17 августа 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Кучма и Табачник: встреча на книжной полке Все статьи Версия для печати На главную
12.10.2009 10:44

Вышедшие в книжной серии издательства «Фолио» «Знаменитые украинцы» книги «Леонид Кучма» Кости Бондаренко и «Дмитрий Табачник» Георгия Зубченко вызвали большой интерес не только среди профессиональных политологов, но и у не озабоченных политтехнологическими тонкостями читателей, о чем убедительно свидетельствуют высокие рейтинги продаж. Пожалуй, основной причиной читательского интереса послужило то, что оба автора не писали скучную биографическую справку, а сумели показать целостный политический и личностный портрет своих героев. Особенно выигрышным для книг стало то, что Бондаренко и Зубченко большое внимание уделили «живой истории» - впервые озвученным свидетельствам, часто раскрывающим неизвестные страницы прошлого или представляющих, казалось хорошо изученные, в совершенно новом свете. Не избегают авторы и делать выводы, а не просто излагать факты, пусть и совершенно сенсационные. Разница между двумя книгами в том, что если в «Леониде Кучме» основное внимание уделяется все же сугубо политтехнологическим аспектам, то в «Дмитрие Табачнике» при всем внимании к ним, больше политических обобщений и прогнозов.

И Бондаренко, и Зубченко в целом не скрывают своего положительного отношения к выбранным ими «знаменитым украинцам» (хотя, пожалуй, у первого оно выражено более рельефно), но это не мешает авторам быть достаточно критичными. Правда, если Бондаренко считает пройденный вторым президентом путь в целом единственно возможным и, следовательно, правильным, то Зубченко не скрывает неприятия некоторых действий (или отсутствия их) Табачника.

Особенно интересно, что по понятным причинам во многих событиях Леонид Кучма и Дмитрий Табачник пересекаются и некоторые исторические узлы освещаются коллегами-политологами с разных позиций. При чем речь идет не только об избирательной кампании 1994 года, которую начальник штаба Кучмы неожиданно для всех выиграл с просто анекдотическими по размерам ресурсами.

Например, в книгах подробно описываются первые два года президентства Кучмы. Бондаренко явно не считает важным то, что Кучма отошел от предвыборных обещаний по приданию русскому языку статуса государственного и установлению союзных отношений с Россией, Зубченко же весьма критичен по отношению к главе кучмовской администрации. По его мнению, обладая практически всей полнотой власти, Табачник не сумел добиться решения принципиальных для Юго-Востока проблем. И если Бондаренко не видит в поведении Кучмы ничего необычного, считая его проявлением обычной политической целесообразности, то Зубченко пишет об утраченном шансе. В «Дмитрии Табачнике» описывается, как глава АП будучи уверен в непоколебимости своих позиций, увлекся политической суетой и действовал непоследовательно, успев, разве что, положить конец всевластию националистов в госаппарате и прекратив, проводимые при Кравчуке, гонения канонического православия.

Еще более показательно как авторы рассказывают о поведении своих персонажей в период путча. Если для Бондаренко это, одно из наиболее трагических событий новейшей истории Украины, лишь завершение президентского правления Кучмы, то для Зубченко – переломный момент, после которого Табачник стал одним из лидеров антифашистского Сопротивления и выразителем интересов русскокультурной Украины.

Следует отметить то, что Бондаренко называет майданный путч «мирным фестивалем» и почему-то сравнивает Ющенко с Махатмой Ганди. Вероятно, мимо внимания автора прошли свидетельства Евгения Червоненко (возглавлявшего в это время ющенковскую безопасность) о многочисленных снайперах, готовых встретить правительственные войска и подготовленных запасах оружия. Не раскрывается и вопрос – не было ли происходившее (как это теперь считает ряд политологов) вышедшим из-под контроля планом президента сохранить власть, выступив против «раскола Украины Януковичем и Ющенко»? Автор отделывается намеками, наподобие того, что Кучма «ратовал за преемственность власти, но не настолько, чтобы приносить себя в жертву Януковичу».

Бондаренко утверждает, что «Кучма на некотором этапе начал понимать: сопротивление бесполезно. Он перестал настаивать на президентстве Януковича отлично зная, что в плане преемственности и Янукович, и Ющенко являлись приблизительно похожими типажами. Особенно если учитывать возможные последствия прихода к власти того или иного кандидата для личной безопасности Кучмы».

Слова о «бесполезности сопротивления» странно звучат, если учесть, что не было и малейших попыток его оказания. Не вызывает сомнения, что при тогдашней полной управляемости властной вертикали, одного приказа Кучмы положить конец нарушениям закона, хватило бы для конца оранжевого переворота.

Зубченко в свою очередь пишет о том, что Табачник (как оказывается - предупреждавший ранее в деталях о готовившейся «цветной революции») был одним из немногих, кто пытался реально переломить ситуацию: «вице-премьер настаивал на применении силы для разблокирования госучреждений и считал, что ни в коем случае нельзя соглашаться на «третий тур». Табачник видя бессилие силовиков (или переход на сторону Ющенко) и полный выход ситуации из правового поля, предлагал отлет Януковича в Харьков и принятие им на себя полномочий президента для возобновления конституционного порядка». Зубченко также подчеркивает, что «Табачник был одним из немногих, кто остался с Януковичем, когда уже была ясна победа «майдана». Символично, что рядом с Кучмой таких людей не нашлось. По приводимому Бондаренко свидетельству одного из народных депутатов: «Интересно было наблюдать, как люди вокруг него начали потихоньку-потихоньку дистанцироваться. Покидать под любыми предлогами президентскую дачу и уезжать. К вечеру часть из них появилась либо в штабе Ющенко, либо на «майдане», клеймя позором «преступный режим Кучмы».

Впрочем, не было ли поведение президентской свиты закономерностью, исходящей из тотально «прагматической» политики своего патрона, в которой не было места соображениям высшего идеологического порядка? Бондаренко, кстати, сам отметил, что, верный политике «многовекторности», Кучма ответил России за поддержку в 2001 году черной неблагодарностью и вернулся к политике «евроинтеграции» и заигрываниям с США.

Если можно сделать какой-то общий вывод на основании двух биографических книг «Фолио», то, вероятно, следующий. Даже при разрушении морально-нравственного фундамент общества, эффективность политики далеко не всегда определяется ее прагматичностью и меркантильностью понимаемыми, как предательство интересов своих сторонников.

Книга Бондаренко убедительно показывает высочайший профессионализм и продуманность государственного прагматизма экс-президента, но его биограф считает, что политическая карьера Кучмы окончена. В то же время Табачник, как в 1994 и 2004 годах, так и все время ющенковского правления, поступал, отнюдь, не исходя из прагматизма, но все более очевидно, что защищаемые им «непрагматичные» идеалы востребованы Украиной, не приемлющей «майданов», огаличанивания и шухевичей.

Виталий Май

Книги можно заказать в интернет-магазине «Фолио» (http://www.bookpost.com.ua/?author=%C3.%20%C7%F3%E1%F7%E5%ED%EA%EE) или почтой — «Книжный клуб «Фолио», г. Харьков, 61052, а/я 46, тел. (057) 715-61-19


 

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт