13 декабря 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Мирный кочевник Все статьи Версия для печати На главную
01.06.2005 08:06

Этническая история днепропетровского губернатора
Буряты – это такие монголы. Когда Чингисхан собирал под свою высокую руку разрозненные кочевья и сколачивал из них народ-войско, который в результате столетней беспрерывной войны создал величайшую, по территории и населению (в его процентном отношению к общей численности населения планеты в данный исторический период) державу, они откочевали на север в леса и сопки Прибайкалья. В отличие от своих пассионарных (по определению Гумилёва) сородичей, они считали, что лучше в тиши и лесной глуши ловить рыбку, пасти скотинку и охотить дичинку, чем рисковать жизнью в неведомых странах. Чуток награбить – оно, конечно, приятно и полезно, но пока дорвёшься до грабежа – не ровен час и убить могут.

Буряты были правы из ветеранов Чингиса мало кто умер своей смертью в старости. Та же судьба постигла воинов, составлявших армии его детей и внуков. К концу тринадцатого века «монгольские» армии состояли из кипчаков и персов, русских и китайцев, арабов и тюрок – собственно монгольского элемента не хватало даже для заполнения всех высших офицерских должностей, а уж организацию гражданского управления в завоёванных странах и вовсе пришлось доверить администраторам из числа покорённых народов. Бурят все эти беды обошли стороной. У них не было китайских шелков, русских соболей, персидских ковров, но их кости и не валялись на побережье «последнего моря» и на большой степной дороге. Грабители-романтики вымерли, на долгие века поставив имя монголов в один ряд с гуннами, вандалами и прочими «бичами Божьими». Осторожные обыватели уцелели, хоть и перестали называться монголами, исправно подчиняясь более активным соседям и выплачивая им необременительный ясак, до тех пор, пока не вошли в состав великой московской державы «Белого царя».

Так называемое мирное присоединение Сибири, осуществлённое разбойничьими ватагами уральских казаков, снаряжаемых промышленниками Строгановыми (будущими графами), подарило России неиссякаемые богатства нефти, газа и прочих полезных ископаемых, а также крупнейший лесной массив планеты, а Украине – Юрия Еханурова. Если бы не Российская империя, плавно перетекшая в СССР, то у матери-украинки практически не было бы шансов встретить отца-бурята, а даже и состоялась бы встреча – никогда их родившийся в Якутии отпрыск не стал бы одним из крупнейших государственных деятелей Украины. Пусть сейчас любой якутский бурят не то, что до Киева – до Тюмени или Новосибирска доберётся.

Однако Юрию Ивановичу повезло родиться в «тюрьме народов», почему он и отправился получать образование в Киев. Отучился в Киевском строительном техникуме и Киевском институте народного хозяйства. В публикуемых ныне биографиях Еханурова это называется «получил два высших образования». Хоть при советской власти техникум давал только среднее специальное образование, но нельзя исключать, что для «национального кадра» сделали исключение, а более вероятно, что для Якутии или Бурятии Киевский строительный техникум был чем-то вроде Академии Наук. Впрочем, в последнее время даже некоторые министры свои биографии не читают – вот журналисты и пишут что хотят. Важно другое: в политику молодой специалист Ехануров не лез.

Парторгом, как Кучма не стал. Работал себе тихонько по специальности от мастера в компании «Киевмиськбуд-4», до руководителя треста «Стойдеталь». Видимо, всосанная с отцовскими генами бурятская осторожность подсказывала, что лучше быть мастером в Киеве, чем «начальником Чукотки» или того хуже – Новой Земли. Тем более, что та же бурятская основательность и хозяйственность позволяли медленно но верно продвигаться по должностной лестнице, а при советской власти, с её перманентным дефицитом всего и везде, даже маленький строительный начальник был большим человеком, а начальник целого треста – маленьким богом.

Скорее всего, именно приобретённые в строительстве связи выдвинули «полунационального» кадра Еханурова на видные позиции сразу после обретения выстраданной канадскими украинцами независимости. В 1993-1994 годах Юрий Иванович начинал свою политическую карьеру заместителем министра экономики в правительстве Кучмы. С экономикой тогда ничего хорошего не вышло, но на осторожном Еханурове это не отразилось – он стал председателем ФГИ, которым и проруководил до 1997 года. Надо сказать, что это была великая эпоха ваучерной приватизации. Воучеры, которые должны были обеспечить каждому «маленькому украинцу», под ехануровской опекой, справедливую долю при разделе государственной собственности (которая при СССР ошибочно называлась общенародной), отправились вслед за экономикой, а Ехануров вновь плавно переместился, на сей раз уже в кресло министра экономики. Последняя выдержала Юрия Ивановича ещё год без особых последствия: падать было дальше некуда, а расти не было оснований. Через год Юрий Ехануров возглавил Госкомитет по вопросам развития предпринимательства, а в 1999 году стал Первым вице-премьером в правительстве Виктора Ющенко, каковым и служил вплоть до отставки Виктора Андреевича.

Отставка шефа не особенно огорчила Еханурова. Потомственная осторожность не позволила ему сдать полученный в 1998 году депутатский мандат, так что, экс-Первый вице-премьер проработал депутатом до 2002 года, а затем благополучно переизбрался в Верховную Раду четвёртого созыва. Возможно, не будь Ехануров таким осторожным – он бы смог стать достойным конкурентом Кинаха в борьбе за шефство над УСПП-ПППУ и даже побороться за премьерство. В 2001 году Юрия Ивановича, последовательно окучивавшего одну ступеньку бюрократической лестницы за другой, на полном серьёзе прочили в Премьеры. Но, то ли «полуукраиснтво» сыграло роль, то ли Ехануров решил, что его «и здесь хорошо кормят», но на пару лет один из самых незаметных украинских политиков принял модель поведения аббата Сиейеса, который в конце восемнадцатого – начале девятнадцатого века в революционной Франции «оставался в живых». Тактика себя оправдала: после победы Ющенко «верный Ехануров», хоть и не сразу, но был назначен главой Днепропетровской области – самой проблемной в Украине, в которой сошлись интересы Пинчука и Тимошенко, Ахметова и Привата, не считая разных мелких «кандидатов в олигархи».

Надо сказать, выбор второго по счёту (при Ющенко) днепропетровского губернатора был одним из лучших и бесспорных кадровых решений новой команды. Именно осторожный Ехануров, как никто другой, имел шансы пройти «между капельками» интересов финансово-промышленных групп, не забывая при этом и об интересах верховного патрона. В конце концов, Юрий Иванович был едва ли не единственным деятелем всех украинских режимов, последовательно занимавшем высокие посты при трёх президентах, на которого практически никогда не выливался компромат: осторожность, невзрачность и политическая всеядность – не порок, а образ жизни.

Да и сейчас, что можно поставить в вину Юрию Ивановичу? Что невестка Наталья руководит филиалом ООО «Орли», которое сдаёт внаём государственную недвижимость историко-культурного назначения? Что супруга Елена является соучредителем страховой компании «Сфера»? Что сын Дима был соучредителем IP-телекома, а также имел интересы в ЗАО «Датас» и ООО «Серж»? Другие, связанные с семейными интересами фирмочки и иномарки средней престижности? Любой украинец: хоть маленький, хоть большой скажет вам, что «злоупотребления» Еханурова, по сравнению с объёмами использования служебного положения даже средней паршивости клерками и «преступного режима» и «народной власти» - это просто образец честности и прозрачности. Понятно же, что на министерскую и депутатскую зарплату никто не живёт. Но осторожный Ехануров и здесь не поменял «бурятские пастбища и рыбные ловли», на «большую степную дорогу», на которой «сложили головы» такие монстры как Щербань и Лазаренко и «покрылись шрамами» Пинчук с Тимошенко. На жизнь, конечно, семейство заработало, на не на Монте-Карло.

Похоже, однако, что пришёл черёд и самому осторожному украинскому политику. В конце концов нельзя непрерывно находиться у власти и совсем уж не пахнуть продуктами её жизнедеятельности. Назначение на Днепропетровск стало для Юрия Ивановича роковым. Именно в его губернаторство город пошёл вразнос, а попадающие на первые полосы газет сообщения о жизни областного центра напоминают сводки с фронтов гражданской войны. Скорее всего, злую шутку с губернатором сыграла именно его осторожность (до сих пор постоянно вывозившая его на крутых политических виражах). Принципиально неспособный к принятию на себя ответственности Ехануров ждёт то ли пока конфликт в Днепропетровск е рассосётся сам собой, то ли пока прозвучит веское слово Президента. В городе начинают поговаривать, что без губернатора мирную жизнь уже бы наладили. Не исключено, что вслед за Сумской Днепропетровская область скоро попросит введения прямого президентского правления.

Куда тогда идти буряту, кому нести печаль свою?

Александр Крошев

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт