17 августа 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Укррудпром: назад дороги нет Все статьи Версия для печати На главную
09.03.2005 08:12

Сколько бы ни существовало разного рода списков предприятий – кандидатов на реприватизацию, первым номером в каждом из них идет «Криворожсталь». Имя сие давно уже превратилось в нарицательное, склоняют его налево и направо все, кому не лень, пугают им детей, слагают анекдоты. «Укррудпрому» такая народная любовь вряд ли грозит, несмотря на то, что разговоров о его реприватизации в последнее время отнюдь не меньше. Мало кто вообще понимает, о чем идет речь. По крайней мере, многие депутаты, проголосовавшие год назад за закон Владимира Мовчана «Об особенностях приватизации предприятий Государственной акционерной компании «Укррудпром», сегодня разводят руками и в оправдание заявляют - мол, не ведали, что творили.

В числе несведущих оказались чуть ли не в полном составе однопартийцы Валентины Семенюк и половина «нашеукраинцев». Действия своих соратников Виктор Ющенко еще прошлым летом назвал ошибкой, правда, при этом, не уточнив, насколько простимулированы были такие «ошибки» депутатов. В кулуарах парламента назывались цифры до 50 тысяч (естественно, не гривен) за каждый голос в поддержку данного законопроекта.

Неудивительно, что после таких весомых аргументов он сумел набрать 276 голосов. Лишь коммунисты и БЮТовцы в полном составе голосовали против его принятия. Годы правления Юлии Тимошенко на Южном ГОКе не прошли для нее даром и уж она-то отлично представляла, к чему может привести проведенная таким образом приватизация предприятий, входивших в холдинг. Впрочем, не будь декабрьского скачка внутренних цен на железорудное сырье, возможно, тема реприватизации «Укррудпрома» сегодня бы и не всплыла.

Вокруг чего шумим

Государственная акционерная компания "Укррудпром" была создана Министерством промышленной политики и Фондом госимущества в декабре 1998 г. на базе одноименного концерна горнорудных и нерудных предприятий юга Украины. Предприятия, входившие в "Укррудпром", выпускали около 70% железорудной продукции (около 45 млн. тонн) и 80% флюсов и известняков в Украине. В Уставный фонд ГАК "Укррудпром" (составлял 1 153 618,1 тыс. грн.) были переданы пакеты акций рудоуправления "Сухая балка" (25,1%), Южного горно-обогатительного комбината (25,78%), Центрального, Северного, Ингулецкого ГОКов (по 50%+1). Помимо этого, компания владела 100% акций ОАО «Докучаевский флюсодоломитный комбинат», ОАО «Новотроицкое рудоуправление», ОАО «Комсомольское рудоуправление», ОАО «Балаклавское рудоуправление им. Горького», Криворожского железорудного комбината, Кривбассвзрывпрома и ряда других предприятий.

Почему именно такой была структура холдинга, для чего вообще он был создан и какова его роль в деятельности предприятий, в него вошедших, - ответить на эти вопросы не могли даже инициаторы его создания. Руководство холдинга довольно скоро расписалось в собственной несостоятельности эффективно управлять вверенными предприятиями и предпочло передать свои полномочия разного рода коммерческим структурам. К примеру, ИнГОК был отдан в управление недавно созданному и никому не известному ООО «Смарт-групп», за которым, как потом выяснилось, стоял российский бизнесмен Вадим Новинский. На Центральном ГОКе закрепилось ЗАО «Укрруда», в учредителях которой значились криворожские бизнесмены. Северный ГОК передали в управление УкрСиббанку. Приват прочно сидел на «Сухой Балке» и отвоевывал позиции на Южном ГОКе.

Оценивать эффективность такого управления однозначно нельзя. С одной стороны, на многих из вышеназванных предприятий действительно повысились объемы производства, увеличилась рентабельность, была погашена задолженность по зарплате, да и уровень ее значительно вырос. С другой, - учитывая то, что многие из входящих в структуру «Укррудпрома» предприятий участвовали в эксперименте, проводившемся в то время в ГМК, финансовый результат их работы мог быть значительно выше. Если прибыль и декларировалась, то размер ее был чисто символический. К тому же, на каждом предприятии величина кредиторской и дебиторской задолженности стала соизмерима с годовым объемом производства. Предприятия холдинга были яркими образцами экономики абсурда, многие из них находились в перманентном состоянии банкротства. В то же время, не один отечественный бизнесмен сколотил себе состояние, вращаясь вокруг них. Государство же, номинально оставаясь основным собственником как самого «Укррудпрома», так и предприятий, в него входящих, получало «дырку от бублика». Что-то надо было делать.

ГОКи отпускаются только членам профсоюза

В январе 2000г. Леонид Кучма дал поручение рассмотреть вопрос о приватизации "Укррудпрома" как целостного комплекса. Несколько месяцев шли дискуссии по этому вопросу. В конце того же года Фонд госимушества и тогдашнее правительство Виктора Ющенко пришли к общему мнению: холдинг нужно приватизировать как единую компанию путем продажи непосредственно его акций. В принципе, уже в следующем 2001 году ФГИ был готов выставить акции «Укррудпрома» на продажу. Однако такое развитие событий не входило в планы укоренившихся на предприятиях холдинга финансово-промышленных групп, - с их стороны пошел откровенный саботаж и затягивание процесса его разгосударствления. Но после того, как Фонд госимущества включил ГАК «Укррудпром» в план приватизации на 2003 год, ФПГ перешли в контрнаступление. На свет появился тот самый законопроект Об особенностях приватизации Укррудпрома, автором которого стал народный депутат Украины, бывший директор Центрального ГОКа Владимир Мовчан. Суть его сводилась к тому, что продаются акции не холдинга, а по отдельности акции предприятий в него входящих, при этом приоритетное право на покупку имеют владельцы не менее 25% их акций. Они же имеют приоритет и в случае, если предприятие, выставляемое на продажу, на 100% было государственным (КЖРК, Кривбассвзрывпром). Проще говоря, тот, кто не один год сидел на тех же ГОКах и дерибанил их, получал эксклюзивное право на продолжение дерибана, но теперь уже на законных основаниях и на правах хозяина.

Патриот Кривбасса нардеп Вадим Гуров подготовил альтернативный законопроект, в котором предлагалось:
а) закрепить в государственной собственности 50% + 1 акция ГАК «Укррудпром», «с целью сохранения компании как юридического лица, уполномоченного совершать управление государственными корпоративными правами, переданными в уставный фонд предприятия»;
б) оставшиеся акции выставить на продажу, причем приоритетное право на их покупку предоставлялось работникам предприятий, входящих в холдинг.

Такой капиталистический социализм мало кому пришелся по нраву и дальше первого представления в парламенте этот законопроект не прошел. Документ же Мовчана, несмотря на жесткую критику со стороны оппонентов (особенно усердствовал в этом директор ММК им. Ильича Владимир Бойко), осенью 2003 года благополучно прошел первое, а в апреле 2004 года и второе чтение. Президент Кучма не посчитал нужным ветировать сей закон (Валентина Семенюк позже оправдывала социалистов, проголосовавших за его принятие тем, что они ожидали от Кучмы именно таких действий), и вскорости подписал его.

А что еще Леониду Даниловичу оставалось делать, если он в этой игре был далеко не основной игрок.

За пару недель до голосования в парламенте, 23 марта 2004 года в Милане, во время матча Лиги Чемпионов «Милан»-«Депортиво» состоялась «встреча в верхах». Присутствовали: Пинчук (Интерпайп), Ахметов (СКМ) с полномочиями от Ярославского (Укрсиббанк), Коломойский (Приват) с полномочиями от Новинского (Смарт-груп) и братья Суркисы.

Речь шла о предвыборном разделе сфер влияния и мирном сосуществовании после оных. Понятно, что на Родине провести такой «саммит» было бы проблематично (мало ли у нас майоров Мельниченко?). Нейтральную же территорию любезно предоставил Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, которого долго уговаривать не пришлось, - человек, как говорится, в теме.

Вот на этой встрече и определилось, кому отойдет «Криворожсталь», кому - тот или иной ГОК, а кому прочие прелести жизни.

После этого Михаилу Чечетову оставалось только взять под козырек и выполнить чисто технические процедуры.

Собственность на «Криворожсталь», как известно, оформил пинчуковско-ахметовский «Индустриально-металлургический союз»; кастрированный допэмиссией госпакет акций Ингулецкого ГОКа за бесценок отошел Вадиму Новинскому; Приват избавился от государственного присутствия на «Сухой Балке» и ЮГОКе; Северный и Центральный ГОКи, так же как и Кривбассвзрывпром стали вотчинами Рината Ахметова.

Все эти объекты ушли практически за бесценок, на безальтернативной основе. Подобие конкурентной борьбы можно было наблюдать только во время продажи Криворожского железорудного комбината, интерес к которому проявляли Приват, Интерпайп, ИСД и ММК им. Ильича. Победителем конкурса по продаже 93% акций комбината стала структура Привата – ООО «Солайм», предложившее за пакет более 700 млн. грн.

В целом же за 9 проданных предприятий «Укррудпрома» ФГИ выручил около 1,5 млрд. грн. Для сравнения: доход от реализации продукции в 2004 году только на СевГОКе составил 1,84 млрд. грн., а полученная чистая прибыль – 546,3 млн.грн.

Разговоры стихнут скоро

Однако, шум по поводу реприватизации предприятий «Укррудпрома» поднят не из-за того, что их дешево продали, да еще и на безальтернативной основе. Меткомбинаты, не входящие в орбиту Привата, Смарт-групп, СКМ или Интерпайпа (последний до недавнего времени контролировал КЖРК), и не имеющие своей сырьевой базы, оказались заложниками ценовой политики на внутреннем рынке железорудного сырья, которую стали определять новые-старые собственники ГОКов. В декабре прошлого года производители ЖРС синхронно подняли цены на свою продукцию на 30-40%. Громче всех возмущался Владимир Бойко (ММК им. Ильича), чуть тише Сергей Тарута (ИСД, контролирующий Алчевский и Днепродзержинский меткомбинаты). Владимир Семенович отказался даже от поставок руды «Сухой Балки», окончательно переключился на Россию и заявил, что будет строить собственный ГОК. Но понял, что дешевле будет добиться пересмотра итогов приватизации предприятий «Укррудпрома» и попытать счастья при их новой продаже.

Но не так все просто. Вернуть ГОКи в госсобственность юридическими механизмами практически нереально.

Даже признав скандально известную допэмиссию акций Ингулецкого комбината незаконной, вряд ли государство получит решающий голос в его управлении. На Северном и Центральном комбинатах Ахметов имеет довольно прочные позиции, к тому же менеджмент предприятий показывает весьма высокую эффективность. Приват ни с ЮГОКа, ни с «Сухой Балки» никто изгонять не будет хотя бы в силу его политической лояльности к новой власти.

А вот Пинчук сейчас не в фаворе и, похоже, полностью утратил свое влияние на КЖРК после того, как суд восстановил в должности прежнего главу правления комбината Федора Карманица. Если Бойко сумеет договориться с Приватом о покупке акций комбината на вторичном рынке и при этом соблюсти интересы криворожских бизнесменов, которые всегда незримо присутствовали на предприятии, тема реприватизации «Укррудпрома» может отпасть сама собой. Максимум, на что можно рассчитывать ее сторонникам, - это возврат в госсобственность Кривбассвзрывпрома. После чего все разговоры утихнут, и пойдет спокойная размеренная жизнь.

Евгений Загорский

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт