29 июня 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

«Газовая» биография главы КРУ Все статьи Версия для печати На главную
07.04.2008 09:55

Глава КРУ Николай Сивульский – один из самых загадочных персонажей нынешнего правительства. Будучи одной из многочисленных рук Юлии Владимировны последние лет десять, чиновник за редкими исключениями всегда старался избегать публичности. Поэтому общественности мало известны вехи жизненного и карьерного пути влиятельного чиновника из окружения Юлии Тимошенко. К примеру, мало кто понимает истинные мотивы упорного лоббирования Юлией Тимошенко кандидатуры Николая Сивульского на пост главы НАК «Нафтогаз Украины» во время формирования правительств образца 2005 и 2008 годов. Усилия главы правительства оба раза потерпели фиаско, а в качестве компенсации ее верный соратник оба раза получал пост главы КРУ.
 
Весной 2005-году Тимошенко таки пришлось уступить желанию президента сохранить за собой контроль над НАКом. В 2008 году ослабленный  президент все же смог вместо назначения «своего» Сивульского добиться назначения относительно нейтрального Олега Дубины.
 
Тем не менее, Николай Сивульский даже в КРУ о нефти и газе не забывает. И не упускает возможности покритиковать предыдущих руководителей ТЭК за выявленные его ведомством нарушения. Мы решили выяснить природу устойчивых углеводородных пристрастий главного ревизора Украины и вышли на интересные эпизоды из его, в том числе и «газового прошлого».
 
Судьба счетовода
 
Оказывается, что человек, так долго и настойчиво продвигаемый Юлией Тимошенко на «Нафтогаз», – по образованию не энергетик какой-нибудь, а бухгалтер. До определенного времени карьера у него складывалась, как и приличествует будущему главе КРУ. В 70-х годах он закончил Тернопольский финансово-торговый институт. И с того времени беспрерывно занимался счетоводством. В мутное время развала СССР, когда в государственные финансовые органы незалежной Украины рекрутировали кого попало, главным образом по блату, г-н Сивульский начал делать вполне удачную карьеру. В 1992 году он дослужился до первого заместителя председателя правления Нацбанка Украины, но ушел от В.Гетьмана и с конца 1992 по июнь 1996 года с небольшим перерывом был бессменным первым заместителем министра финансов, занимался инвестициями в связке с другой карьерной звездой того времени – Е.Звягильским. Однако куда девались те инвестиции, никому доподлинно не известно, разве что спросить у гг. Пинзеника и Терехина, может они помнят эти «дела давно минувших дней». Но все это давно поросло быльем. В 1996 году, когда с карьерой чиновника у нашего героя начались проблемы (поговаривают, по вине Генеральной прокуратуры), произошла встреча Николая Ивановича с «папиком»: и Тимошенко с Турчиновым, и «Громады» с «Батькивщиной» - премьером Украины Павлом Ивановичем Лазаренко, советником которого по вопросам банков и банковской деятельности и стал Сивульский.
 
Пускаем газы!
 
Решение примкнуть к группе Лазаренко круто изменило судьбу нашего героя. Именно этому событию он обязан, с одной стороны, попаданием в «сектор газа», а с другой, знакомству с нашей «богиней» Юлией Владимировной, с которой его с тех пор связывают самые тесные дружеские и деловые отношения.
 
Что там советовал г-н Сивульский Лазаренко по банковской теме, сейчас и не установишь. Наверное, ничего не советовал, ведь Павел Иванович ни в каких советах не нуждался. Сейчас даже трудно представить тот цирк, который являл собой его «кабинет министров», в котором личный шофер трудился министром финансов, а кругом, где только можно, были растыканы холуи и подельники из Днепропетровска. Что поделать, исполнительную власть в Украине будущий американский затворник рассматривал как личную вотчину. Иногда это даже давало позитивный результат: Лазаренко, например, за свои личные деньги выкрасил здание Кабинета министров. Бывали у нас премьеры и побогаче, но на такой поступок не решился больше никто.
 
Поговаривают, что у Павла Ивановича была особая «книжечка», разделенная на две графы: «для державы» и «для себя». Наш герой явно проходил по графе «для себя», поскольку именно его Лазаренко бросил на самый важный тогда участок фронта разворовывания государственного имущества – на торговлю газом. В 1996 г. Николай Сивульский возглавил «Украинский газоресурсный консорциум» (УГК). Впрочем, «газовым бизнесом» работа на посту президента УГК может называться очень условно. Николай Иванович занимался здесь по преимуществу переводом финансовых потоков в карманы руководителей этой аферы, за что, кстати, и попался в лапы прокуратуры. «Газом» же занималась Ю.Тимошенко, ее менеджерами был фактически укомплектован УМК, а сам консорциум работал на подхвате у ЕЭСУ.
 
Уже забылось, что собой являла эта странная контора – Украинский газоресурсный консорциум, созданный в 1996 году по инициативе премьера Лазаренко. Являясь «временным объединением юридических лиц», консорциум был призван распределить и продать украинским потребителям 25 млрд. кубов газа, полученного в 1997 году от «Газпрома» в качестве платы за транзит.
 
37% консорциума контролировалось ЕЭСУ и др. структурами Тимошенко, 51% - госкомпаниями, разумеется, работавшими под контролем премьера Лазаренко, иными словами контроль группировки Лазаренко – Тимошенко над УГК был полным. Другое дело, что в этих «рогах и копытах» г-н Сивульский отнюдь не был зиц-председателем Фунтом, а пусть и младшим, но все-таки партнером по дерибану.
 
Создатели УГК планировали не только укрепить на газовом рынке страны положение ЕЭСУ, и до того контролировавшей его третью часть, но и превратить Консорциум в эффективный инструмент по присвоению государственной собственности и борьбе с конкурентами на газовом рынке. Главной целью экспансии был Донецкий регион – главный район промышленного потребления газа в Украине и важнейший поставщик валютных ресурсов на счета «новых украинцев» (трубы, прокат, слябы, химия, с тех пор картина украинского экспорта мало изменилась).
 
В связи с этим не случайно, что УГК кроме распределения газа между оптовыми трейдерами, вменялась в обязанность продажа 8 млрд. кубов газа промышленности и коммунальному сектору Донецкой области. ЕЭСУ давно присматривалась к Юго-Востоку, более того, ей удалось даже навязаться здесь в качестве оптового поставщика, сильно потеснив донецких братков и типа «американскую» «Итеру». Газ ЕЭСУ поставляла Индустриальному Союзу Донбасса (в те времена Гайдук и Тарута были не металлургическими магнатами, а обычными областными газотрейдерами), который перепродавал его конечным потребителям – заводам и фабрикам Донбасса с такой себе справедливой маржей в 50 процентов. Тем не менее, такая ситуация не устраивала «днепропетровских», они сами рвались к «конечному потребителю» - к промышленным гигантам региона, на обжуливании которых, собственно, и зарабатывались основные бабки.
 
Чтобы пояснить читателю, в чем тут дело, нужно остановиться на некоторых особенностях тогдашней «газовой экономики» Украины. В тот «золотой» мародерский век, когда еще и речи не шло ни о «корпоративных правах», ни о приватизации промышленных активов, украинские газовые трейдеры условно делились на два типа. Первый тип посредников, основной доход получал за «откат». «Откат» был нелегальной платой, которую дирекция «конечного потребителя» вручала трейдеру, но не за поставленный посредниками газ, а за возможность за него не платить владельцу ресурса. Как правило, «откат» составлял от 10 до 20% от стоимости товара. Ярчайшим представителем трейдера этого типа была корпорация «Республика» Игоря Бакая, а затем НАК «Нафтогаз», под его чутким руководством сумевший задолжать «Газпрому» более миллиарда долларов.
 
Второй тип трейдеров – в их среде собственно и родились все миллиардные состояния Украины – ориентировался не на пошлое щипачество, а на  установление контроля над сбытом крупнейших предприятий, а в перспективе – на их прихватизацию. Здесь основной схемой были бартерные расчеты за поставленный газ, давальческие схемы, передача ресурса в долг и т.д. В результате создавалась парадоксальная ситуация: огромные предприятия, на которых работали десятки тысяч человек, которые продолжали производить продукцию, котирующуюся и на внутреннем, и на внешнем рынках, оказывались придатками какого-нибудь  зачуханого коридора в несколько комнат, с десятком сотрудников и компьютеров, гордо именовавшегося «промышленно-финансовой корпорацией» или чем-то еще в этом роде.
 
Какое-то время между ЕЭСУ и ИСД действовало нечто вроде «Сухаревской конвенции» по торговле газом на описанных выше условиях, нарушавшейся, естественно, как, например, во время борьба ЕЭСУ за установление контроля над Харцызским трубным заводом, но не слишком. Статус-кво между «днепропетровскими» и «донецкими» до 1997 гг. как-то сохранялся. Украинский газоресурсный консорциум, возглавляемый Н.Сивульским, должен был коренным образом изменить ситуацию с торговлей газом на донецком фронте в пользу ЕЭСУ. Но для руководимой Сивульским конторы требовалось «расчистить площадку». И вот чудеса: в ноябре 1996 г. от автоматной очереди погибает на тот момент самый могущественный представитель донецкого клана – Евгений Щербань.
 
Евгений Щербань был президентом корпорации «Атон», с его именем связывали фирмы «Амест», «Финансист», СП «Гефест» и пр., влияние которых распространялось очень широко – фактически на большинство крупнейших предприятий Донецкой области. Именно их и предполагало ЕЭСУ (Лазаренко с Тимошенко) превратить руками консорциума Сивульского сначала в потребителей своего газа, а затем и в должников-вассалов со всеми вытекающими сладкими последствиями. Хорошо известно, что впоследствии именно Павлу Лазаренко Генпрокуратура Украины предъявит обвинения в заказе убийства Евгения Щербаня. Так это или нет, судить не нам. Но еще римляне учили: хочешь раскрыть преступление, ищи того, кому выгодно. Бизнес-чистка в Донецке сопровождалась не только стрельбой, но и чисткой бюрократической. Этой же осенью 1996 года с поста «губернатора» Донецкой области был снят однофамилец и партнер расстрелянного нардепа – Владимир Щербань. Вместо него был поставлен лояльный днепропетровским Юрий Поляков, впоследствии за верную службу взятый в парламентскую фракцию партии П.Лазаренко «Громада».
 
Заводить УГК на крупные предприятия Донецка и устанавливать над ними контроль в условиях полного раздрая бизнес-элиты Юго-Востока Н.Сивульскому было легко. Фактически в тот период УГК начал осуществлять то, что чуть позже удалось ИСД – прибрать к рукам лакомые промышленные активы, чтобы впоследствии их приватизировать. И все шло хорошо, но судьба распорядилась по-своему.
 
В 1997 г. ситуация для Лазаренко и ЕЭСУ резко меняется в худшую сторону. Павел Иванович теряет пост премьер-министра, вскоре после этого снимают и Юрия Полякова. Но Николай Сивульский по-прежнему остается у руля квази-государственного Консорциума, который его усилиями стоит на страже интересов ЕЭСУ. В том, что это именно так, была, к примеру, убеждена Генеральная прокуратура Украины, особенно интересовавшаяся фактом безосновательного перечисления со счетов УГК на счета ЕЭСУ 10 млн. грн. (5 млн. долл.). Собственно, после этого «транша» и у самого Николая Ивановича начались проблемы – в сентябре его арестовывает Генпрокуратура, афера УГК накрывается медным тазом к вящей радости всех донецких врагов Лазаренко и Тимошенко.
 
Платежи за газ
 
Затем последовал переход Ю.Тимошенко в лагерь кучмистов, за что Лазаренко публично обозвал ее «политической куртизанкой». Затем последовало и бегство опального экс-премьера за кордон. И быть бы г-ну Сивульскому с кучей прочих подельников «Паши-пылесоса» обычным сидельцем за коррупцию, но он вовремя делает правильный жизненный выбор: он тоже перебегает в стан Тимошенко, хранит молчание во время следствия об аферах ЕЭСУ и ее руководительницы, чем заслуживает уважение и личную привязанность бывшей «газовой принцессы», затем «борца с антинародным режимом», а теперь «народного премьера».
 
Освобождение Сивульского из-под стражи стало одним из условий, которое Юлия Владимировна выдвинула Леониду Кучме в качестве компенсации за предательство своего бывшего патрона, за раскол «Громады» и создание пропрезиденсткой «Батькивщины». Николая Сивульского выпустили на свободу, но следственные действия в его отношении продолжались даже после назначения Юлии Тимошенко вице-премьером по вопросам ТЭК в Кабинет министров Виктора Ющенко.
 
Можно только подивиться самоуверенности Тимошенко, не постеснявшейся назначить Сивульского руководителем своего аппарата, совершенно, кстати, незаконно, учитывая живое уголовное дело, фигурантом которого он на тот момент был. Как на это смотрели В.Ющенко, и Л.Кучма история умалчивает. Но характерная деталь: видимо, чтобы нашего героя следователи не могли найти в здании Кабмина, его присутствие было «виртуализировано». Николай Иванович был, пожалуй, единственным чиновником такого ранга, который сидел в кабинете без номера и таблички с фамилией на дверях. Получается, что сей высокий чиновник с 2000 по 2001 работал в Кабмине как бы тайно, вызывая тихий ужас у соседей по седьмому этажу правительственного здания на Грушевского. При этом о газовой теме чиновник не забыл и на новой должности. Николай Сивульский активно включился в продвижение инициативы своего патрона – создать ОАО «Оптовый рынок газа». Последний по задумке Тимошенко должен был контролировать всю газовую сферу в Украине. Контролировать же его самого готовилась сама Юлия Тимошенко – через предполагаемого акционера «Итеру» и свой менеджмент.
 
Когда-то даже ходил слух, что именно г-н Сивульский должен был возглавить это замечательное совместное предприятие «Нафтогаза» и «Итеры» по импорту газа в Украину. А кому же еще было возглавить этот «газоресурсный консорциум» №2, как ни нашему герою, с его-то опытом и умением обращаться с газовыми деньгами.
 
После отправки Тимошенко в СИЗО в скором времени сменить тайный кабинет на нары приходится и самому Сивульскому. И снова сходные обвинения – хищение коллективного имущества в особо крупных размерах. Но видимо «консистенция» Николая Ивановича такова, что он ни при каких обстоятельствах не тонет. Тем более страну начали захлестывать революционные события, проходимцы, как часто бывает, стали народными героями, а заведенные против них уголовные дела – попытками антинародной власти оклеветать очередные «ум, честь и совесть нашей эпохи».
 
И вновь начинается бой, и Ленин – такой молодой!
 
Оранжевая революция снова вернула г-на Сивульского в строй. Все уголовные дела против него закрываются. А в 2005 и 2008 году, после неудачи с назначением в НАК, он возглавляет Главное контрольно-ревизионное управление Украины. Должность не ахти какая, но тем не менее. Вообще в этих назначениях есть какая-то издевка: государственный финансовый контроль возглавляет лицо, в прошлом не раз обвинявшееся в махинациях с государственными же финансами. Впрочем, по сравнению с назначением в том же году одним из замов Одесской обладминистрации настоящего уголовника с кучей неснятых судимостей, это назначение – мелочь.
 
А вот НАК «Нафтогаз Украины», куда снова прочили г-на Сивульского – это уже не шутки. В свое время, весной-летом 2005 г., Ю.Тимошенко серьезно поработала над тем, чтобы привести крупнейшую государственную компанию на грань банкротства, а Украину лишить дешевого импортного газа. Ни для кого не секрет, что от тех ударов компания не может опомниться до сих пор. При этом премьерство 2008 оказалось для НАКа ничуть не лучшим – компания заимела многомиллиардные долги за газ перед Россией и не собирается их платить, тем самим нанося непоправимый удар по и так подмоченной репутации госкомпании.
 
В этой диспозиции глава КРУ оказался востребован в качестве ПР-средства для списывания очередных промахов на других. Как известно, смысл изобличительных заявлений Николая Сивульского, сделанных в последнее время, сводится к обвинению во всех несчастьях НАКа предыдущего руководства. Однако дело не только в этом. Не исключено, что нынешние заявления – артподготовка перед масштабной рокировкой в нефтегазовом комплексе. Юлия Тимошенко давно ищет возможности избавиться от не полностью подконтрольного ей руководства НАК «Нафтогаз Украины», а заодно – списать на них вину за промахи собственной газовой политики в 2008 году.
Юрий Залевский
        

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт