заметный сегмент табачного рынка в своей собственной стране. Безусловно, при всём падении спроса, какое-то количество курильщиков (малообеспеченные, пенсионеры и т.д.) всё равно будут употреблять дешёвые сигареты, в том числе, без фильтра. Но, исходя из опыта Западной Европы, их количество не превысит 3-5% от общего числа потребителей табачной продукции, что (при самом оптимистичном прогнозе) составит 1-3 млрд. сигарет в год. Ещё миллиарда три национальные производители смогут добрать за счёт сигарет среднего качества, но рассчитывать больше, чем на десять процентов рынка им вряд ли стоит. По существу, наиболее реальным является сосредоточение национального табачного производства под контролем одного – наиболее успешного предприятия (на сегодня, как уже упоминалось, это “Украинская табачная компания”, вышедшая в этом году на производство почти миллиарда штук сигарет). К такой табачной субмонополии может проявить интерес и кто-нибудь из национальных олигархов, но более вероятно установление косвенного контроля над ней (например, через поставки сырья) со стороны тех же ТНК.

В свете вышеизложенного, в заключение хотим прокомментировать законопроект об ограничении табакокурения, внесённый 16.10.2003 г. на рассмотрение Верховной Рады депутатом Рудьковским (фракция СПУ). Он предусматривает, в частности, разработку общенациональной программы по ограничению табакокурения, на финансирование которой предусмотрено 1%-е отчисление от акцизного сбора на табачные изделия, поступающего в бюджет. Кроме того, в законопроекте предлагается увеличить ставки акциза и ввозные пошлины на табачные изделия, а также финансирование антитабачных мероприятий. В сфере рекламы вводится запрет на рекламирование сигарет на бигбордах, а также в печатных изданиях и торговых точках (исключение составляют специализированные издания и точки по торговле табаком). Наконец, до конца 2005 года содержание в сигаретах смол предлагается уменьшить до 10 миллиграмм, а никотина - до 1 миллиграмма. Нам представляется несомненным, что транснациональные монополии легко переживут этот законопроект, поскольку их продукция, в основной своей массе и так соответствует данным требованиям, введённым на Западе два десятилетия назад, а запреты на рекламу и торговлю они научились обходить. Национальный же производитель дешёвых сигарет, которому сырьё и техническое оснащение производства не позволят соответствовать норме закона разорится. И не стоит предполагать, что эти фабрики будут куплены (хоть и по дешёвой цене) теми же ТНК. Уже имеющиеся у них мощности более чем соответствуют их потребностям в Украине и они с удовольствием просто избавятся от конкурентов руками украинского государства. Не знаем по простоте ли душевной, по злому ли умыслу или из популистских соображений внёс Николай Рудьковский указанный законопроект, но, если закон будет принят, пять ТНК, работающих в Украине должны были бы скинуться ему на памятник.

Владимир Павленко

17.11.03

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт