21 августа 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Итоги банковского года. Все статьи Версия для печати На главную
26.12.2006 10:23

Не будем оригинальными в преддверии нового года. Не будем размышлять о влиянии неурожая кофе в Бразилии на перспективы бизнеса кондитерской фабрики «Рошен» или влиянии относительно теплой пока еще зимы на котирвки нефти на Нью-йоркской товарной бирже. Просто поговорим о некоторых итогах уходящего года в некоторых достаточно важных сферах экономики. Начнем с банковской, не зря же ее называют локомотивом реформ.
 
Начну одновременно и с большого и в хронологическом порядке. В феврале два солидных ведомства - Минэкономики и НБУ - представили на суд общественности свое видение развития банковской системы страны, формализовав их в виде Стратегии и Концепции, соответственно. Первый документ, по большей мере был посвящен «роли и месту» государственных банков. Второй – присутствию в Украине иностранных банков.  
 
Проект Стратегии развития государственных банков, предусматривал переход банковской системы Украины от двухуровневой модели к трехуровневой. Согласно документу, госбанки предлагалось выделить в отдельный сегмент, обслуживающий государственный сектор экономики. По мнению Минэкономики, деятельность госбанков на общих основаниях, то есть с целью получения прибыли, приводит к потере ими специфических функций, исполняемых в интересах государства. При этом от госбанков требуется выполнение отсутствующих на рынке функций, по экономическому содержанию не являющихся банковскими и не разрешенных законодательно. Для того чтобы, в частности, «Укрэксимбанк» перестал конкурировать с коммерческими банками в убыток своим специализированным функциям, Минэкономики в феврале предложило выделить из него коммерческую часть в отдельный банк так называемого «первого уровня». Обеспечение же внешнеэкономических расчетов, кредитование экспорта и импорта, привлечение иностранных кредитов под гарантии правительства предлагалось поручить вновь созданному так называемому «банку содействия развитию». Новый банк «второго уровня» должен был заниматься исключительно рефинансированием коммерческих банков, работающих в этих направлениях. «Ощадбанк» прежде всего, с учетом государственной гарантии по его вкладам, должен выполнять свою роль безрисковой альтернативы коммерческой части банковской системы. Ему должно было быть поручено финансирование всех государственных учреждений и социальных программ. И, наконец, он должен был стать инструментом трансформации средств населения в долгосрочные кредитные ресурсы – для рефинансирования остальных государственных финансовых учреждений. В связи с этим, в отношении «Ощадбанка» должны были быть введены специальные экономические нормативы, отличные от общебанковских.
 
Естественно, ничего в реальности в задекларированном направлении сделано не было. И вероятно, ничего плохого в этом как раз и нет. Во-первых, абсолютно непонятно, в силу чего «Ощадбанку» пытались подарить особые экономические нормативы. Также, есть основания предполагать, что «Укрэксимбанк» хорошо справляется с возложенными на него задачами и в нынешнем виде. Самое обидное, что разговоры об «уровневости» подменяют изучение ситуации и принятие взвешенных решения в таком важном вопросе, как роль государственных банков в экономике страны вообще.
 
Специалисты НБУ в свою очередь в начале февраля уходящего года разработали «Стратегию развития банковской системы на 2006-2010 годы». Она то как раз и воплоищалась в жизнь, и основным итогом этого документа стало увеличение доли иностранного капитала в банковской системе Украины. Дело в том, что внутренний инвестор по ряду объективных причин сейчас исчерпал свои возможности. И иностранный банковский капитал Украине с одной стороны необходим, а с другой стороны его прихода не избежать. Рациональная же политика состоит в том, чтобы аккуратно встраивать «иностранцев» в украинскую экономику.
 
Применительно к иностранным банкам данный подход означает следующее. Во-первых, нужно сохранять запрет на создание в Украины филиалов зарубежных банков - не только и не столько потому, что филиалы дают преимущество иностранным банкам в привлечении депозитных ресурсов, но, прежде всего потому, что такая форма организации безвозвратно смещает из Украины центры принятия всех серьезных бизнес-решений и многие важнейшие функции, оставляя у нас только «прилавки», с которых продаются банковские продукты (автор, будучи либерально настроенным экономистом, все же пишет это не без душевных колебаний, понимая, что для потребителей присутствие филиалов иностранных банков было бы очень приятным). Основная часть цепочки создания стоимости оказывается вне нашей страны. Приемлемый вариант иностранного присутствия в украинской банковской системе - дочерние структуры иностранных банков и совместные банки, пусть и с иностранным доминированием в акционерном капитале. Во-вторых, нужно стремиться к перемещению в Украину или удержанию в ней максимального количества маркетинговых, управленческих и контрольных функций банков. Нужно поощрять сохранение украинских акционеров в банках с доминирующей иностранной собственностью - это заставляет банк иметь в Украине полноценные органы управления, исключает их фактическое перемещение за рубеж. В этом случае на интересы нашей страны будут работать принятые в мировом бизнес-сообществе принципы справедливости в отношении миноритарных акционеров, безусловная приверженность которым провозглашается всеми серьезными финансовыми институтами. Весьма полезным в связи с этим был бы такой классический механизм корпоративного управления, как требование наличия независимых директоров в составе совета директоров дочернего банка - это делает совет полноценным, а не формальным органом.
 
Двигаемся далее. Пожалуй, главным итогом уходящего года в банковской сфере стало активнейшее приобретение иностранными банками своих украинских собратьев. Правда, процесс этот продлился до середины лета, после чего тенденция резко и неожиданно оборвалась. Еще несколько лет назад практически невозможно было представить, что украинские банки станут интересными объектами инвестиций для своих иностранных собратьев. Сейчас же происходят на первый взгляд неожиданные вещи. Группа «Райффайзен» за огромные деньги приобретает банк «Аваль», «Сосьете Женераль» покупает контрольный пакет акций «УкрСиббанка», итальянская группа «Интеса» покупает «Укрсоцбанк». Меняет собственника банк «Мрия». «Индэкс-банк» приобретает не кто-нибудь, а сам «Креди Агриколь». Банк «Престиж» продается австрийцам из Erste Bank. OTP Bank покупает «Райффайзенбанк-Украина».   
 
Едва ли не самым интересным моментом в вопросах покупки отечественных банков зарубежными является вопрос цены. В действительности существует целая масса теорий, которые с той или иной степенью права на жизнь могут быть применены при оценке покупаемого банка. Например, это метод дисконтирования потока денежных средств, метод экономической добавленной стоимости, метод капитализации дохода. Не менее распространенным для рыночной оценки банков является так называемый  затратный подход. Третий подход, который используется при оценке стоимости банка - сравнительный подход. Какой из вышеприведенных методов использовали иностранные банки, при покупке украинских банков? Предполагаю, что ни один из основных методов оценки ими не используется. Тут скорее играли роль эмоционально-интуитивные факторы.
 
Иностранные банкиры справедливо полагают, что весь украинский бизнес недооценен, в том числе и банки. Они понимают, что такое положение вещей не может длиться вечно. И наиболее решительные из них рисковали инвестировать в отечественные финансовые учреждения. Представители ведущих мировых банков видят перспективы в развитии розничного бизнеса в Украине. В силу этой причины они всерьез рассматривают возможность приобретения украинских банков. Адекватно ли они оценивали стоимость отечественных банков? Рискну предположить, что нет. Полагаю, что иностранцы находились под влиянием «моды на Украину». И самым ярким доказательством этого является полная потеря интереса иностранных банков к отечественной банковской системе во втором полугодии 2006 года.
 
В рамках так называемой трансформации в сторону прозрачности и транспарентности, в уходящем в историю году делались серьезные попытки навязать банковским учреждениям одну единственную форму собственности. Так, Верховная Рада с подачи НБУ запретила создание банков в форме закрытых акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Принятый закон предусматривает возможность создания в Украине банков лишь в форме открытых акционерных обществ либо кооперативных банков с уставным капиталом не менее 10 млн. евро. Документ также предусматривает, что банки, зарегистрированные в форме ЗАО или ООО, в течение 3 лет должны реорганизоваться в ОАО либо кооперативные банки.
 
Сразу же отмечу, что этой своей инициативой НБУ замахнулся на «святое»: господствующую в украинской экономике модель управления компанией, в основе которой лежит неограниченный контроль мажоритарного собственника над «своим» предприятием. Владельцам, таким образом, предлагается добровольно поделиться властью и информацией с миноритариями. Даже не представляю, как народные депутаты могли пойти на такое?! Конечно, такой шаг должен способствовать развитию украинского фондового рынка. Пока на биржах котируются акции банков, число которых запросто можно пересчитать по пальцам, вероятно, одной руки. И теперь к ним должны прибавиться еще изрядное количество десятков новых видов потенциально ликвидных активов! Внесение таких изменений даст сильнейший толчок развитию рынка ценных бумаг. На сегодняшний день он достаточно узок – ликвидными можно считать только акции «голубых фишек», а появление акций даже 20 – 30 банков явно оживит фондовый рынок.
 
Кроме того, превращение банков в публичные компании явно будет способствовать увеличению их прозрачности. Так, предложенные НБУ меры улучшат корпоративное управление в банках, поскольку дадут владельцам рыночную оценку стоимости их бизнеса. С другой стороны, обращение акций банков именно на украинском фондовом рынке позволит контролировать прозрачность конечного собственника. Вне всяких сомнений, создание банков в форме открытых акционерных обществ сделает практически невозможным участие в банковских капиталах средств, имеющих сомнительное (или того хуже – криминальное) происхождение. Да и собственно привлечение к выкупу эмиссии акций банковского учреждения потенциально максимально возможного количества желающих может привести к большей капитализации банковских учреждений в Украине.
 
Еще один немаловажный момент. К сожалению, периодически нам приходится слышать о том, что тот или иной банк близок к банкротству, что чаще всего подтверждается впоследствии НБУ. Да, в последнее время таковых немного, но подобные случаи все же встречаются. В условиях существования банка в форме открытого акционерного общества существенно повысится как безопасность активов акционеров, так и безопасность депозитов вкладчиков.
 
Однако немало от этого и минусов. Прежде всего, банки будут подвержены риску «гринмэйла» – корпоративного шантажа. Появление у банков 10 000 – 15 000 новых акционеров неминуемо потребует организационных издержек. Как негативный фактор можно отметить использование миноритарных акционеров в нечистоплотной конкурентной борьбе, чему благоприятствуют несовершенства законодательства. Сегодня владелец даже 1 акции может оспаривать решения собрания акционеров в суде и устраивать судебные разбирательства о признании эмиссии недействительной. Несомненно, опасность «гринмэйла» существует для любого открытого акционерного общества, и не только в Украине. Лучший метод контроля подобных рисков – совершенствование корпоративного управления, повышение прозрачности компании для акционеров.
 
Наконец, не совсем ясно, как именно Нацбанк будет вынуждать банки превращаться в ОАО? Никто, кроме акционеров, не может санкционировать такое преобразование. Постоянно угрожать отзывом лицензии – не очень рационально, зато очень радикально. В конце концов, никакое цивилизованное правосудие не может базироваться на постоянном применении смертной казни. Несомненно, наилучшей моделью развития крупного розничного банка является модель публичной компании, то есть открытого акционерного общества, акции которого торгуются на организованном рынке. Подавляющее большинство крупных ритейловых финансовых институтов сами пришли или придут к такому выводу в ближайшем будущем. Акционерная форма привлечения капитала является наиболее устойчивой и воспроизводимой для банков. Однако, вряд ли стоит приветствовать то, чтобы это превратилось в требование регулятора, ведь такое требование затрагивает права собственности акционеров банка. Заставить банки, конечно, можно, но это будет несправедливо, а регулятор должен быть справедливым по определению.
 
Перейдем к более приземленным вещам. Хотя, можно ли так назвать случившийся в этом году кредитный бум? Скорее – нет.  С начала года население Украины по состоянию на 1 ноября (последняя имеющаяся в наличии отчетная дата)  взяло у банков взаймы 33,67 млрд. грн., а пополнило свои депозитные и текущие счета примерно на 22 млрд. грн. По оценке экспертов, агрессивный рост кредитования физических лиц в Украине сохранится в этом и продолжится в следующем году. Есть мнение, что такая ситуация таит в себе серьезную угрозу для отечественной банковской системы, а также для стабильности национальной валюты.
 
Сразу же замечу, что в принципе любая измена чувству меры никогда не заканчивается ничем хорошим. Почему сверхактивная кредитная экспансия должна быть исключением? Особенно быстро растут банковские кредиты домашним хозяйствам, именно так обычно называют не корпоративных заемщиков классики мировой экономической литературы. На первый взгляд, их динамика не вписывается ни в какие фундаментальные процессы. Однако ранее потребительское кредитование в Украине было крайне редким явлением. Происходит радикальное изменение модели поведения домохозяйств. Если раньше в решениях о покупках они руководствовались фактическим текущим доходом и накопленными сбережениями, то благодаря кредиту, они могут опираться на оценки перманентного дохода, основанного на ожиданиях будущих возможностей.
 
Действительно, в кредит в нашей стране покупается уже буквально все: от недвижимости и автомобилей, до утюгов и кофеварок. Перестройка потребительского поведения является фундаментальным процессом, оправдывающим столь быстрый рост кредитов. Вместе с тем, ожидания многих домохозяйств относительно своей будущей платежеспособности могут оказаться завышенными. Не хотелось бы нагонять страху, но, откровенно говоря, с учетом перспектив развития украинской экономики, в частности, и теории экономических циклов, вообще, стоит самым реальным образом готовиться к тому, что финансовое положение многих граждан - заемщиков банков серьезно ухудшиться. А вместе с ним и ситуация в банковском секторе Украины.
 
Основными факторами системных рисков, связанных с кредитной экспансией в украинской экономике, являются слабость финансовой и банковской систем, а также низкая диверсификация украинского экспорта. Попытки реформирования банковской системы не устранили ее главных недостатков, таких как неэффективность решений, недооценка рисков, неоптимальная структура балансов, непрозрачная собственность. При таких особенностях в условиях бума на первый план выходит количественный рост кредита в ущерб качественным показателям. Вероятность банковского кризиса в Украине при резких изменениях в оценках активов, да и при других шоковых событиях достаточно высока. Поэтому реальный инфляционный риск кредитной экспансии заключается не столько в избытке в данный момент ликвидности из-за притока внешних заимствований, как это,  в общем-то, справедливо отмечают специалисты, а в том, что есть вероятность будущего субсидирования крупных банков в случае системного кризиса. Достаточно вспомнить события 1998 года - тогда инфляция подпитывалась много месяцев после августовского дефолта стабилизационными кредитами Национального банка банковской системе Украины.
 
Зависимость украинской экономики от мировых цен на ресурсы является ее вторым «слабым местом» в связи с риском кредитного сжатия. При резком падении цен на металл и продукцию химической промышленности, а также при резком росте цен на нефть и газ, механизм финансового акселератора сработает в обратном направлении, причем уменьшение кредитов ударит и по банковской системе, и по отраслям внутреннего спроса.
 
Реальная девальвация гривны (необходимое звено в цикле «кредитного бума-сжатия») вполне возможна,  но в специфическом виде. Благодаря существенным валютным резервам НБУ монетарная власть способна (а значит и будет) долгое время поддерживать стабильный номинальный курс гривны. В такой ситуации девальвация реального курса гривны, может произойти только через снижение относительных внутренних цен. При возможном снижении цен торгуемых (сырьевых) товаров, такой исход может означать лишь одно – обвальное падение цен товаров, ориентированных на внутренний спрос. В таком случае финансовый акселератор вызовет кредитное сжатие из-за резкой переоценки стоимости залога. Подобный процесс может проявиться, в частности, на рынке недвижимости, служащей залогом по широкому спектру кредитных сделок.
 
Худший вариант коллапса кредитного бума может реализоваться из-за взаимного усиления двух вышеназванных факторов системного риска – слабости банковского сектора и зависимости экономики от мировых цен на сырье и продукцию «первого передела». Этот эффект был бы неизбежен, если бы отечественные банки выполняли роль единственного канала финансирования и действительно взяли на себя большую часть кредитных и валютных рисков. Однако внешние заимствования отечественных компаний, включая государственные, создают необходимую диверсификацию финансовых источников и каналов, снимая определенную долю рисков с отечественной банковской системы. Из-за ее слабости лучше избежать концентрации в ней всевозможных рисков. Поэтому обсуждаемые властями ограничения на иностранные заимствования украинскими компаниями лишь усилят уязвимость экономики к внешним воздействиям.
 
Если уж говорить о потребительском кредитовании, то мы продолжим. Ибо есть что добавить. Население активно привыкает «жить в долг». В последнее время адекватно реагируя на растущий спрос, банки активно развивают потребительское кредитование, всячески поощряя моду на «жизнь в долг»: стараются разнообразить кредитные линейки, вводя новые продукты, или предлагают клиентам различные программы лояльности.
 
Желая потрафить потенциальному заемщику, банки предлагают все новые схемы потребительского кредитования. Впрочем, в основе этого видимого разнообразия всего лишь два принципиальных механизма. Первый из них - кредитование покупок в конкретном магазине. Второй - так называемый свободный кредит, не привязанный к конкретной торговой точке. Либо он выдается в отделении банка наличными, либо заемщику оформляют кредитную пластиковую карту.
 
В последнее время банки для привлечения клиентуры начинают предлагать и достаточно нестандартные схемы потребительского кредитования. Так, на рынке уже появились предложения, когда банки доплачивают клиенту, оформляющему кредит на покупку в магазине, за получение кредита именно у них. Обычно это распространяется на определенные виды товара с большой торговой наценкой, и расходы банка компенсирует торговая сеть. Еще одним распространенным способом конкурентной борьбы за клиента стали «льготные кредитные ставки». В кавычках это выражение автор привел потому, что зачастую все эти низкие или даже нулевые ставки являются не более чем рекламным трюком, а на самом деле кредитный договор содержит массу скрытых платежей, взносов, комиссионных и т. п., в которых очень непросто разобраться неподготовленному человеку, коих подавляющее большинство. Некоторые банки предъявляют график платежей только после того, как кредитный договор подписан. До этого клиент довольно смутно представляет, сколько денег ему придется платить ежемесячно, и сам с радостью сует голову в «кредитную петлю». И вообще, наши заемщики часто не вникают в условия кредитных договоров, поэтому необходимо добиваться их простоты и прозрачности.
 
Именно хитрости с условиями кредитования сегодня считаются одной из главных причин весьма тревожного явления - вместе с ростом объемов потребительского кредитования растет и число невозвращенных кредитов. Картина получается несколько странная: растут риски потребительского кредитования, увеличиваются невозвраты кредитов гражданами, а вместе с тем банки всеми силами стремятся подсадить на «кредитную иглу» как можно больше новых клиентов. Они что, не понимают этого? Ведь если перспектива масштабного банковского кризиса сегодня и вправду выглядит несколько абстрактной, то конкретный банк, столкнувшийся с массовым невозвратом кредитов, в любом случае обречен на банкротство.
 
Однако, не все так просто, как это выглядит на первый взгляд. Наиболее высок уровень невозвратов по кредитам, выданным в торговых точках. Примечательно, что именно договоры по таким кредитам, как правило, отличаются особой непрозрачностью и содержат огромное количество скрытых платежей. И это не случайно. Просто высокие риски компенсируются высокими ставками, а чтобы не отпугивать клиента, платежи «прячут» в сложные формулировки договоров. Иными словами, формула потребительского кредитования проста: чем легче получить кредит, тем дороже он вам обойдется. Поэтому, если в рекламе говорится о кредите под ноль процентов и без начального взноса, а оформляют его за три минуты при предъявлении одного паспорта, можете быть уверены: этот кредит обойдется в бешеные проценты — 30, 35, 40 и даже 50% годовых.
 
Так что основную тяжесть потерь в этой игре несут отнюдь не банки, а заемщики, причем добросовестные, которым приходится платить «за себя и за того парня», который набрал кредитов и теперь не отвечает на запросы банка. Изменить эту ситуацию мог бы  закон о потребительском кредитовании, в котором стоило бы прописать обязанность банка по раскрытию всей значимой информации в договорах потребительского кредитования. Однако работа над соответствующим законопроектом даже не ведется.
 
Ну, и чтобы закончить тему кредитования перейдем к наиболее свежему и острому моменту. Национальный банк вновь выступил с предложением ограничить выдачу кредитов в иностранной валюте физическим лицам. Объяснение было следующее - сейчас 90% всех ипотечных кредитов выдается в долларах и евро.
 
Национальный банк хочет, чтобы банки предоставляли займы в валюте физическим лицам только на две цели - обучение или лечение за границей. Именно это требование содержит проект постановления НБУ «О порядке регулирования валютных операций, связанных с импортом и экспортом финансового капитала».
 
Что любопытно, в конце весны руководители НБУ в качестве объяснения объявленному ограничению на кредитование в инвалюте называли необходимость борьбы с так называемой долларизацией экономики. Видимо, поняв, что столь сложным термином наших граждан не «пронять» Нацбанк решил преподнести иное объяснение. Является ли это объяснение правдивым, к чему может привести возможное существенное ограничение валютного кредитования и чем действительно это вызвано – попробуем поразмышлять ниже. 
 
Совершенно понятно, что валютные кредиты у населения пользуются гораздо большей популярностью, нежели займы, номинированные в гривне. Объяснение простое – они дешевле, причем существенно. Расчеты в Украине можно вести только в гривне. Но из-за более низких ставок по валютным кредитам предприятия и граждане берут займы в долларах или евро потом конвертируют их в гривну и рассчитываются по контрактам или за товары. А, например. «Укрсиббанк» предлагает займы в швейцарских франках, и кредиты едва ли не самые дешевые (я бы взял в японских иенах, так как ставка рефинансирования Центрального банка Японии – 0,25%).
 
То есть все дело в жадности? Но, можно сказать и по-другому – в бережливости. Можно ли обвинять НБУ в том, что его руководители умышленно пытаются «загнать в дополнительные расходы» своих сограждан? Думаю, что нет, ибо причины подобной инициативы Нацбанка лежат в иной плоскости. И естественно, дело не в долларизации.
 
Скорее всего, подобные действия НБУ объясняются существующим дисбалансом между сроками привлечения депозитов и размещения кредитов. Если быть более точным, то - резким дисбалансом между активами, которые по большей мере номинированы в иностранной валюте, и пассивами, которые в основном сформированы в гривне. Но, самое главное, между стоимостью пассивов, которая в национальной валюте выше, нежели доходность активов, которая ниже, в связи с тем, что эти активы  номинированы в инвалюте. Результатом этого может быть убыточная работа банковской системы страны. Особенно с учетом наблюдаемого в экономике страны кредитного бума, который наиболее сильно проявляется в сегменте потребительского и ипотечного кредитования. Становится понятным – почему НБУ ведет речь именно об ограничении валютных займов, выдаваемых населению. Также становится понятным, что подобные инициативы – отнюдь не блажь руководства главного финансового учреждения страны.
 
Тем не менее, как у любой медали, имеется и обратная сторона. В данном случае – их несколько. Так, невозможность получить кредит в иностранной валюте приведет к удорожанию займов для населения. И если уровень ставок по кредитам, номинированным в инвалюте, находится на уровне 11-12% годовых, то стоимость займов в национальной валюте начинается от 16-17% годовых. Любопытно, но объяснимо – наиболее сильно после обнародования этой информации «засуетились» операторы рынка недвижимости. С учетом рисков этого рынка вполне реально, что ипотечные кредиты будут стоить не менее 20% годовых. Это способно самым существенным образом сократить объемы кредитов, выдаваемых на приобретение жилой недвижимости.
 
Прямым следствием этого станет резкое снижение спроса на квартиры. Дальше (конечно, если рынок жилья в Украине не является феноменом, и на нем действует закон спроса и предложения) следует ожидать снижения цен. Не очень большого, но все же…
 
В этих условиях легко представить чувства многочисленных продавцов жилья и не менее многочисленных так называемых риэлтеров. Первые будут в шоке от вероятного снижения принадлежащих им вожделенных квадратных метров в «хрущевках» на Борщаговке и «гостниках» на Старой Дарнице. Вторые просто сойдут с ума от снижения их абсолютно необоснованно высоких гонораров. Более того, сама по себе лишь информация о возможном ограничении валютного кредитования населения способна повлиять на конъюнктуру рынка недвижимости, особенно в Киеве.
 
Однако, вновь о сторонах медали. В условиях существенного удорожания стоимости займов на приобретение жилья многие наши сограждане навсегда простятся с надеждой на улучшение своих жилищных условий, так как просто не смогут обслуживать займы при процентной ставке, находящейся на уровне 20-22%. Кстати, в силу этой причины платежеспособный спрос может в еще большей степени переключиться на земельные участки и автомобили, как это уже происходит с весны. Кстати, не исключено, что дешевле обойдется приобретение участка на Луне, нежели в Чапаевке или в Буче.
 
Еще одним возможным следствием ожидаемого ограничения валютного кредитования станет сильнейшее изменение структуры пассивов украинских коммерческих банков с точки зрения того, в какой валюте номинированы депозиты, а также это может привести к интересным последствиям на наличном валютном рынке. Банки начнут активнейшим образом избавляться от депозитов в долларах и евро, вероятнее всего, избрав в качестве механизма, способствующего этому, резкое снижение процентных ставок по валютным депозитам. Ситуация с депозитами в гривне скорее всего будет развиваться по следующему сценарию: банковские учреждения будут испытывать серьезную потребность в них, но это не приведет к ощутимому повышению их стоимости – граждане, столкнувшись со снижением ставок по валютным ресурсам, начнут изымать номинированные в долларах и евро вклады и превращать их в гривну. А далее, за счет желание внести эти деньги на гривневый депозит они сформируют такой объем предложения, который не позволит повысить стоимость депозитов. Естественно вышеупомянутая конвертация будет происходить в обменных пунктах. В зависимости от темпов этого процесса нельзя исключать возможной ревальвации гривны. Как на это отреагирует Кабмин, который предпочитает действовать в интересах крупного экспорто-ориентированного бизнеса? Ведь последнему выгодно отнюдь не усиление гривны.
 
Позволю себе высказать еще одну возможную причину вероятного ограничения на предоставление займов в иностранной валюте. Уже длительное время Украина все увереннее и увереннее «вползает» в зону отрицательного сальдо внешнеторговых операций. Примерно то же происходит и с платежным балансом. Смею предположить, что Национальный банк предвидит эту ситуацию и превентивно разрабатывает методы борьбы с ней, ибо вышеприведенное самым непосредственным образом будет давить на курс гривны по отношению к иностранным валютам.
 
Что, с точки зрения автора, замыслил Национальный банк? Если будет на законодательном уровне существенно ограничено валютное кредитование, то украинские коммерческие банки совершенно естественно будут вынуждены предоставлять займы в гривне. При этом, для любого солидного финансового учреждения основным источником привлечения кредитных ресурсов являются займы, производимые вне Украины, так как они существенно дешевле (опять жадность, куда без нее). Понятно, что Union Bank of Switzerland, Standard Bank London или HSBC не предоставляют займов в гривне. В силу этого, привлекаемые синдицированные кредиты или средства, полученные от размещения долговых инструментов на международных рынках, украинские коммерческие банки будут вынуждены конвертировать в национальную валюту Украины на внутреннем межбанковском валютном рынке, тем самым, формируя изрядное дополнительное предложение иностранной валюты  и сдерживая вполне возможное снижение курса гривны.
 
Что же мы получаем в итоге, если ограничение валютного кредитования все-таки будет введено Национальным банком? Во-первых, подорожают займы для населения, во-вторых, отнюдь не возрастет, а по некоторым позициям существенно упадет доходность депозитных вкладов – довольно редкая ситуация, ибо выгодность депозитов и кредитов обычно находятся в противофазе. Можно ожидать и некоторых потрясений на рынке наличного обмена валют. Абсолютно не исключено определенное снижение цен на рынке жилья. Вполне вероятен дальнейший рост цен на автомобили и загородные земельные участки. Правда, удастся сохранить золотовалютные резервы Нацбанка, которые пришлось бы тратить для формирования предложения иностранной валюты на межбанковском валютном рынке. И предостеречь банки от несбалансированной депозитно-кредитной политики. Что перевешивает? Пусть каждый сам для себя это определит.
 
Кстати, вроде бы появились рецепты «обхода» возможного ограничения на предоставление населению займов в иностранной валюте. По утверждению одного из банкиров они выглядят следующим образом – якобы коммерческий банк может выдать недорогой кредит в гривне, однако его реальная цена будет зависеть от колебания курса валют. В договоре с клиентом будет записано, что процентная ставка увеличивается пропорционально росту курса валют. То есть, если гривна «упадет», то и клиент будет платить банку больше. Таким образом, риски будет нести исключительно клиент, считают некоторые банковские работники.
 
Смею разочаровать оптимистов – так называемая «валютная оговорка» не нашла отражения в действующем законодательстве Украины. То есть риски будет нести все-таки банк. И это будут риски, связанные с проверками банков некоторыми контролирующими  органами на предмет соответствия деятельности выдавших такие кредиты банков действующим законодательным и нормативным актам.
 
Ну, раз уж речь зашла о валюте, то давайте повеселимся. В уходящем году     Заместитель председателя НБУ А.Савченко заявил, что к 2009 году гривна будет полностью конвертируемой. «У гривны будет такое же свободное хождение по миру, как и у доллара, фунта, иены, швейцарского франка», - заявил А.Савченко.
 
Полагаю, что это заявление немало потешило специалистов. Никоим образом не хотел бы обидеть заместителя главы НБУ, но его пожелания отдают фантастикой в не меньшей мере, нежели посадка летающей тарелки на Майдане Незалежности или победа луцкой «Волыни» в Лиге Чемпионов. Для начала необходимо совершить небольшое теоретическое отступление. Конвертируемость, или обратимость, национальной денежной единицы - это возможность для участников внешнеэкономических сделок легально обменивать ее на иностранные валюты и обратно без прямого вмешательства государства в процесс обмена. Степень конвертируемости обратно пропорциональна объему и жесткости практикуемых в стране валютных ограничений. Под ограничениями понимаются любые действия официальных инстанций, непосредственно ведущие к сужению возможностей, повышению издержек и появлению неоправданных затяжек в осуществлении валютного обмена и платежей по валютным сделкам.
 
Конвертируемость (обратимость) валюты не есть чисто техническая категория возможности ее обмена. По сути, это особый характер связи между национальным и мировым хозяйствами, глубокое интегрирование первого во второе. Конвертируемость национальной валюты требует рыночного типа экономики, так как она основана на свободном волеизъявлении всех владельцев денежных средств. Кроме того, рыночная экономика должна быть достаточно зрелой для противостояния иностранной конкуренции, полноправного участия в международном разделении труда. В современном мире лишь ограниченное число стран имеют полностью конвертируемые валюты. Это США, ФРГ, Великобритания, Япония, Канада, Дания, Нидерланды, Австрия, Новая Зеландия, Саудовская Аравия, ОАЭ, Оман, Малайзия, Сингапур, Гонконг, Бахрейн, Сейшельские Острова - преимущественно  либо крупнейшие индустриальные страны, либо основные нефтеэкспортеры, либо страны с развитой и очень открытой экономикой. Даже Франция и Италия не достигли еще полной конвертируемости, сохраняя некоторые ограничения по  движению капиталов и кредитов и требования о сдаче экспортных поступлений.
 
Полная обратимость охватывает все виды внешнеэкономических операций, действует в равной степени в отношении всех категорий юридических и физических лиц, распространяется на все регионы и валюты мира. Вот тут-то и возникает первое сомнение. Скажите, есть ли какие-нибудь реальные основания предполагать, что к 2009 году за национальную валюту Украины можно будет приобрести недвижимость в Испании или автомобиль в Германии на заводе «Мерседес»? Или хотя бы пропахший чем-то малоприятным хот-дог в захудалой лавке на окраине Куала-Лумпура? Или, может быть, кто-то верит, что в 2009 году нашу национальную валюту можно будет обменять на кипрские фунты в Ларнаке или хотя бы на корейские воны в Сеуле? Смешно, не так ли? И грустно, если о полной конвертируемости гривны говорит заместитель Председателя НБУ. 
 
В Украине гривну можно поменять почти на любую валюту. Но за границей наличные гривны можно поменять лишь в нескольких странах - в России, Молдове и Беларуси, а также в некоторых банках стран Балтии. И на международных биржах расчеты в гривне не ведутся. И цены на экспортируемые из Украины товары указываются в иностранных валютах. Не потому, что гривна ненадежна, просто СКВ - это не только экономическая, но и имиджевая характеристика. Конвертируемость гривны во многом зависит от ее привлекательности в качестве средства расчетов и сбережений. Хотелось бы узнать у тех же швейцарских или немецких банкиров – какую часть своих резервов они размещают в национальной валюте Украины? Ответ очевиден. И неприятен для того же господина А.Савченко.
 
Есть и сугубо бюрократические препятствия введению свободной конвертируемости украинской национальной валюты. Так, согласно «Статьям соглашения Международного валютного фонда», принятым еще в 1944 году и действующим и поныне, полная конвертируемость предполагает отсутствие ограничений по текущим платежам, отсутствие дискриминационной валютной практики. В Украине же существует множество серьезных ограничений движения капитала. В частности, это ограничения на покупку валюты, ценных бумаг эмитентов-нерезидентов, на импорт-экспорт капитала и т. д.
 
Если быть реалистами, то стоит говорить о реальном введении хотя бы частичной конвертируемости гривны. Частичная конвертируемость - это те случаи, когда на какие-то отрасли внешнеэкономической деятельности или на некоторые категории владельцев валюты режим конвертабельности не распространяется. Конвертируемость может также не охватывать операции со всеми странами, а ограничиваться отдельными регионами, группами стран, валютно-экономическими группировками. Это гораздо ближе к нашей реальности и перспективе.
 
Вот таковы с сугубо субъективной точки зрения автора были главные тенденции развития банковского сектора Украины в 2006 году. С прогнозами на год следующий торопиться не будем – еще этот не закончился. Попробуем в оставшиеся до Нового года дни подвести итоги событиям в топливно-энергетическом комплексе и макроэкономике.
 
                                                                                                                             Федор Петренко

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт