23 октября 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Рецепты МВФ – в жизнь! Все статьи Версия для печати На главную
16.10.2008 13:55

Украина может обратиться к Международному валютному фонду с просьбой о поддержке в рамках программы «упреждающий standby», средства которой выделяются при необходимости покрытия дефицита платежного баланса. Миссия МВФ прибыла 15 октября в Киев для анализа ситуации и выработки совместных с властями нашей страны действий. «По окончании миссии в случае необходимости будем обсуждать возможность предоставления stand-by для Украины в размере, который будет адекватен потребностям Украины на сегодняшний день», - заявил директор международного департамента Нацбанка Украины С.Круглик. По его словам, работа миссии может продолжаться минимум неделю.

Напомним, что в марте 2004 года совет директоров МВФ утвердил для Украины годовую программу сотрудничества «упреждающий standby», предусматривавшую возможность обращения за кредитом на сумму 605 миллионов долларов в случае резкого ухудшения платежного баланса, но власти так и не обратились за этими деньгами. Господин Круглик также сообщил, что и в настоящее время страна может получить принципиальное согласие фонда, но так и не обратиться за кредитом: «Иногда standby используется, а иногда нет. Нам нужна поддержка международных финансовых организаций, чтобы знать, что в случае необходимости у нас есть дополнительная поддержка, хотя на сегодня мы справляемся своими силами».

Мы, конечно, не станем спорить с уважаемым представителем НБУ. Но, вспомним – что весной 2004 года наша страна не взяла кредит standby именно в силу того, что у Украины было позитивное сальдо внешнеторгового баланса. Сейчас же оно отрицательное, причем к концу года этот показатель вполне может достичь 15 миллиардов долларов. А значит, давление на курс гривны в сторону ее понижения ожидается нешуточное.

Заметим, что вместе с кредитованием, МФВ практически всегда предоставляет стране-реципиенту свои рекомендации, которые являются едва ли не обязательными к выполнению. Одной из универсальных и традиционных рекомендаций от МВФ является настоятельное пожелание о либерализации курса национальной валюты страны-получателя кредитов. Пожалуй, внедрение этого пожелания давно назрело в нашей стране. Хотя, как говорится в одной любопытной пословице – «в действительности все не так, как на самом деле». И просто либерализация курса гривны – не решение экономических проблем Украины.

Большинство из наших соотечественников, даже не обладающих специальным образованием, прекрасно могут объяснить значение таких понятий, как валовый внутренний продукт, инфляция, кредит, обменный курс. Именно с обменным курсом уже длительное время происходят довольно интересные и, по большей мере, малопонятные события, да и в еще меньшей логично объяснимые события. А в еще в меньшей степени – события, полезные для экономики страны. При этом финансовые власти делают все возможное для того, чтобы граждане пребывали в неведении. Причем не могут разобраться в причинах происходящего не только «маленькие украинцы», о которых четыре года назад проникновенно обещал на Майдане заботиться Ющенко, но и авторитетные независимые эксперты. Складывается довольно странное впечатление – обменный курс гривны к иностранной валюте существует в отрыве от реальных тенденций в экономике. Как и вне зависимости от интересов простых граждан.

Позволю маленькое отступление в события чуть более чем трехгодичной давности. Конечно же, речь идет о том, как в одно прекрасное апрельское утро 2005 года все обладатели долларовых сбережений стали на 6% беднее. Так уж сложилось, что многие наши граждане, наученные горьким опытом советских времен и гиперинфляции середины 90-х годов, предпочитают держать свои сбережения в твердой конвертируемой валюте. В результате этого миллионы наших соотечественников ощутимо обеднели благодаря прихоти тогдашнего руководства страны.

Ревальвация национальной денежной единицы в долларизованной экономике мгновенно приводит к обесцениванию сбережений. Население оказывается в неприятной ситуации: долгое время оно не верило в гривну, поэтому нашло альтернативный источник сбережений в виде иностранной валюты. Тоже самое произошло и весной этого года – снова Пинзенник и Стельмах понизили в цене доллар. Отличие лишь в том, что в этот раз ревальвация гривны была не мгновенной, а ползучей. Но, глубина усиления национальной валюты была больше (правда, благодаря этому и соответствующий отскок, наблюдаемый в последнее время был никак не меньше - до 6 гривен за доллар в особо стрессовые моменты).

Руководитель Нацбанк как весной 2005, так и весной 2008 года приводил два главных аргумента для объяснения усиления гривны. Первый – НБУ не может продолжать и дальше покупать валюту экспортеров, тем самым бесконтрольно увеличивая денежную массу. Мысль не новая, но отнюдь не бесспорная, если всерьез задуматься о проблеме, а не принимать ее объяснение на веру, как мы это привыкли делать на протяжения последнего десятилетия. Дело в том, что если НБУ в случае позитивного сальдо торгового баланса выкупает на межбанковском рынке валюту, которую получили экспортеры, то называть это чистой эмиссией как минимум не совсем правильно. Поясню, почему: в данном случае в экономику страны не «вбрасываются» ничем не обеспеченные деньги. В данном случае выпускается в обращение дополнительный объем национальной валюты в обмен на валюту иностранную, появившуюся вследствие произведенной украинскими предприятиями и реализованной на экспорт продукции. При этом, что вследствие выкупа предлагаемой на межбанковском рынке валюты, происходит увеличение золотовалютных резервов НБУ, а соответственно – каждая эмитированная таким образом гривна обеспечена золотом или иностранной валютой. Что, вероятно, как минимум – неплохо.

Второй озвученный аргумент – стоимость гривны завышена. При этом руководство НБУ как в апреле 2005 года, так, кстати, и весной этого года, когда доллар был подвергнут повторному «опусканию», приводило в качестве «убедительного» примера паритет покупательной способности (ППС). Поясню логику радетелей усиления гривны на простом примере. Если в Украине за доллар (или 5 гривен по текущему курсу) можно купить примерно три буханки хлеба, а в Соединенных Штатах - в лучшем случае - одну, то курс украинской валюты предлагается считать заниженным относительно доллара. В силу этого делается вывод об искусственном уменьшении отечественных доходов. Весьма, кстати, спорный вывод в принципе – ибо главное не в том, сколько украинских гривен, турецких лир или монгольских тугриков дают за доллар или евро. Главное – как это влияет на экономику страны.

Конечно, рядовой шахтер или инженер с подачи НБУ проникся мыслью о недооцененности гривны. Но в основе этих доводов лежит принципиальная ошибка (а может быть – и намеренное введение граждан в заблуждение). Ведь ППС рассматривает валютные курсы в идеальной экономической среде, где господствует совершенная конкуренция, отсутствуют барьеры в международной торговле, капитал и рабочая сила свободно перетекают из страны в страну; любые товары и услуги могут быть экспортированы, транспортные издержки равны нулю. Кто-нибудь когда-нибудь видел подобные условия? Их нет и быть не может в принципе. К сожалению, НБУ из года в год беззастенчиво пользуется совершенно естественными недостаточными экономическими знаниями граждан.

Понятно, что в таких исключительно гипотетических условиях покупательная сила гривны действительно была бы одинаковой как внутри Украины, так и за ее пределами. Если же вернуться к реальности, то хотелось бы спросить у инициаторов двукратной за три с половиной года ревальвации гривны – что они могут купить за гривны за пределами Украины? Ответ очевиден – ровным счетом ничего. Полагаю, что ответом на попытку расплатиться гривной в любом иностранном магазине в лучшем случае будет недоумение. Дело в том, что гривна является только лишь внутренне конвертируемой валютой.

Подобные попытки введения в заблуждение всех – от депутатов Верховного Совета (а господин Стельмах несколько раз «втирал» им) до обычного студента – вызывает очень неприятный осадок. Более того, закрадывается мысль - а может быть апологеты усиления гривны из НБУ и Минфина (господин Пинзенник) не слишком хорошо знают некоторые теоретические вопросы? Ведь на соседних торговых прилавках на любом базаре страны одинаковый товар может отличаться (и отличается) ценой. Хорошая хозяйка знает места, где товар стоит дешевле, и всякая выгодная покупка является лучшей демонстрацией неравенства покупательной силы гривны в рамках не то что страны, а города, района, или отдельно взятого базара. Но, это – хорошая хозяйка. Отдельные представители отечественной финансовой власти, похоже, не знакомы с этой элементарной теорией.

Понятно, что манипуляции с курсом доллара были следствием специфического понимания нынешней властью способов борьбы с ростом цен. Кабмин и НБУ считают, что усиление национальной валюты способно побороть инфляцию. Определенная логика в действиях властей есть – снижение курса иностранной валюты в теории может позволить несколько удешевить импорт. Но этого у нас не происходит. Опять же приведу простой и понятный пример. Возьмем простого предпринимателя, торгующего на базаре, к примеру, китайскими кроссовками. Понятно, что за товар он расплачивается долларами. И вот, начиная с апреля этого года, товар стал обходиться ему на 5-6% дешевле. Но, скажите, пожалуйста, уменьшилась ли розничная цена? Естественно, нет. Логика размышлений торговца такова – если у него товар «разметали» по старой цене, то почему он должен снижать цену? Только потому, что снизилась его себестоимость? Это не аргумент. И обвинять предпринимателя не в чем. Он не нарушает закон и руководствуется рыночной конъюнктурой. Возникает простой и совершенно логичный, но риторический вопрос – кто из потребителей (которыми все мы с вами являемся) выиграл от двукратного удешевления доллара? В ситуации, когда растут цены (а за период с 2005 по 2008 год они выросли раза в 2) и их снижения добиваются за счет ревальвации, страдают многие, особенно, если инфляцию вызвали не монетарные факторы, как это имело место в Украине ранее.
К сожалению, тот факт, что от этого никто не выиграл – еще не самое худшее. От насильного усиления гривны есть серьезно проигравшие. Губительное влияние подобной политики на положение национального товаропроизводителя значительно превосходит крайне немногочисленные позитивные моменты. Использование устойчивого и прогнозируемого курса как ценового якоря дает возможность растущим, развивающимся экономикам поддерживать высокие темпы экономического развития и ценовую стабильность. При этом курс выступает стабилизатором цен в ожиданиях населения и бизнес-среды. Вряд ли само по себе падение курса иностранной валюты на 5-6%, пусть и два раза за 3,5 года, способно радикально подорвать их финансовое состояние. Но, посеять обоснованную неуверенность в завтрашнем дне – запросто. Тем более, что именно стабильность курса национальной валюты – главная директива работы НБУ. Но, глава Нацбанка периодически публично выражал гордость тем, что гривна крепчает...

Ревальвация нацвалюты в переходной экономике приводит к невозможности дальнейшей экспортной деятельности предприятий с невысокой рентабельностью. В Украине к таким относятся машиностроение и высокотехнологичные наукоемкие отрасли. Таким образом, экономика еще больше сдвигается в сторону сырьевых отраслей, что противоречит интересам любой страны, способствует углублению структурных и ценовых перекосов. В результате - выживают только сырьевые отрасли, которые, являясь природными монополистами, могут компенсировать курсовые колебания ростом цен. Но, именно выживают – не более того! Раньше предприятия-экспортеры имели четкий ориентир, позволяющий планировать свою деятельность на ближайшую перспективу. Теперь же они лишены этого удовольствия.

Кроме этого, момент для ослабления доллара в этом году был избран отнюдь не самый удачный момент – конъюнктура сырьевых рынков резко ухудшается и перспективы отечественных экспортеров отнюдь не безоблачны. А что представляет собой ухудшение условий работы металлургического комбината? Это уменьшение поступления валюты от экспорта продукции. Это снижение уровня поступлений налогов в бюджеты всех уровней и отчислений в многострадальный Пенсионный фонд. В конце концов – это уменьшение заработной платы своим работникам. А ведь на среднем по масштабам металлургическом комбинате работает 20-25 тысяч человек! То же самое касается другой ориентированной на внешние рынки отрасли – химической. Выходит, что непродуманное усиление национальной валюты способно серьезно ухудшить материальное положение миллионов наших граждан. И все это происходит в силу недостаточного понимания находящимися у власти финансистами сути происходящих экономических процессов.

Кстати, ухудшение условий работы металлургического и химического секторов экономики имеет и еще одно следствие: резкое обесценивание курса гривны вызвано именно существенным снижением притока иностранной валюты в Украину, следствием чего стало существенное уменьшение предложения долларов и евро на межбанковском валютном рынке. Результат – скачок курса гривны на 15% в сторону его уменьшения.

Механизм поддержки отечественной промышленности за счет заниженного (а не завышенного курса) - едва ли не единственный метод поддержания роста промышленного производства в странах с переходной экономикой. Другие инструменты еще не налажены или не работают. Если еще и не использовать этот инструмент, то можно оказаться в тяжелой ситуации. Да, инструментом заниженного курса нельзя пользоваться до бесконечности. Но отказываться от него можно лишь при наличии других действенных инструментов. Хочу спросить – у нас привлекательный инвестиционный климат? Или система налогообложения стимулирует развитие производства? А может быть энергоемкость отечественной промышленности позволяет производить конкурентную по ценам продукцию? Горько осознавать негативные ответы на поставленные выше вопросы. Так, что – давайте устраним последний позитивный рычаг воздействия на промышленное производство? Поддержим иностранного товаропроизводителя?

Ситуация у нас складывалась несколько специфическая - НБУ пытался бороться с ростом цен, однако, набор инструментов и механизмов у него невелик. Поэтому выбирал Нацбанк самый доступный способ – снижение курса доллара. Только последствия были прямо противоположные ожидаемым. И уж как-то совсем не с руки главному финансовому учреждению страны методом ревальвации национальной валюты бороться с такими инфляционно-образующими факторами как массовые социальные выплаты (уже имеющиеся и предстоящие в преддверии очередных внеочередных парламентских выборов), высокие мировые цены на нефть и зерно, повышение Россией цены природного газа.

Даже развитые страны страдают от ревальваций. В свое время США довольно резко критиковали за заниженный курс валюты Японию. После ревальвации иены японская экономика сильно затормозила, и специалисты связывают это именно с результатами изменений валютного курса. И Китай, который так долго подталкивали к ревальвации юаня, сделал недавно очень выдержанное движение в этом направлении.
А если вернуться к простому, к человеческому, отметим, что курс доллара в нашей стране уже давно является общепризнанным ориентиром, своеобразным мерилом ценностей. Сложно подсчитать конкретную цифру, но существенная часть населения получает денежное вознаграждение либо в иностранной валюте, либо сумма этого вознаграждения является гривневым эквивалентом некоего количества иностранных денежных знаков. Вряд ли несколько миллионов наших сограждан обрадуются уменьшению размера зарплаты даже на 5-6%. Равно как и уменьшению гривневого эквивалента своих депозитов (около 45% депозитов населения – это вклады в иностранной валюте). Хотя, похоже, что доллар в самое ближайшее время отыграет не только то, что с ним сделали весной 2008 года, но и свое «унижение», датированное весной 2005 года.

Хотя, спорить не стану, если заставить гривну усилится до уровня 4 к 1 (по отношению к доллару), бензин подешевеет. И может быть, даже нынешняя исполнительная власть и поддавливает НБУ в этом направлении. Вот только, как на это отреагируют, скажем господин Ахметов или господин Тарута, для которых соответствующим уровню обсуждаемой ревальвации размером снизится гривневый эквивалент выручки принадлежащих им металлургических предприятий. Да и в преддверии выборов это не может не быть предметом политического торга.

 

Панас Пидгулько
 

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт