20 августа 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Актуальный энергосаммит Все статьи Версия для печати На главную
23.05.2008 09:27

22-23 мая в Киеве проходит любопытное мероприятие – Энергетический саммит. В первый день его работы все внимание участников было привлечено к проблемам «проекта века» под названием «Одесса-Броды». Газовые вопросы не обсуждались. Видимо, именно в силу этой причины не были приглашены представители Туркменистана и России. Но «газовая тема» от этого не стала менее актуальной.  
 
Продолжающееся вот уже практически полгода газовое противостояние между Россией и Украиной на фоне строительства трубопровода “Набукко” привлекло всеобщее внимание к среднеазиатскому газу. Именно он, по задумке западных экспертов, должен снизить зависимость Европы от российского газа. Старательнее всего пишут о Туркменистане, который, после смерти Сапурмурата Ниязова начал строить новые газовые отношения.
 
Отношения эти строятся на том основании, что газа в стране очень много. О нем все знают, но никто его не видел. Если верить информации, которую старательно доносят туркменские СМИ, запасы газа в этой стране таковы, что могут поспорить с газпромовскими. На таких слухах и держится уверенность Европы, что ей удастся переломить зависимость от российского газа и вера Украины в том, что цена на газ может быть небольшой (по причине очень низкой себестоимости добычи среднеазиатского газа).   
 
На наш взгляд, Европе и Украине проще сразу же обращаться к услугам Канады (второй в мире экспортер природного газа), потому что шансов получить дешевое топливо из Туркмении столько же, сколько получить аналогичный объем газа за аналогичные деньги из Северной Америки. Основных причин этому несколько: это проблемы с транспортировкой и недоказанность запасов.
 
Начнем по порядку. Положение Туркменистана на карте мира таково, что стране самой никак не дотянуться до покупателей – окружают ее страны, которые могут производить газ сами. В такой ситуации единственным вариантом получения прибыли является использование уже готовых трубопроводов, либо протягивание своих. Здесь и начинаются основные трудности.
 
Единственный существующий трубопровод, которым может воспользоваться Туркмения проходит через территорию России - трубопровод «Средняя Азия – Центр». Был он построен еще в Советском Союзе и состоял из пяти ниток, а его потенциальная мощность равнялась тогда 80 млрд. кубометров. Сейчас его пропускная способность снизилась и составляет порядка 50 млрд. кубометров. После распада Страны Советов, “Газпром” решил пускать более дешевый среднеазиатский газ на экспорт в страны бывшего СССР по одной простой причине – именно бывшие республики были неплатежеспособны, поэтому потери от такого дешевого газа были гораздо меньше.    
 
Российский, более дорогой газ, “Газпром” продавал в Европу. Эта схема сохраняется до сих пор, так как ни Украина, ни Белоруссия, ни Молдавия не могу платить действительно европейскую цену. Пользуясь своим положением монополиста, “Газпром” мог диктовать свои правила Ниязову, с чем лидеру Туркменистана приходилось мириться. По сути, сейчас ситуация на российском направлении для Туркмении остается прежней – “Газпром” продолжает платить Туркмении более низкую цену, чем той могут предложить в Европе. Правда, до Европы нужно еще добраться.
 
Другой вариант – это строительство новых трубопроводов, которые должны соединить среднеазиатскую страну с перспективными направлениями. По сути, направления эти должны касаться тех стран, которые могут оплатить поставки газа. Это Индия, Китай и страны Европы. Заметим, что, говоря “строительство”, мы не имеем ввиду, что строить будет сам Туркменистан. Деньги на трубу всегда найдутся у тех стран, которые заинтересованы в ресурсах, особенно, если они не имеют российской прописки.
 
Эти трубопроводы тоже можно условно разделить на “реальные” и “нереальные”. Заметим, что, чаще всего, перевести статус трубопровода из “реального” в “нереальный” и наоборот можно с помощью политической воли.  Наиболее оптимистично для Туркменистана смотрится план поставок газа в Китай. 30 млрд. кубометров газа должны будут поступать с 2009 года по трубопроводу в КНР. Это соглашение предусматривает срок окончания строительства в 2009 году.
 
Но где пройдет эта труба, пока полной ясности нет. Соглашением предполагается, что газ пойдет с тех туркменских месторождений, где уже много лет ведут разведку газовщики из Китая. Но и здесь есть ряд условностей. Первое - это, мягко говоря, неопределенные требования экономики покупателя. Складывается впечатление, что Поднебесная и сама не уверена, сколько ей нужно газа и поэтому старается заручиться поставками на будущее. А нет острой необходимости – есть возможность снизить цены на газ. Во-вторых, это то, что самого газа пока нет. Месторождения еще нужно будет разработать.
 
Ну и третий фактор неопределенности – география. Общей границы у Туркмении с Китаем нет. Более того, путь предполагаемого газопровода должен пройти по территории либо сразу двух стран (из четырех – Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана), либо одной, но это будет Афганистан. Афганистан отпадает сразу – как по соображения безопасности, так и по соображениям экономической целесообразности – строить придется в горных районах, что будет гораздо дороже. Да и тянуть трубу через две страны – удовольствие не из дешевых. Сама Туркмения такой проект не потянет, а Китай, скорее всего, затребует приличную скидку за вложение средств в трубу.  Может получится, что при такой цене, продавать газ России будет выгоднее.
 
Теперь поговорим о менее удачливых собратьях трубопровода в Китай. Во-первых, это так называемый Трансафганский трубопровод. Правительство Туркменистана предлагало проложить трубу из южного Туркменистана через территорию Афганистана в Пакистан и дальше к индустриальным центрам в районе Индийского океана либо в Индию. Планировалось, что финансовую сторону вопроса на себя возьмут американские и индийские компании, а по трубе будет идти 30 млрд. кубометров газа, что сопоставимо с теми объемами, которые сейчас обещает “Набукко”. Учитывая, что индийской промышленности необходимы дополнительные объемы газа в связи с ростом металлургии электроэнергетики, проект выглядел очень перспективным.
 
Но есть одно но – это страна Афганистан. Сейчас риски по-прежнему велики – так, даже претенденты на пост президента США не могут сказать, кто сейчас является реальной силой в этой стране. Старт проект был запланирован на 2006 год, но воз, как говориться, и ныне там.  
 
Отбросив это направление, посмотрим на европейское – чтобы дойти до Европы, минуя Россию, туркменский газ должен был пройти через территорию Ирана в Турцию, а уже оттуда в страны ЕС. Этот проект представлялся более перспективным – он включал в себя интересы Ирана, который сам мог экспортировать газ по этой трубе, а также Турции, которая стремится стать крупнейшей транзитной страной в мире.
 
Традиционно вмешалась политика - отношения США с Тегераном осложнились, и американские компании, которые снова рвались помочь Европе избавиться от зависимости от российского газа, вышли из проекта. Помимо этого они начали навязывать своим партнерам запрет на инвестиции в иранскую нефтегазовую отрасль, в результате чего сейчас говорить о строительстве этого трубопровода мешает политика. Скорее всего, путь в Иран закрыт для туркменского газа надолго.
 
Другим вариантом прокладки трубы в Европу являются многочисленные вариации с участием Каспийского моря – это и по дну моря через Азербайджан, Грузию, Турцию и далее в Европу, а также подводный трубопровод, который должен миновать азербайджанскую часть Каспия. Первый вариант более известен под названием “Транскаспийский трубопровод” и долгое время считался самым выполнимым – финансируя эту трубу, США и Европа добивались увеличения своего влияния в среднеазиатском регионе, что было им только на руку. Не секрет, что Госдепартамент США объявил среднеазиатские республики бывшего СССР сферой интересов своей страны. Все варианты были заморожены из-за того, что страны не смогли договориться о разделе Каспия. Когда Азербайджан осознал то, что газ с его собственного месторождения Шах-Дениз может быть конкурентоспособен в Европе, он запросил у Ашхабада 15 млрд. кубометров газа в год в этой трубе – ровно половину от запланированного объема прокачки.
 
Сыграл свою роль и тот фактор, что на неразграниченных участках Каспия есть перспективные месторождения, которые хотят получить обе стороны. Из-за этого данный проект, по сути, был заморожен. Из-за этого, по сути, страдает и проект “Набукко”, который не может гарантировать того, что у него появится туркменский газ по причине все тех же противоречий между странами, а также по причине, речь о которой пойдет ниже.
 
Лихая газовая дипломатия Сапурмурата Ниязова привела к тому, что по плану Туркменистан должен был продавать газ всем подряд – России, Китаю, Украине, Европе. Сейчас Туркменистан добывает восемьдесят миллиардов кубометров. Простая арифметика показывает, что эти 80 млрд. – песчинка в море контрактов, которые так поспешно были заключены Туркменией. Судите сами: порядка 45-50 млрд. забирает Россия по договору, который был подписал еще при Сапурмурате Ниязове и подтвержден нынешними властями страны. Еще 8 млрд. кубометров газа было поставлено в Иран, который планирует увеличить эти закупки до 14 млрд.  Ориентируясь на китайской направление, нам видна цифра 30 млрд. кубометров.  
 
Добавим к этому возможные 30 млрд. кубометров по поставке по “Транскаспийскому” и столько же по планируемому трубопроводу в Индию. Да, эти объемы будут востребованы только в том случае, если газопроводы будут построены, но факт остается фактом – идея новых путей обхода России будоражит власти США, Европы и Туркмении, которые не дадут забыть об этих направлениях экспорта. Про “Набукко” вспоминать даже не будем. Получается, что Туркменистану необходимо наращивать добычу газа до 170-190 млрд. кубометров, учитывая и собственное потребление. Сможет ли гарантировать страна такие объемы?
 
Судя по заявлениям руководства страны, Туркмения обладает настолько громадными запасами газа, что может обеспечить ими весь мир. С.Ниязов утверждал, что в течение 250 лет запасов туркменского газа достаточно, чтобы экспортировать по 150 млрд. кубометров газа в год, что означает 37 трлн. кубометров газа на разведанных (именно – на разведанных) месторождениях. Примеров особого среднеазиатского счета запасов предостаточно – так, после заключения контракта с Китаем, Ашхабад заявил, что в Туркменистане было открыто новое месторождение – Южный Юатань – и его запасы якобы в три раза превосходят запасы Штокманского месторождения, которое тоже считается суперкрупным. Сначала было объявлено, что его запасы составляют 1,5 трлн. кубометров газа, а потом – через три недели – цифра выросла до 7 трлн. кубометров. Такая вот нефтегазовая фантастика в духе сурового соцреализма
 
Определенную интригу этому добавляет сам Туркменистан, ведь страна долгое время отказывалась допустить до аудита своих месторождений иностранных оценщиков. На сегодняшний момент в различных относительно объективных источниках говорится о том, что приблизительные запасы газа в стране колеблются в районе 2,1 трлн. кубометров до 2,4 трлн. Сведения туркменских властей определенности не добавляют – от фантастических цифр Ниязова до 2,8 трлн.
 
В любом случае, если Туркмения вдруг сможет увеличить добычу газа и сразу же построить хотя бы основные трубопроводы, то при поставках в 100 млрд. кубометров, страна сможет продержаться на своем потенциале не более 20 лет, а только на 25 лет был заключен договор с “Газпромом” и на 30 лет с Китаем. Нынешним руководством не озвучена и планируемая добыча газа на ближайшие годы. По официальным данным, к 2010 году она составит 120, а к 2030 году - 250 млрд. куб. м. Однако независимые специалисты уверены, что к 2010 году добыча останется практически на том же уровне, и лишь к 2030 году, возможно, достигнет 120 млрд. куб.м. Кстати, в 2007 году рост добычи газа в республике составил всего 1%.
 
В такой ситуации остается только позавидовать властям страны, которые могут убедить всех инвесторов и покупателей, что в Туркменистане достаточно газа для продажи практически в любую точку мира. В реальности, не исключено, что Туркмении придется перебрасывать транспортные потоки с одного направления на другое. Отвлекаясь от эмоций, можно сказать, что Европе рассчитывать на Туркмению пока рано. Причин этому несколько: недоказанность наличия газовых ресурсов, небольшой рост темпов освоения существующих месторождений, большие политические риски для трубопроводов, заключенные контракты с “Газпромом” и Китаем, которые смогут убедить руководство страны продавать газ именно им, наличие “Газпрома” и России, как наиболее привычного партнера (не забывайте про менталитет и связи), нежелание инвесторов идти в страну из-за признаков тоталитарного государства в его управлении.
 
Получается, что если даже туркменский газ и придет в Европу, то для этого понадобятся громадные средства (как на строительство трубопроводов, каждый из которых оценивается минимум в 5 млрд. долларов, а также для разработки новых месторождений) и ряд важных политических решений, которые никак не могут быть приняты уже несколько лет.
 
Все это откладывает выход страны на газовую арену мира на семь-десять лет, в ходе которых будет построен, если не “Северный” (не факт, что он вообще будет построен), так уж точно “Южный” поток, а также выведено на полную мощь Штокмановское и Бованенковское месторождения в России. Не будем забывать и о том, что реальную альтернативу туркменскому газу в это период может составить еще и Иран, если сможет преодолеть свои противоречия со странами Европы и США.
 
В итоге, туркменский газ будет интересен только Китаю и России, ведь потребности Европы значительно вырастут, чтобы обращать внимание на 10-30 млрд. кубометров (мы уже посмотрели, какими темпами и какой ценой будет расти добыча газа). Получается, что этот же объем будет гораздо проще и спокойнее перевезти из Канады, которая как раз начинает ряд глобальных проектов по производству СПГ.    Может быть, именно поэтому не пригласили в Киев россиян и туркменов. Будем импортировать газ из дружественной Канады?
 
                                                                                                                 Петр Сквозняков
        

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт