25 сентября 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Нефтяные «грабли» Кабмина Все статьи Версия для печати На главную
25.10.2006 10:06

Принято считать, что потребность человечества в нефти невозможно удовлетворить, что фатальный разрыв между спросом на нефть и ее предложением неминуем. С ростом экономик Европы, Японии и ряда развивающихся стран и по мере соответствующего роста их потребности в нефти этот разрыв будет увеличиваться все больше. Соединенные Штаты зависят от «доброй воли» ближневосточных экспортеров, которые могут воспользоваться своим «нефтяным оружием», чтобы нанести американской экономике ущерб.
 
У европейцев также дела в этом вопросе дела обстоят не ахти как – зависимость от России возрастает. Не далее чем в минувшие выходные в Финляндии Президент России В.Путин изрядно расстроил руководителей стран-членов ЕС, отказавшись подписывать Энергетическую Хартию – «такие вопросы   с кондачка не решаются», примерно так мотивировал свое решение Владимир Владимирович. Попутно выяснилось, что единства нет и внутри ЕС – партнеры не смогли договориться о принципах создания топливных резервов. То есть, вопрос – интересный и актуальный.
 
В нашей стране проблема с незавидной периодичностью возникающих кризисов, выражающихся в дефиците нефтепродуктов и стремительном росте их цены, пожалуй, уже либо набила оскомина, либо даже приелась. Совсем недавно лишь подписание меморандума между правительством и нефтетрейдерами остановило рост цен на бензин и дизельное топливо. В то же время, руководители профильного министерства решили подойти к решению проблемы с другой стороны – речь вновь зашла о создании резерва нефтепродуктов. Идея не нова – бывший руководитель Минтопэнерго И.Плачков  осенью минувшего года решил создать 90-дневный резерв нефти и нефтепродуктов в пропорции 60 к 40. Средства предполагалось найти за счет наценки на розничную цену нефтепродуктов. Сами запасы должны были принадлежать некому агентству, основателями которого собирались выступить государство в лице Минтопа и нефтяники (нефтепереработчики, импортеры нефти и нефтепродуктов). При этом прежнее руководство Минтопэнерго всячески выражало радость от найденного решения - дескать, в США и Японии резерв создается за счет бюджета - а они придумали, как этого избежать.
 
Полагаю, что для понимания глубины предстоящей к решению проблемы будет крайне важным понять, как формируются резервы нефтепродуктов в развитых странах. На сегодняшний день единого подхода к организации нефтяных резервов в мире нет - страны и группы стран создают их с различными целями, которые и определяют формы и функции этих резервов. Исключением здесь являются так называемые мобилизационные резервы - неприкосновенные запасы нефтепродуктов для нужд армии.
Большинство стран, имеющих иные (помимо мобилизационных) резервы, являются нетто-импортерами нефти, и такие резервы можно определить как стратегические импортозамещающие резервы добытой нефти. В совокупности они могут быть стабилизирующим механизмом для всей мировой экономики. При этом не всякие резервы можно отнести к стратегическим, создающимся как постоянно действующая система защиты от нефтяной зависимости. Ряд мероприятий являются тактическим резервированием: например, в связи с высокой вероятностью военной операции США против Ирака Саудовская Аравия, Кувейт и другие страны региона недавно заявили о необходимости создания резервов топлива, причем на территории других стран или на специально арендованных танкерах, дислоцированных вблизи потенциальных потребителей.
 
В мировой практике можно выделить три подхода к стратегическому резервированию нефти и (или) нефтепродуктов: резервирование может осуществляться непосредственно государством, специально созданными организациями-агентствами и наложением обязательств по резервированию на нефтяные компании. Разумеется, используются и комбинированные подходы.
 
В ряде стран резервы являются собственностью государства и полностью им контролируются. Преимущество такого принципа касается в основном механизма принятия решений: возможность оперативного реагирования на ситуацию, абсолютная прозрачность с запасами, возможность избежать вмешательства в деятельность частных компаний. Главным недостатком государственных резервов являются большие бюджетные затраты на их создание и поддержание, необходимость содержания аппарата специального ведомства. Государственные резервы имеются у США, Японии, Германии, Италии, Ирландии и некоторых других стран. Они составляют 26% всех стратегических нефтяных резервов стран-членов IEA (Международное энергетическое агентство).
 
Резервы специальных организаций схожи с государственными в том, что они хранятся отдельно от коммерческих запасов, подпадают под те же законодательные процедуры и учет. В принципе они также находятся под государственным контролем, но от государственных такие резервы отличаются тем, что ими управляют специальные агентства, которые создаются предприятиями с участием или без участия государства.
 
Такая форма выгодна обеим сторонам: компании освобождаются от непосредственного исполнения обязательств по резервированию и связанных с этим организационных хлопот, а у государства есть уверенность, что оно имеет достоверные данные о резервах и может ими воспользоваться, не вмешиваясь в хозяйственную деятельность компаний. Такие резервы есть в Германии, Дании, Франции, Нидерландах, некоторых других странах.
 
Государство может также обязать компании нефтяного и нефтеперерабатывающего сектора содержать запасы в соответствии со специальным законодательством об обязательном резервировании. Для государственного бюджета это самый дешевый способ, однако, его недостатки очевидны: ограниченная возможность контролировать выполнение требований, риск недостоверности информации о запасах, вмешательство в хозяйственную деятельность компаний, на баланс которых эти обязательства ложатся дополнительным грузом.
 
Тем не менее, это достаточно распространенный способ создания резервов. Из стран с наиболее развитой экономикой только страны-экспортеры нефти (Канада и Норвегия), а также США, Австралия и Новая Зеландия не имеют законодательства об обязательном резервировании компаниями.
 
Принципиальным вопросом при создании резервов является также, что именно резервировать - нефть или нефтепродукты. Выбор здесь зависит от многих экономических и геополитических факторов. Обобщенно можно сказать, что преимущества сырой нефти как стратегического резерва заключаются в меньших расходах на хранение и большей гибкости в управлении ситуацией - с точки зрения возможности переработки в нужный продукт. Хранение исключительно или в основном сырой нефти целесообразно, например, в США, где хорошо развита транспортная система, имеются большое количество НПЗ и природно-технологические возможности для сохранения нефти без потери ее качества.
 
Для другой страны более предпочтительной может оказаться система распределенных по всей территории складов готовых нефтепродуктов, которые могут быть немедленно доставлены потребителю. Например, Франция и Германия начали создавать резервы нефтепродуктов еще в начале прошлого века. Но хранилища для нефтепродуктов более дороги и в строительстве, и в содержании. Кроме того, требуется постоянная ротация самих запасов. Поэтому в последнее время имеет место тенденция к увеличению доли сырой нефти в стратегических резервах стран.
 
В разрезе конкретных стран проблема нефтяного резерва решается следующим образом. США обладают существенными собственными запасами нефти, но являются нетто-импортером в силу огромного объема собственного потребления. По всей видимости, этим продиктовано и то, что резервы США имеют самую сложную комбинированную структуру. США начинали создавать свой нефтяной резерв как фонд месторождений и сегодня остаются практически единственной страной, где резервирование месторождений оформлено законодательством. Первый в США стратегический нефтяной резерв был создан в 1912 году путем закрепления в государственной собственности шести законсервированных нефтяных месторождений. После арабского нефтяного эмбарго в 1973-74 годах эти месторождения были пущены в разработку. В 1923 году решением президента Хардинга был создан Национальный нефтяной резерв на Аляске площадью 7,7 млн га для использования только в случае неотложной необходимости национального масштаба.
 
В настоящее время он, скорее, является заповедником и находится под юрисдикцией Бюро землеустройства департамента внутренних дел. Вместе с тем в стратегическом плане запасы в США  немалые: по разным оценкам, от 3 млрд. до 6 млрд. баррелей. При нынешнем уровне потребления Америке этого хватит на полгода.
 
Стоит особо отметить, что власти США опасаются пользоваться резервом часто, так как это может снизить психологический эффект его применения. Правительство всячески подчеркивает, что резерв не должен использоваться для снижения цен в нормальных рыночных условиях, когда это не грозит необратимыми последствиями для экономики.
 
В Японии сочетаются государственные и частные чрезвычайные резервы нефти. Резервы, которые находятся в ведении государственной Японской национальной нефтяной корпорации, содержат только сырую нефть.
 
Госрезерв функционирует с 1978 года и распределен по 10 хранилищам. Его объем составляет примерно 320 млн. баррелей, что обеспечивает потребление в течение 84 дней. Согласно закону о нефтяных резервах компании обязаны содержать резерв объемом, достаточным на 70 дней потребления, включая и нефть, и нефтепродукты. Соответственно, в сумме государственных и частных резервов Японии хватит на пять месяцев потребления. Государственный стратегический резерв финансируется за счет ряда специальных энергетических налогов. Именно из-за этих налогов цены на энергоносители в Японии - одни из самых высоких в мире. Таким образом, содержание госрезерва перекладывается на плечи потребителей. С января 2002 года в «Закон о нефтяных резервах» внесена важная поправка, которая дает право властям использовать накопленные резервы для противодействия резкому росту цен, тогда как ранее предусматривалась только возможность закрытия физического дефицита, грозившего остановкой производства и распространением дефицита по продуктовой цепочке.
 
Общим требованием ЕС является наличие в стране-члене союза резервов нефти и нефтепродуктов, которые в состоянии обеспечить внутреннее потребление в течение 90 дней. Формы организации нефтяного резерва ЕС не регламентирует, и европейские страны решают эту проблему по-разному. Франция ввела обязательное резервирование нефти компаниями-импортерами еще в 1928 году. В настоящее время Франция имеет примерно 125 млн. баррелей стратегического резерва, из них около 100 млн. -  обязательные резервы сырой нефти и нефтепродуктов у предприятий. После Суэцкого кризиса 1956 года на юго-западе Франции в городке Маноск был сооружен комплекс подземных нефтехранилищ из 48 соляных пещер общей вместимостью 41 млн. баррелей. В нем хранится не только сырая нефть, но и нефтепродукты. Эти хранилища связаны трубопроводами с несколькими НПЗ. В 1988 году во Франции было создано агентство для хранения и управления стратегическими резервами. Оно управляло половиной резервов, аккумулированных компаниями, до 1993 года, когда был создан Профессиональный комитет по управлению стратегическими резервами. Изначально предприятия должны были половину своих обязательных запасов хранить в собственных хранилищах, но к 1996 году эта доля была снижена до 20%. Остальные 80% резервов компании погашают денежными взносами в вышеупомянутый комитет, который на эти деньги закупает и хранит сырую нефть и нефтепродукты в объеме, эквивалентном 90 дням импорта. Агентство также остается крупным держателем резервов (16 дней внутреннего потребления). Предприятия Франции ежемесячно предоставляют госорганам отчет о своих резервах по нефти и всем категориям нефтепродуктов.
 
Германия сочетает все три возможные формы резервирования: государственные, агентские и обязательные резервы предприятий. Правительство управляет Федеральным резервом сырой нефти (55 млн. баррелей), а также значительными резервами нефтепродуктов. За несколько лет доля сырой нефти постепенно выросла с 40% до 60%. Задачей специального Агентства по управлению резервами является равномерное распределение бремени резервирования между НПЗ и импортерами нефтепродуктов и обеспечение доступа к резервам во время кризиса. Все нефтеперерабатывающие предприятия и нефтетрейдеры обязаны быть членами агентства и платить взносы. Агентству принадлежит комплекс хранилищ на севере Германии, состоящий из 8 групп соляных пещер. Хранилища связаны с морскими портами и нефтяными терминалами на Рейне.
 
В Италии стратегическим резервом нефти и нефтепродуктов управляет государственная компания Eni (порядка 7-8 млн. баррелей). Частные компании обязаны поддерживать собственные резервы из расчета не менее чем на 90 дней потребления. Все резервы распределены между госрезервом, операторами рынка, поставлявшими нефть и продукты для внутреннего потребления в предыдущем году, запасами электростанций и коммерческими хранилищами в объеме 10% от их емкости. Государственные резервы находятся в хранилищах Милацца (Сицилия), Гаета (к югу от Рима) и Вольпиано (близ Турина).
 
В Украине принято решение формировать резерв в виде нефтепродуктов. Пожалуй, это практично. Заодно, можно будет загрузить работой простаивающие НПЗ. Вроде бы решен и важный вопрос – о месте хранения будущего резерва. Для этого будут задействованы простаивающие мощности «Укртранснафты». Если же говорить о предстоящем к закупке объеме нефти – речь идет о приобретении 300-400 тыс. тонн нефти. Переработав ее можно будет получить 90-110 тысяч тонн бензина и 110-130 тысяч тонн дизтоплива. Данный объем является достаточным для того, чтобы удерживать цены на бензин и дизтопливо в течение месяца.
 
Но с другой стороны, рост цен на топливо, как правило, длится всего два-три месяца в году. С другой стороны – надо быть реалистами. Ведь для приобретения этого не самого большого количества сырья необходимо около 160 миллионов долларов. В бюджете на 2006 год данная сумма не запланирована. В госбюджете на следующий год – также. Главный вопрос, к сожалению, не оригинален – где найти деньги? Полагаю, что именно от его решения и будет зависеть наличие или отсутствие бензиновых кризисов в ближайшем будущем.
 
Проскользнула информация о том, что нефтяной резерв может быть создан за счет кредитных средств. Боюсь, что при нынешнем финансовом состоянии «Нафтогаза», доставшемся в «наследство» от предыдущих руководителей монополиста, это мало реально по двум причинам – во-первых, возможность погашать займы невелика, а во-вторых, не так уж легко будет найти желающих выдать кредит. Это же только легендарный А.Ивченко мог брать миллиардные кредиты под свое честное слово. Только закончилось все это как-то не очень хорошо – что для самого Ивченко, что для НАК  «Нафтогаз Украины».
 
С другой стороны подкупает тот факт, что инициаторы создания резерва нефтепродуктов не считают возможным переложить финансовое бремя на плечи потребителей и задумываются над источниками обеспечения его формирования. Кстати, очень важным будет регламент использования резерва. От его содержания будет зависеть собственно ценовая стабильность рынка нефтепродуктов и отсутствие ставших уже привычными дефицитов. С другой стороны настораживает следующее – фактически можно утверждать, что начался сезонный спад спроса на нефть и нефтепродукт. То есть –самое время резерв формировать. Вот только пока по поводу конкретных действий в этом направлении все молчат «как рыба об лед». Ничего на эту тему «не сказано» и в проекте государственного бюджета на следующий год.  А ведь, если пропустить удобный момент, то в апреле создавать резерв нефти и нефтепродуктов будет очень затруднительно.
 
                                                                                                                 Федор Петренко

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт