26 июня 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Донецкие забрали кормушку у Куницына Все статьи Версия для печати На главную
04.12.2003 00:00

Несколько дней назад определилась судьба одного из наиболее привлекательных объектов приватизации: Крымского содового завода. ФГИ сбыл 89,48% акций КСК за 346,686 млн. грн. (при начальной цене пакета акций 162,011 млн. грн.) финансовой компании "Клиринговый дом". И завод, и компания (точнее, ее родительская структура – одноименный банк) заслуживают отдельного внимания. Хотя бы потому, что "Клиринговый дом" - бывшая структура покойного Вадима Гетьмана, а нынче вроде бы собственность донецких, мало похож на конечного покупателя. Так что акции завода еще может ждать увлекательное путешествие. Впрочем, обо всем по порядку.
Ручной заводец крымского премьера

«ОАО “Крымский содовый завод» - крупнейший из трех содовых заводов в Украине и к тому же единственный, производящий тяжелую кальцинированную соду. Предприятие обеспечивает около 80% потребности внутреннего рынка Украины и 2,5% мирового. Но главная отличительная черта «Крымсоды» в том, что до последнего времени это была эксклюзивная кормушка премьера автономии Сергея Куницына.

Начнем с того, что завод находится в Красноперекопске – на родине Сергея Владимировича. Если кто не знает, напомню, что Куницын начинал инструктором идеологического отдела Красноперекопского горкома КПУ, затем трижды избирался городским головой Красноперекопска. Фактически именно «под завод» в середине 90-х были им выбиты беспрецедентные налоговые льготы в рамках Северокрымской экспериментальной экономической зоны "Сиваш". Остальные СЭЗ в нашей стране появились гораздо позже. Даже оперативное управление заводом осуществлял премьер, с чем привычно мирились в Киеве. Например, год назад, в ноябре 2002 года ФГИ удовлетворил обращение Совета министров Крыма за подписью Сергея Куницына с просьбой освободить от должности главы правления ОАО Кирилла Трандафила.

Все приватизационные конкурсы, естественно, срывались. Причем, по разным причинам. То группа производственников посетит Леонида Даниловича. То не понравятся покупатели, даже самые именитые. То желающие сами отказываются от заманчивой покупки. То лично Куницын заявит, что «категорически против продажи, если претенденты на пакет акций намерены просто убрать конкурента с рынка». Кстати, данный укол имел конкретного адресата: польскую фондовую группу “Чех”, владеющую двумя содовыми заводами суммарной мощностью 1,2 млн тонн в год и являющуюся одним из основных конкурентов ведущего европейского производителя кальцинированной соды — бельгийской компании Solve (суммарные мощности заводов Solve — около 3 млн тонн кальцинированной соды в год). В общем, дело не в отговорках, а в принципе. До последнего момента столичная власть терпела «содовую» монополию крымского премьера, полагая, что он имеет право хотя бы на одно персональное «корытце».

За все время существования альянса местной власти и содового производства, управление заводом лишь однажды на время переходило в чужие руки. Причем, чужие условно, поскольку умные люди говорят, что все было сделано по взаимному согласию сторон. Я имею ввиду ситуацию, когда премьер-министр Украины и шеф Сергея Владимировича по НДП Валерий Пустовойтенко в 1999 году дал порулить контрольным пакетом акций завода структурам своего советника Валерия Хорошковского. Точнее – АКБ "Укрсоцбанк". И Хорошковский, избиравшийся в депутаты по Крыму, и Куницын имели общие политические интересы, поэтому вопрос управления красноперекопским гигантом не мог стать той черной кошкой, когда поссорит старых друзей, пробежав между ними.

Тем более, что и сотрудничество со столичным банком продолжалось недолго: после срыва в ноябре 2000 года очередного приватизационного конкурса, что больно ударило по имиджу правительства Виктора Ющенко, госпакет был вновь возвращен ФГИ. Который в свою очередь не мешал крымскому руководству осуществлять менеджерские функции. Но продолжаться бесконечно «шара» не могла: на полуостров зачастили «конкретные ребята» из Донецка.

«Клиринговая дружба» не ржавеет

Конкурс по продаже акций ОАО "Крымский содовый завод" был объявлен 15 октября текущего года. От потенциальных инвесторов поступило 7 заявок. Одного отсеяли на предварительном этапе. Когорта покупателей, надо заметить, подобралась нехилая.

ООО "Энергоинвест" примечателен тем, что держит 25,17% акций "Днепроазота" и считается аффилированной с «Приватбанком» компанией. ООО "Астарта" принимала участие в сражении за «Ривнеазот». Концерн "Стирол" представлять не надо: крутое горловское предприятие, чей директор Николай Янковский держится особняком в донецкой региональной тусовке. Харьковское ЗАО "Транспортно-экспедиционная компания "Энерготранс", по слухам, представляет интересы «Укрсиббанка». ООО "Нефтехимимпекс" известно как диллер и потенциальный покупатель шинного завода «Росава». По одним данным фирма близки к Константину Жеваго, по другим – к группе российских компаний «Максим». О структуре с громким названием ООО "Индустрия ценных бумаг" сказать что-либо трудно. В отличие от победителя – ООО «Финансовая компания "Клиринговый дом».

По официальным данным, ООО "Финансовая компания "Клиринговый дом" входит в пятерку лучших торговцев ценными бумагами на Украине, осуществляя помимо прочего посреднические услуги в приватизационной сфере. Компания является частью ООО "Клиринговый Дом", зарегистрированного в 1999 году в Киеве. Между прочим, несмотря на доставшееся в наследство громкое имя, структура занимается самым широким спектром операций: от производства и торговли в агропромышленном секторе и работы на рынке нефтепродуктов (переработка нефти на украинских НПЗ; импорт и экспорт светлых и темных нефтепродуктов), до предоставления финансовых и «фондовых» услуг корпоративным клиентам.

Вместе с тем, история «Клирингового дома» довольно витиевата. Он был создан 30 декабря 1996 года как расчетный банк Украинской межбанковской валютной биржи (УМВБ). Учредителями выступили НБУ (доля в уставном капитале – 30 % ), УМВБ (35 % ), близкая к связке Гетьман-Ющенко фирма "Биржевые технологии" (33,75 % ) и Крымская валютная биржа (1,25 % ) в качестве архитектурного украшения. В первом полугодии 2000 года биржа продала свою долю в этом банке и новые акционеры объявили о его перепрофилировании из специализированного расчетного банка в универсальный. По неподтвержденной информации, покупателями выступили некие ребята из Донецка. Они переманили к себе топ менеджеров также перепроданного «Первого инвестиционного банка»: Артемия Ершова и Викторию Андреевскую. Андреевская нынче возглавляет «Клиринговый дом», а прежний председатель правления Артемий Ершов 23 апреля 2003 года был пристроен первым заместителем председателя правления «Ощадбанка». Это назначение совпало с приходом в руководство наблюдательного совета «Ощада…» советника Виктора Януковича Эдуарда Прутника. Потом Прутника «выперли» за несговорчивость в вопросе выделения кредита на строительство автобана «Киве-Одесса», а Ершов остался. Можем даже сказать почему: его удержала долгая и трогательная дружба с теперешним помощником Президента (и членом наблюдательного совета «Ощадбанка») Сергеем Левочкиным. Будучи молодыми, неоперившимися финансистами эти мальчики замутили целый ряд громких афер в структуре под названием «Банкирский дом». Потом правохранители накрыли эту контору, и парочка разбежалась в разные стороны, не теряя при этом друг друга из виду.

Ершов подался в "Первый Инвестиционный банк". Тот самый, который вместе с «Клиринговым домом» фигурировал в докладе председатель парламентской специальной следственной комиссии по расследованию деятельности НБУ Виктора Суслова. Оба банка до 1999 года находились в сфере влияния Виктора Ющенко, а среди его акционеров-физических лиц по состоянию на 1997 год числились родной брат «мессии», нынешний депутат Петр Ющенко, дочь Вадима Гетьмана и др. Ющенко, будучи председателем правления НБУ, 27 мая 1997 года даже возглавил совет акционеров "Первого Инвестиционного банка", подписал его Устав от имени акционеров, а затем сложил свои полномочия в пользу Гетьмана. Но годы прошли, и банк, как и «Клиринговый дом» был продан в чужие руки, которые и завели в него Артемия Ершова.

Вместо послесловия

В начале статьи мы говорили, что «Крымсода», скорее всего, еще не обрела окончательного владельца. Но с учетом всего вышеизложенного можно предположить, что конкурс выиграл не Артемий Ершов, а его верный друг Сергей Левочкин. Если мы мыслим в правильном направлении, то это означает начало процесса лихорадочного накопления капитала людьми из ближайшего окружения Президента. Причем, выборы настолько усиливают имущественные аппетиты «окруженцев», что даже влиятельные региональные князьки не могут им противиться…

Андрей Кабанов

04.12.03.

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
    


СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт