17 августа 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Каменная десница наркома Все статьи Версия для печати На главную
27.10.2009 13:32

Среди предназначенных Киевской горадминистрацией к сносу памятников один стоит буквально в нескольких метрах от штаб-квартиры Партии регионов на улице Липской. Это памятник первому министру иностранных дел УССР Дмитрию Мануильскому.

Можно не сомневаться, что олигофренические карьерные националисты КГГА, вроде экс-пориста Рудыка, принимая это решения сознательно рассчитывали на будущее шоу. Демонтаж памятника под окнами кабинета Януковича, должен продемонстрировать кто является хозяином в стране. Майданные мыслители явно уверены, что регионалы проявят свое уже ставшее традиционным толстовство и «не заметят» под крыльцом крана, рабочих с ломами и обязательную майданную клаку с плакатами в стиле «Геть московських окупантів з України!»

Излишне говорить, как подобное «непротивление» злу насилием воспринимается базовым антинационалистическим электоратом ПР. Достаточно вспомнить позорное молчание партии в этом году (впрочем, как и в прошлом) в провозглашенный (и кощунственно совмещенный с праздником Покрова Пресвятой Богородицы) Ющенко «день героев УПА». Хотя отдельные парламентарии-регионалы заявили о недопустимости реабилитации гитлеровских коллаборационистов, палачей и преступников против человечности, но это было только их личное мнение. Партия осталась нема, а ряд ее «говорящих голов» повели себя ожидаемо позорно. Крайне забавно было наблюдать на «Интере» препирательство между Тягнибоком и Анной Герман. Дело в том, что они чуть не вцепились друг другу в горло по поводу того, кто из них больше любит УПА и больше осуждает «преступления Советской власти». Трудно назвать победителя спора титанов мысли, но результат от этого все равно не изменится – бело-синие так или иначе потеряли в канун выборов так необходимые голоса многих наиболее преданных сторонников.

Понятно, что не было и никаких попыток со стороны ПР воспрепятствовать сборищу под президентским патронатом доживших до наших дней недобитых садистов ОУН-УПА и молодой нацистской поросли. Регионалы, как всегда, были заняты «более важными» делами и с антифашистскими лозунгами пришли представители левых партий.

Конечно, в «мирное время» ПР, как и прочим украинским партиям, можно особо не обращать внимание на реакцию сторонников – те к подобному давно привыкли. Но до выборов осталось всего ничего и глупо рассчитывать, что «и так за нас проголосуют, никуда не денутся». Еще как денутся – в первом туре есть не молчащий по поводу ОУН-УПА Симоненко, а во втором – немалая часть разочарованных избирателей Юго-Востока может вообще не придти на избирательные участки.

Готовящийся к демонтажу памятник Мануильскому здесь сыграет пусть и не ключевое, но символическое значение. Возникнет закономерный вопрос – если партия бессильна у входа в собственный офис и не может дать по рукам фашиствующим вандалам, то на что вообще она способна?
Правда есть надежда, что ПР наконец поведет себя подобно КПУ, взявшей под надежную защиту памятник Ленину на бульваре Шевченко. И тогда регионалам вовсе не обязательно использовать аргумент о том, что одним из главных признаков возвращения варварства, деградации и духовного обнищания является снос ЛЮБЫХ памятников. Это, безусловно, правильно, но за данной мыслью подчас прячется некое стыдливое нежелание защитить наших выдающихся предков как таковых, а не просто произведения искусства. К сожалению, в этом отражается присущая ПР боязнь расставить все точки над i и желание соблюсти пагубную для рейтинга ее лидера «политкорректность».

Между тем, памятник Мануильскому можно и нужно защищать не только как шедевр, без которого уже невозможно представить уютные киевские Липки.
Не упоминающийся в вакарчуковских учебниках Мануильский является одной из наиболее интересных личностей в отечественной истории и можно смело утверждать, что память о себе он оставил самую светлую, в том числе благодаря тому, что лично спас многие человеческие жизни с риском для собственной.
Он выделялся даже на фоне совсем не малограмотной большевистской верхушки своей высочайшей образованностью. Выходец из глухого волынского села благодаря огромной целеустремленности и таланту сумел закончить в числе лучших выпускников юридический факультет Петербургского университета, а позднее Сорбонну, в которой ему предлагали остаться для преподавания и сулили блестящее будущее ученого-правоведа.

Но в спокойной эмиграции, он в силу своего характера долго оставаться не мог. Большая часть его революционной деятельности – не собрания в парижских кофейнях и лондонских пабах, не партийные склоки на зарубежных съездах, а подготовка вооруженных восстаний, аресты, тюрьмы, побеги. Можно как угодно относиться к идеям, за которые он боролся, но убежденность и готовность к самопожертвованию не могут не восхищать.

При этом Мануильский никогда не был фанатиком, готовым ради идей класть людей на алтарь единственно верного учения. Летом 1919 года Всеукраинская ЧК «прославилась» массовыми бессудными казнями, пытками и арестами представителей интеллигенции, что вызывало возмущение и у многих видных большевиков. В конце концов, ЦК вынужден был отправить в Киев комиссию во главе с Мануильским, но предполагалось, что она просто «защитит чекистов от клеветы». Дмитрий Захарович прекрасно понимал опасность конфликта со всесильной ЧК, но не позволил свести работу комиссии к формальному подтверждению правомерности действий подчиненных железного Феликса. В своем заключении, которое было направлено лично Ленину, он полностью подтвердил информацию о творящихся преступлениях. Причем глава комиссии не ограничился составлением бумажного отчета, а прямо на месте сделал все возможное, чтобы освободить невиновных и некоторых выпускали из камер буквально перед запланированным расстрелом. Мужеству и честности Мануильского отдавали должное и антибольшевистские источники – например, об этом пишется в докладе Всероссийского общества красного креста, посвященного зверствам Киевской чрезвычайки.

Несмотря на разразившийся громкий скандал и возмущение Дзержинского, принципиальное поведение Мануильского было оценено большинством коммунистов Украины, что способствовало его избранию в январе 1921 года первым секретарем ЦК КП(б)У. За время руководства находившейся в состоянии полной разрухи республикой, он сумел восстановить нормальную жизнь, уничтожить бандитизм и обеспечить безопасность для мирных жителей. Однако через два года первый секретарь был смещен за отказ проводить государственную украинизацию, которую считал абсолютно неприемлемой и крайне вредной. Как раньше с председателем ВЧК, в 1923 году он, не раздумывая, вступил в конфликт с самим Лениным, доказывая, что русский и украинский язык должны пользоваться равными правами, а этно-культурная дискриминация неприемлема для социалистического государства. Его аргументы не были услышаны - ослепленный фантомом «коренизации» Ильич снял непокорного главу КП(б)У.

Не побоялся Мануильский возразить председателю Совнаркома и по поводу принципа создания СССР, став неформальным лидером фракции «федералистов». Он прозорливо утверждал, что «пора прекратить играть в детские игры самостийности» и закрепленное за республиками право выхода из единого государства может однажды привести к трагическим последствиям.

Отважно вел себя Мануильский и во время «большого террора». Когда самые могущественные сталинские соратники боялись заступиться за арестованных ближайших родственников, он направил десятки обращений в НКВД и некоторые его ходатайства были, как ни странно, удовлетворены.

Чувство страха было, кажется, неведомо экс-руководителю Украины - фантастически звучит история появления Мануильского на должности наркома (с 1946 года министра) иностранных дел Украины. В начале 1944 года он написал заявление на имя Сталина о том, что согласно полученным им сведениям заместитель Молотова Андрей Вышинский был многолетним агентом Охранного отделения. Написал, зная всю степень доверия генсека к бывшему генеральному прокурору, внесшего огромный личный вклад в организацию карусели смерти 1937-1938 годов.

Любивший сложные комбинации человеческих шахмат Сталин не уничтожил Мануильского, игравшего с начала войны ключевую роль в создании эффективной системы антифашистской пропаганды. «Хозяин» всего лишь отправил одного из недавних руководителей Коминтерна в Киев - руководить только что созданным Наркоматом иностранных дел. Фактически Мануильский прибыл на пустое место – его предшественник Александр Корнейчук оказался неспособным к организаторской работе и так и не смог понять стратегические задачи внешнеполитического ведомства.

Новый нарком в короткий срок создал высокоэффективный аппарат и обеспечил достойное представительство Украины в мире, в том числе во всех основных международных организациях. Благодаря наследию Мануильского МИД Украины десятилетиями пользовался уважением и авторитетом у зарубежных партнеров и понадобились недюжинные усилия Тарасюка и Огрызко, чтобы превратить министерство в сборище невменяемых галичан и бездарных мажоров-карьеристов.

Посчитают ли регионалы нужным спасать памятник Человеку с большой буквы, столь много сделавшему для Украины или в их концепцию «объединённой Украины» он тоже не вписывается?

Дмитрий Донато


 

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт