14 декабря 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Олигархи, которых мы потеряли Все статьи Версия для печати На главную
15.06.2004 16:32

Сегодня мало найдётся людей, не знающих имён Виктора Пинчука и Юлии Тимошенко, Рината Ахметова и Григория Суркиса, Игоря Коломойского и Александра Ярославского. Всех этих разных людей объединяет одна общая черта – они олигархи. Однако, когда многие из перечисленных только начинали путь к деньгам и власти в стране гремели иные имена, а состояния многих забытых ныне богатеев первой генерации ни в чём не уступали, а то и превосходили сегодняшние.
           
Некоторые из этих олигархов первой волны живы и поныне. В Америке ждёт приговора суда Павел Лазаренко, в Германии уже получил срок за махинации с деньгами остарбайтеров Жердицкий. В Одессе довыборы в Верховную Раду проиграл Михаил Бродский, тоже успевший познакомиться с обстановкой Житомирского СИЗО. Однако не всем повезло так, как, например экс-Премьеру и бывшим владельцам «Градобанка» и банка «Денди». Вадим Гетьман был убит в подъезде собственного дома, а Евгений Щербань расстрелян на лётном поле Донецкого аэропорта 3 марта 1996 года, когда его ЯК-40, привезший из Москвы самого Щербаня, его жену и сына свершил посадку.
 
Евгений Щербань прожил 50 лет. С начала 90-х годов он был хорошо известен в политических и бизнес-кругах Украины. До 1988 года работал на шахте горным инженером. Затем, как и многие будущие бизнесмены, воспользовавшись возможностями, предоставленными перестройкой, организовал кооператив «Прогресс». Накануне независимости была создана корпорация «АТОН», которую сам Е.Щербань называл транснациональной. С ним также связывали фирмы «АМЕСТ», «Финансист», СП «Гефест», владевшее сетью АЗС  в Донецкой области и другие. Как и все бизнесмены первой волны, Евгений Щербань и его «АТОН» интересовались всем: промышленным производством, торговлей, финансами.
 
В то время, когда о Ринате Ахметове слышали разве что содержатели ларьков в Донецке, а криминальный авторитет «Алик Грек» (Ахать Брагин), взорванный на стадионе «Шахтёр», которому нынешний владелец полуукраины наследовал, причём не только в качестве владельца футбольного клуба, был ещё жив, связка однофамильцев-Щербаней,  губернатора Донецкой области Владимира и бизнесмена-депутата Евгения считалась основой могущества донецкого финансово-промышленного клана. Рассматривая область как свою вотчину, Щербани досаждали не только криминалитету, который и сам был не прочь подкормиться от крышуемого губернатором и депутатом ВР мелкого и среднего бизнеса, но и директорам крупнейших предприятий области. Щербани уже тогда (в 1994-1995 годах) пытались дисциплинировать мощный донецкий клан и, добившись слаженной работы всего местного бизнеса и администрации, повести борьбу за власть с «днепропетровцами» и «киевлянами» в масштабах всей Украины. Убийство Евгения Щербаня привело к тому, что реализацию донецких амбиций пришлось отложить на десять лет.
 
Таким образом, заинтересованных в устранении Евгения Щербаня хватало и в Киеве, и в Донецке, и в Днепропетровске. Объективно эта смерть сыграла на руку многим политикам, бизнесменам и криминальным авторитетам. Поэтому и диапазон версий колебался от «заказа» Щербаня Павлом Лазаренко, на чём настаивает Генпрокуратура Украины до некоего авторитета Германа, которому Щербань якобы помешал выкачивать деньги из «Донбастрансгаза». Некоторое время отрабатывалась даже версия «эстонского следа». Щербань имел несколько фирм в Эстонии и якобы намеревался поставить экономику этой маленькой балтийской страны, известной склонным к афёрам банками, под свой полный конроль.
Судя по всему никто никогда не узнает точно кто же и за что «заказал» Щербаня. Ещё в 2000 году тогдашний министр внутренних дел Ю.Кравченко заявил, что промежуточные заказчики, непосредственно договаривавшиеся с киллерами мертвы, а после снятия Лазаренко с поста Премьера и его бегства в США Гепрокуратура в политических целях практически исключила из рассмотрения другие версии убийства, хоть вряд ли сумеет доказать причастность Павла Ивановича к этому преступлению. Во всяком случае, американцы, специально приезжавшие в Украину за материалами при подготовке процесса Лазаренко даже не стали включать это обвинение в перечень инкриминировавшихся Лазаренко преступлений.
Судьба дела Щербаня тесно переплелась с судьбой дела Гетьмана. Несмотря на абсолютное несходство почерков двух убийств, следствие утверждает, что почётного Президента организованной им УМВБ, бывшего председателя Нацбанка, чья подпись стоит на первых украинских гривнах, народного депутата Вадима Гетьмана убила та же киллерская группа, по поручению того же Лазаренко и, естественно, так же были устранены посредники, но на сей раз, прокуроры клянутся, что ликвидировали и киллеров (кто только им всё это рассказал?).
 
Между тем, Вадим Гетьман, так же, как и Щербань мешал не только Лазаренко, который в апреле 1998 года, когда и был застрелен Гетьман, уже пережил пик славы и влияния, но и многим другим. Достаточно напомнить, что  будучи первым главой НБУ Гетьман организовывал действующую по сей день финансовую систему Украины. Характерно, что из пяти крупнейших банков, которые первыми прошли международный аудит и составляли костяк этой системы до сих пор работает только «Приватбанк», остальные обанкрочены, причём В.Гетьмана подозревают в том, что схемы вывода из банков активов, которые были потом реализованы в банках «Відродження», «Украина», INKO и «Градобанк». Разработал именно он, а уж осуществлялись они затем его верными учениками, среди которых и Виктор Ющенко. Имя главного оппозиционера всплывает рядом с именем Гетьмана и в соседстве с именами бывшего министра финансов И.Митюкова бывшего министра внешнеэкономиских связей и торговли С.Осыки. Ющенко-Митюков-Осыка в начале 90-х годов, пользуясь доступом к информации о том как будет проводиться после воссоединения Германии обмен марок ГДР на марки ФРГ провели афёру, позволившую заработать десятки миллионов долларов. Кратко её суть заключалась в том, что распространялась информация о якобы готовящемся обмене по курсу один к десяти (хоть с Германией было заключено соглашение об обмене всех находящихся на территории Украины марок ФРГ по курсу один к одному). Когда же маркодержатели придя в отчаяние попытались спасти хоть часть выручки, появились добрые молодые финансисты, которые «честно и без обмана» организовали им обмен по курсу один к пяти.
Всё три молодых финансиста были учениками Гетьмана, они не могли осуществить такую операцию без его прикрытия, как тогдашнего главы НБУ, да и изящества замысла указывает на вероятное присутствие старшего товарища, никогда не светившегося в афёрах лично, но входившего к моменту убийства в десятку самых богатых людей Украины.
 
Был у Ющенко и ещё один повод желать смерти Вадима Гетьмана. Своей карьерой сельский бухгалтер обязан удачной женитьбе на дочке покойного, которую аккурат весной 1998 года решил поменять на Екатерину Чумаченко. Неизвестно обещала ли уже тогда американская жена сделать Ющенко Премьером, но, говорят, что узнав о намерении Виктора Андреевича обездолить его дочь, Вадим Гетьман пообещал навсегда убрать зятя их украинских финансов. Знающие люди утверждают, что возможностей осуществить эту угрозу у президента УМВБ было даже больше, чем у Президента Украины.
           
Но далеко не все олигархи первого призыва закончили свои дни в тюрьме или от пули киллера. Некоторые из них спокойно живут среди нас, уйдя из большого бизнеса и большой политики на свою олигархическую пенсию. Некоторым из них настойчиво порекомендовали так поступить и они не стали искушать судьбу, других в конкурентной борьбе вытеснила ими же выращенная молодёжь. Наконец кто-то просто устал и подумал, что всех денег не заработаешь.
           
Например, в 1993 году работал министром Кабинета Министров некто Анатолий Лобов. О том, насколько важна эта должность можно судить уже по тому, что практически каждый Премьер стремится посадить на ней своего человека, а через многолетнего министра КМ Пустовойтенко, Кучма контролировал правительство надёжнее, чем при помощи Пустовойтенко-Премьера. Назначенный после В.Пустовойтенко, А.Толстоухов, не располагая миллиардным состоянием и не контролируя сколько-нибудь заметную собственность, тем не менее постоянно остаётся на вершине политических хит-парадов.
           
Так вот, когда А.Лобов был министром Кабмина, страной руководил Президент Л.Кравчук, правительство возглавлял Премьер Л.Кучма, а Донецким горисполкомом руководил народный депутат будущий и.о. Премьера и политический беженец Ефим Звягильский.
           
Все четыре политика, из которых сейчас прозябает в безвестности только Лобов оказались замазанными в афёру по выкупу доли немецкой фирмы «Варекс» (Мюнхен) в уставном капитале «Донецквторчермтета». Скандал вокруг этого попытались в 2000 году раздуть известные «борцы с коррупцией» Г.Омельченко, А.Ермак и В.Шишкин. Верховная рада даже поддержада их депутатский запрос к Генпрокурору М.Потебенько, Были опубликованы номера счетов, на которые семьи Кучмы, Кравчука, Звягильского и Лобова якобы получали комиссионные от «сделки», но постепенно, на фоне «плёнок Мельниченко», «дела Гонгадзе» и горы всяческих разоблачений скандал сошёл а нет.
           
Интересно, однако, что, по крайней мере одну деталь из тех, на которых строил своё обвинение Г.Омельченко никто не оспаривал, а именно, что платёжное поручение о перечислении 12 млн. марок на счёт фирмы «Варекс» Лобов подписывал уже не будучи Министром Кабмина, так как за семь дней до этого был отправлен Кравчуком в отставку со стандартной формулировкой «в связи с переходом на другую работу». Вот уже почти десять лет об Анатолии Лобове практически ничего не слышно. Возможно именно благодаря своей непубличности он имеет возможность проживать «заработанные» комиссионные на свободе и не под прицелом.
           
В «деле Лобова», кстати, мелькнула и фамилия ещё одного незаслуженно забытого украинского «олигарха». Одно из поручений расписывалось тогда Л.Кучмой на Анатолия Голубченко – будущего Первого вице-премьера по ТЭК в правительстве Пустовойтенко. Его работа в правительстве запомнилась, пожалую лишь тем, что А.Голубченко был активным сторонником банкротства облэнерго, которые, под эту его концепцию активно распродавались.
 
Голубченко родился в 1950 году в Мариуполе и закончил местный металлургический институт. Карьеру олигарха он начал сравнительно поздно, с назначения в 1991 году первым заместителем Председателя госкомитета по металлургической промышленности. В 1992 году он становится уже министром промышленности, затем (в 1995-1997 годах) народным депутатом, с коротким перерывом, когда А.Голубченко работал советником Премьера. Наконец, в 1997-1999 годах А.Голубченко трудится Первым вице-премьером. В 1999 г. карьера политика и олигарха начинает клониться к закату. Голубченко ещё назначают первым замом в ФГИ, но Бондаря подсидеть ему уже не удаётся.
 
В это же время рождается неудачный политический проект. А.Голубченко и проигравший все возможные выборы в Верховную Раду О.Доний организовывают партию «Молодая Украина», которую тут же начинают между собой делить. Поскольку деньги на партию давал всё–таки Голубченко, а Доний их только тратил, то бывший первый зам главы правительства сумел (хоть и не без проблем) отнять «Молодую Украину» у молодого нахала, но что с ней делать дальше так и не сообразил. Партийная деятельность А.Голубченко прекратилась в 2001 году, когда он был снят с должности первого зама главы ФГИ и не сумел пройти в парламент ни на общих выборах 2002 года, ни на позднейших довыборах в Запорожье. Ныне он состоит в партии «Трудовая Украина».
Сейчас Голубченко возглавляет наблюдательный совет ОАО «Укрэлектропрепарат. До недавних пор он также возглавлял наблюдательный совет ОАО «Сумской завод насосного и энергетического машиностроения», но, после того, как «Насосэнергомаш» был куплен Сумским НПО им. Фрунзе эту должность Голубченко потерял. Его Украинскую ассоциацию предприятий чёрной металлургии, некогда весьма влиятельную, практически не видно и не слышно, да и предприятия чёрной металлургии контролируются уже другими людьми. В качестве утешительного приза Голубченко остаётся президентом Федерации бокса Украины и содержит общественную организацию «Ассоциация потребителей услуг монополий - Антимонопольный союз». Последним его достижением после увольнения с госслужбы стало избрание президентом Федерации охотничьего собаководства. С несостоявшимся однопартийцем Донием Голубченко связывает семейное хобби. Доний на денежки, которые удалось надепутатствовать в Киевсовете и умыкнуть у Голубченко пытался открыт своё кафе «Последняя баррикада», а супруга экс-вице-премьера владеет рестораном «Эгоист», который раньше назывался «У пани Анеле». Ресторан известен тем, что на выходе из него «брали» К.Григоришина, а недавно пытались записать беседу Кучмы и Путина.
 
В Принципе судьба Голубченко типична для чиновника периода первоначального накопления. Используя административные рычаги, он принуждал директоров предприятий чёрной металлургии отгружать продукцию без оплаты, на чём и зарабатывал. Затем – банкротил облэнерго, получая комиссионные, но новым эффективным собственникам его талант разрушителя оказался не нужен и теперь Голубченко отдыхает и вряд ли вновь когда-нибудь окажется на первых ролях.
           
 Примерно так же, за исключением высоких государственных должностей, сложилась  карьера другого олигарха, не сумевшего удержаться на высоте. Олег Ищенко начинал трудовую деятельность адвокатом Черниговской коллегии адвокатов. Он был достаточно амбициозен и сообразителен, чтобы увидеть открывшиеся с обретением украинской независимости горизонты и развернул маленький нефтяной бизнес. Дело пошло и вскоре уже новоявленный олигарх владел корпорацией «Олгрупп». Официально она никогда зарегистрирована не была, но объединяла, принадлежавшие Ищенко «Олгаз», «Олбанк», «ТНК-Руно» и другие фирмы и фирмочки. Как и положено человеку, чья жизнь удалась, Ищенко даже пытался завести собственную партию и некоторое время финансировал СДПУ Сбитнева. Потом, однако, партнёры разошлись во взглядах и даже пытались решить партийные разногласия при помощи бандитов. В конце-концов, Олег на некоторое время охладел к партстроительству.
           
В начале 90-х Олегу повезло – он сумел понравиться Кравчуку и и.о. Премьера Звягильскому и начал обеспечивать нуждавшееся в энергоносителях государство газом. В те времена имя Олега Ищенко произносилось в одном ряду с именами руководителей «ЕЭСУ» и «Итеры» - объёмы торговли, а значит и прибылей, были вполне сопоставимы. Проблемы возникли у Ищенко с приходом на пост Премьера П.Лазаренко. Павле Иванович, как известно, делиться не любил, а Олег Иванович, видимо не захотел воспользоваться опытом Кириченко и работать из 50%.
           
Во всяком случае, дела пошли похуже, и олигарха опять потянуло в политику. Тем более, что О.Ищенко оказался причастным к банкротству банка «Відродження», отделения которого в регионах пытался подмять под себя, а за невозврат кредита в 7 млн. дол. «Укринбанку» Олегу Ивановичу даже на некоторое время был закрыт выезд из страны.
           
Решить свои проблемы О.Ищенко попытался, сделав ставку на НРУ. Не то, чтобы его очень увлекла национальная идея, но в Рухе просто было мало своих денежных мешков и Ищенко получал партийное членство на вполне приемлемых условиях, даже рассчитывал используя руховское влияние, установить контроль над «Линосом». Вскоре, однако, выяснилось, что партию контролирует всё же не Ищенко, а Чорновол и тогда Олег Иванович стал одним из главных идеологов, финансистов и организаторов античорноволовского переворота, говорят, даже предлагал заплатить за уход Чорновола с поста партийного лидера 1 млн. дол.
           
Однако надежды Ищенко не сбылись и после переворота в Рухе его политическое влияние не выросло, а лишь сократилось, не улучшились и экономические дела. Газотрейдеры первых лет независимости, делавшие состояния на обворовывании государства оказались так же мало востребован, как и менеджеры вроде Голубченко итак же отошли на десятые роли. Ныне Олег Ищенко ещё замечается в околоющенковской массовке, но тон там уже задают другие.
           
Наконец последний (по порядку, а не значению) «герой» Пётр Мирошников. Как и П.Симоненко, А.Матвиенко и многие другие он выходец из украинского комсомола. Но пошёл не в политику, а в бизнес, конкретнее в банковское дело. Банк «Инко», созданный Мирошниковым входил в пятёрку крупнейших, а страна была увешана его рекламой. Уверенности в безоблачном будущем Мирошникову придавало то, что в 1994 году, Л.Кравчук, готовя запасные аэродромы на случай поражения на выборах, учредил Фонд содейсвтия развитию искусств, который сам и возглавил в качестве Президента. А в совет фонда, председателем которого стал А.Матвиенко, наряду с О.Дёмным и Н.Жулинским вошёл П.Мирошников. Фонд получил налоговые льготы и стал ввозить в Украину спиртное, а счета обслуживались «Инко». Пётр Мирошников, как образец успешного банкира, возглавил ассоциацию «Киевский банковский союз», которую возглавлял до декабря 2001 года, когда, в связи с банкротством «Инко», был заменён Л.Черновецким.
           
 Не исключено, что именно близость к Кравчуку сыграла позднее злую шутку с владельцем «Инко». Л.Кучма, как известно, не испытывал к своему предшественнику тёплых чувств и делал всё, чтобы сломать связанный с Кравчуком бизнес. Впрочем, возможно, что сообразительный банкир просто понял, что банк в украинских условиях может быть ценен не сам по себе, а лишь как базис крупной финансово-промышленной империи и, поскольку создать таковую не смог, предпочёл не дожидаясь судьбы Жердицкого вымыть из него деньги в свои карманы.
           
Ныне Пётр Мирошников работает Президентом НК «Альянс-Украина», главой представительства «Казахойл-Украина», на жизнь не жалуется, расширяет производство, но самостоятельным олигархом уже не будет никогда.
           
Вышеперечисленные люди уходили из олигархической обоймы по-разному. Одни по своей воле и тихо, других попросту отстреливали, третьи пытаются бороться за «место под солнцем» до сих пор. Есть только одна, объединяющая всех черта – они были менеджерами и финансистами эпохи дикого капитализма, специалистами игры без правил и потому оказались невостребованы новым временем, когда состояния уж не создаются, а сохраняются, а частная собственность действительно становится священной и законы пишутся уже  не для того, чтобы ловчее было её отнимать, а для обеспечения стабильности и уверенности собственников.
 
Владимир Павленко

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт