17 октября 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
ДАЙДЖЕСТ

Закат Центрального разведывательного управления США Все статьи Версия для печати На главную
24.05.2006 08:02

Исполнилась мечта всех председателей советского Комитета госбезопасности.

В четверг 4 мая 2006 года вечером, новый руководитель аппарата Белого дома Джошуа Болтен, не стесняясь в выражениях, посоветовал директору Центрального разведывательного управления Соединенных Штатов Портеру Госсу не тянуть резину, собрать свои вещички и уматывать. На следующее утро Болтен позвонил еще раз, требуя, чтобы Госс немедленно подал заявление об уходе. В тот же день аккредитованных при Белом доме журналистов собрали, чтобы объявить об отставке директора ЦРУ. На публике президент Буш сказал ему несколько хороших слов, но это только для того, чтобы само назначение Портера Госса не выглядело ошибкой.

Вообще-то Портера Госса приметил вице-президент Дик Чейни. Госс возглавлял в нижней палате Конгресса комитет по разведке, то есть был человеком, от которого зависели бюджеты спецслужб. Он уже намеревался завершить политическую карьеру и перебраться на свою ферму в Вирджинии. Но вице-президент Чейни попросил его остаться на посту председателя комитета, чтобы обеспечить бесперебойное выделение денег для разведки.

ВЕРНУЛИ С ТОГО СВЕТА

Портера Госса сочли самой подходящей кандидатурой на пост директора ЦРУ, когда его предшественника Джона Тенета в 2004 году все-таки решили отправить в отставку. Как и президент Буш, Портер Госс окончил Йельский университет, где интересовался литературой и историей. Он собирался заниматься бизнесом, но случайно попал на беседу к профессиональному вербовщику ЦРУ. Тот говорил настолько увлекательно, что Госс захотел быть разведчиком.

Он стал оперативным работником, служил в Латинской Америке, в том числе на Кубе, и в Центральной Европе. В 1970 году с ним произошла загадочная история. Его обнаружили в гостиничном номере умирающим от неизвестной инфекции. Врачи вернули его, что называется, с того света. Коллеги считали, что его сознательно заразили и что это проделки КГБ. В те годы разведки подозревали друг друга в такого рода операциях.

Портер Госс провалялся на больничной койке несколько месяцев и вынужден был подать в отставку. Он уехал на юг, во Флориду, где поправлял здоровье на дорогом курорте. Почувствовав себя лучше, начал издавать газету, потом выставил свою кандидатуру в мэры своего городка, а в 1988 году добился избрания в Конгресс. Только во время предвыборной кампании дети узнали, что папа служил в разведке.

В Конгрессе он вошел в окружение лидера республиканцев Ньюта Гингрича, который сделал его председателем комитета.

ЕСЛИ ДРУГ ОКАЗАЛСЯ НАЧАЛЬНИКОМ

Когда Госс был назначен директором ЦРУ, имелось в виду, что он будет координировать деятельность всех американских спецслужб и возглавит только что созданный национальный антитеррористический центр. В его ведении оказались шестнадцать ведомств общей численностью в сто тысяч человек. Немного рисуясь, Портер Госс сказал журналистам: «Вы же сами понимаете, что эта работа слишком велика для одного человека». Но он не ожидал, что в Белом доме так быстро избавят его от этой работы.

Созданная после 11 сентября комиссия рекомендовала среди прочего объединить все специальные службы страны в одних руках. Буш первоначально не хотел создать новую должность. Но все-таки уступил Конгрессу, чтобы сделать приятное публике и законодателям. 18 мая 2005 года в Вашингтоне был приведен к присяге первый директор национальной разведки, он же координатор всех американских спецслужб дипломат Джон Негропонте.

Вступая в должность, Джон Негропонте говорил, что не намерен ничего ломать и устраивать революции. В принципе никто не знал, в чем состоят его обязанности. Формально он должен координировать усилия всех силовых ведомств, включая ЦРУ, ФБР, военную разведку и новое Министерство внутренней безопасности. Президент Буш поручил ему распределять бюджет спецслужб, который равняется примерно сорока миллиардам долларов.

Понимая, что он сам должен найти себе работу, Джон Негропонте забрал ее у Портера Госса. В отсутствие собственных полномочий Джон Негропонте присвоил себе полномочия директора ЦРУ.

Сын судостроительного магната, Джон Негропонте родился в Лондоне. Он получил отличное образование, учился в Йельском университете на одном курсе с Портером Госсом. Неплохо иметь среди близких друзей большого начальника, который пристроит тебя на хорошее место. Плохо, если друг внезапно становится твоим начальником. Джон Негропонте лишил пост директора ЦРУ прежней значимости. Но когда Госса отправили в отставку, фарисейски заметил: «С Портером Госсом мы дружим полвека, и мне будет сильно не хватать его ежедневных советов»

Впрочем, бывший директор ЦРУ сам виноват. Госс упустил свой шанс. Не сумел установить личные отношения с президентом, когда встречался с ним по утрам, чтобы представить ежедневную разведывательную сводку. Он не умел так увлекательно рассказать Бушу о разведывательных делах, как это делал Тенет, что позволило тому много лет оставаться директором ЦРУ. Госс жаловался, что он часами готовится к встрече с президентом, но достиг немногого. Он, что называется, не показался хозяину Белого дома. И тогда Джон Негропонте ловко заменил директора ЦРУ в роли советника президента по делам разведки. Вместо него стал каждое утро приходить к Бушу с утренней разведывательной сводкой. Госс утратил доступ к главе государства, и это предопределило его поражение в аппаратных схватках.

КАК ОНИ ПОССОРИЛИСЬ

Полномочия директора ЦРУ Негропонте перераспределил в свою пользу. Если бы Портер Госс смирился с теми, что его оттеснили, он бы еще посидел в своем кресле. Но он сопротивлялся, поэтому потерял все. Он не смог победить своего бывшего друга и однокашника.

Портер Госс работал в Конгрессе, а Негропонте в правительстве. Это куда более ценный опыт. Негропонте знает аппаратные правила, понимает, как работает бюрократический механизм и у кого настоящая власть в Вашингтоне. Встречаясь с президентом, он горько сетовал, что Портер Госс выдохся, работает по старинке, стал неповоротлив и не спешит перестраиваться.

Госс отказывался подчиняться всем командам Негропонте, потому что считал, что эта политика разрушит ЦРУ. Он хотел сохранить ЦРУ как главное разведывательное ведомство страны, которое занимается агентурной разведкой по всему миру и не только добывает, но и анализирует полученную информацию. Госс хотел, чтобы ЦРУ по-прежнему занималось всеми мировыми делами.

Однако вице-президент Дик Чейни требует, чтобы разведка занималась теми, кто представляет реальную угрозу. После 11 сентября в Белом доме ЦРУ не доверяют, хотят разрушить монополию ЦРУ, превратить внешнюю разведку в часть большого механизма. В своем ведомстве Негропонте создал собственное аналитическое управление. Его сформировали в основном из аналитиков, которых переманили из ЦРУ. Координацию усилий по борьбе с международным терроризмом он поручил Национальному антитеррористическому центру, который ему же и подчиняется. Раньше ЦРУ поддерживало контакты с иностранными разведками, теперь этим займется аппарат Негропонте. Все это кажется бюрократическими играми, но в реальности это означает, что на шестидесятом году своего существования ЦРУ лишается самостоятельности.

Что ждет ЦРУ при новом директоре? На этот пост президент Буш предложил генерала Майкла Хэйдена. Это тоже человек Дика Чейни. Генерал доказал свою преданность Белому дому в истории с незаконным подслушиванием телефонных разговоров, поэтому пользуется полным расположением вице-президента Соединенных Штатов.

ИСТОРИЯ ДИКА ЧЕЙНИ

Ричарду Брюсу Чейни, которого все называют Диком, шестьдесят пять лет. Он родился в сорок первом. Два года провел в Йельском университете, но бросил учебу. Он предложил руку и сердце Линн Энн Винсент, с которой был знаком со школьных времен. Она училась в колледже и не хотела быть замужем за простым рабочим. Она убедила Чейни продолжить образование. Он поступил в другой университет и получил ученую степень. После этого они поженились.

Чейни не было и тридцати лет, когда он перебрался в Вашингтон. В столице он стал делать карьеру работал в аппарате Конгресса, потом в Белом доме. Десять лет был членом Конгресса от штата Вайоминг. Президент Джордж Буш-старший назначил его министром обороны. По словам отставного генерала Колина Пауэлла, Чейни «острый и умный человек. Он высказывается только по существу и никогда не раскрывается больше, чем необходимо. Он жесткий человек. Чейни ни дня не носил военной формы. Сначала получил отсрочку в связи с учебой, потом по семейным обстоятельствам, поэтому во Вьетнам не попал. Став министром обороны, он, человек гражданский, мигом взял в руки Пентагон. Очевидно, друзья в Конгрессе предупредили его, что если он с первого дня не покажет, кто в доме хозяин, генералы и адмиралы съедят его живьем».

Когда Буш-старший проиграл Клинтону, Дик Чейни покинул государственную службу, возглавил энергетическую фирму в Техасе, родном штате Бушей, и весьма преуспел.

Президент и его вице мало чем похожи. Буш горяч, Чейни холоден. Буш импульсивен, он завоевывает симпатии своей открытостью. Чейни невозмутим, на людей производит впечатление его самообладание и уверенность в себе. Но по натуре Чейни агрессивен и готов рискнуть.

СОБСТВЕННАЯ РАЗВЕДКА ПРЕЗИДЕНТА

За пределами Белого дома Буш и Чейни не встречаются, у каждого своя жизнь. Буш помешан на спорте. Чейни всего на пять лет его старше, а выглядит так, словно годится президенту в отцы. Вице-президент мало интересуется своим здоровьем. Когда озабоченные количеством калорий и уровнем холестерина политики заказывают на обед зеленый салат, Чейни смело выбирает толстенный бутерброд или жареного цыпленка с картофельными чипсами. Между тем у него серьезные проблемы с сердцем. Когда в марте 2001 года его госпитализировали, чтобы сделать ангиопластику (щадящую операцию на сердце), в Вашингтоне решили, что Бушу придется поискать нового вице. Но Чейни выкарабкался.

Джордж Буш-младший вырос в семье крупного политика и изначально видел себя на первых ролях. Чейни не рожден лидером, он ненавидит публичную политику. Он из тех, кого назначают, а не кого выбирают. Чейни сам не собирается баллотироваться в президенты. Он очень амбициозен, но вполне удовлетворен своей нынешней ролью. Словом, он не конкурент Бушу. В Белом доме Чейни за глаза называют «Старшим советником без будущих политических амбиций». Поэтому президент ему доверяет, и между ними возникли особые отношения.

Билл Клинтон раз в неделю обедал со своим вице Алом Гором, и это считалось знаком особого доверия. Буш и Чейни проводят вместе почти весь день. Чейни присутствует на всех важнейших совещаниях. По большей части он молчит, слегка улыбаясь и склонив голову, словно прислушивается к музыке, звучащей для него одного. Он высказывает свое мнение потом, когда все расходятся и они с Бушем остаются вдвоем. Чейни своего рода личная разведка президента: он знает все, что происходит вокруг, и обо всем информирует президента. Буш чувствует себя, как рыба в воде, когда выступает, встречается с людьми, ведет переговоры, дает указания. Но он не любит повседневной рутинной работы. Вот эти обязанности он охотно передоверил вице-президенту. Чейни же наслаждается ролью закулисного руководителя...

Дик Чейни в отличие от большинства политиков много читает, особенно интересуется военной историей. У него неплохая библиотека, и он просиживает там часами. Если ему что-то непонятно, он приглашает ученых посоветоваться. Он одолел немало книг об арабском мире и вынес из них убеждение в том, что арабские властители уважают только силу.

РАВНЯЯСЬ НА ЧЕРЧИЛЛЯ

Накануне второй войны в Ираке Чейни перечитал военные мемуары и воспоминания Уинстона Черчилля. Чейни хотел убедиться в том, что он не первый политик, который пришел к неприятному выводу: бывают ситуации, когда война неминуема. Вице-президент искал в истории примеры, когда политиков порицали за излишнюю жесткость, но потом признавали их историческую правоту.

Дик Чейни говорит, что Черчилль научил его: надо вовремя распознавать опасности и противостоять им, а не надеяться, что они сами рассосутся. После 11 сентября Чейни пришел к выводу, что Соединенные Штаты не могут ждать, когда нечто подобное повторится. В его родном штате Вайоминге очень доброжелательны к гостям до тех пор, пока стада чужаков не начинают пастись на их поле. Чейни стал куда большим ястребом, чем прежде. Он считает, что в реальном мире дипломатия не решает все проблемы и иногда приходится прибегать к силе, чтобы восстановить справедливость.

Президент Буш и вице-президент Чейни представляют давние традиции американской внешней политики. Большую часть свой истории Америка мало интересовалась тем, что происходит вдали от нее, и сознательно отгораживалась от чужих неприятностей. Но если американцам казалось, что им что-то угрожает или что задета их честь, они становились весьма воинственными и брались за оружие. Когда Буш осматривал руины Всемирного торгового центра в Нью-Йорке в сентябре 2001 года, он поклялся, что не пожалеет своей жизни, чтобы отомстить преступникам. Руководители Соединенных Штатов, травмированные внезапным осознанием собственной уязвимости, отодвинули в сторону все иные проблемы. Главная задача, считают они, это обезопасить страну от повторения трагедии 11 сентября.

ГЕНЕРАЛ ПРОМОРГАЛ «ЧЕРНЫЙ ВТОРНИК»

Человек, которого они решили поставить во главе ЦРУ, в общем проморгал эту трагедию. В другой ситуации и другие люди отправили бы его в отставку. Директор Агентства национальной безопасности генерал-лейтенант авиации Майкл Хэйден утром 11 сентября 2001 года проводил совещание в своем кабинете. Обсуждали смерть лидера афганской оппозиции Ахмада Шаха Масуда. Его убили два террориста, которые выдавали себя за журналистов и спрятали бомбу в телекамеру.

На стене в директорском кабинете висела вырезанная из старой газеты заметка, датированная октябрем 1941 года. В ней говорилось, что Гарри Хэйден призван в армию рядовым. Это его отец, сварщик, который работал в Питсбурге на заводе электрических трансформаторов. Будущий генерал мечтал стать профессиональным футболистом. Учась в университете, подрабатывал таксистом и ночным швейцаром в местном клубе. В те годы из-за вьетнамской войны студенты отказывались служить в армии и жгли призывные повестки. Майкл Хэйден же, наоборот, прошел курс вневойсковой подготовки офицеров запаса и изъявил желание служить в военно-воздушных силах. В январе 1970 года он получил назначение в штаб стратегического командования на военно-воздушной базе в Небраске. Он прослужил в вооруженных силах больше тридцати лет, в основном в военной разведке. В феврале 1999 года президент Билл Клинтон назначил генерал-лейтенанта военно-воздушных сил Майкла Хэйдена директором Агентства национальной безопасности.

АНБ было создано 4 ноября 1952 года, чтобы заниматься подслушиванием и взломом кодов и шифров. Почти полвека агентство следило за тем, что происходит на территории Советского Союза. После холодной войны агентство ориентировали и на борьбу с терроризмом. В составе агентства существует специальный центр, следящий за полетами ракет, космических и воздушных объектов. Его задача √ предупредить страну о ракетно-ядерном нападении. Но 11 сентября директор Агентства национальной безопасности узнал о нападении на Соединенные Штаты, включив телевизор. Помощник сказала директору АНБ, что на здание Всемирного торгового центра упал какой-то легкий самолет. Генерал Хэйден посмотрел на экран и рассеянно заметил: «Большой взрыв для легкого самолета».

Он продолжил совещание, казавшееся ему важнее инцидента в Нью-Йорке. Лишь когда второй самолет врезался в южную башню Всемирного торгового центра, генералу стало ясно, что это не случайность. Но только на следующий день, 12 сентября, у его подчиненных в Агентстве национальной безопасности дошли руки до записи разговора по спутниковому телефону, который они перехватили 10 сентября. За день до трагедии гигантские пылесосы Агентства национальной безопасности выхватили из потока словесного мусора в эфире две важные фразы, прозвучавшие в телефонном разговоре между находившимся в Афганистане боевиками из организации «Аль-Каида». Одна фраза, записанная компьютером АНБ, звучала так: «Матч начинается завтра», вторая «Сегодня в час ноль». Хотя известно было, что эти пугающе-важные фразы сказаны человеком из окружения Усамы бен Ладена, их перевели на английский язык только 12 сентября, когда уже не было нужды в аналитиках, способных объяснить, что же означают эти две короткие фразы.

Генералу Хэйдену простили провал 11 сентября. Буш и Чейни решили, что никто из разведчиков не будет наказан. Они сами виноваты не меньше разведчиков. Утром 6 августа 2001 года, за месяц до терактов, директор ЦРУ Джордж Тенет положил Бушу на стол короткую справку, озаглавленную так: «Бен Ладен твердо намерен нанести удар по Соединенным Штатам». Буш не проявил ни малейшего интереса к этому сообщению и не отдал никаких распоряжений...

ЦРУ ЖДЕТ ПЕРЕСТРОЙКА

После 11 сентября генерал Хэйден сумел быстро мобилизовать все возможности агентства для электронной слежки за всеми, кто может быть причастен к международному терроризму. Поэтому получил повышение. В прошлом году он стал заместителем директора национальной разведки и четырехзвездным генералом. В качестве заместителя Джона Негропонте он пытался наладить сотрудничество всех спецслужб. Генерал шутя говорил, что это трудная задача. Руководители спецслужб ведут себя так же, как шестилетние дети играют в футбол, все пытаются бить по мячу одновременно.

Назначение Майкла Хэйдена должно стать первым шагом в коренной перестройке ЦРУ. Портер Госс мешал осуществлению идеи вице-президента Дика Чейни полностью перенацелить ЦРУ на борьбу против терроризма. Генерал Хэйден согласен с тем, что роль ЦРУ должна уменьшиться. Так что внешнюю разведку ждут большие перемены.

Майкл Хэйден искренне считает, что только военный человек может заставить разведывательное сообщество работать синхронно, как единый организм. В Белом доме ценят его дисциплинированность и преданность, а также способность реорганизовать и перестроить работу огромных коллективов. Агентство национальной безопасности, которым он прежде руководил, это крупнейшая разведывательная организация в Соединенных Штатах и, может быть, во всем мире. АНБ вдвое больше ЦРУ.

Но прежде генерал Хэйден имел дело в основном с техникой и с теми, кто ее обслуживал. Теперь ему предстоит поладить с оперативным составом ЦРУ. Это люди знающие, умелые, капризные, и они недовольны своим положением. Они привыкли к тому, что ЦРУ разведывательное ведомство номер один, а теперь на передний план выходит военная разведка. Недовольна прежде всего национальная секретная служба, которая прежде называлась директоратом операций. В ее составе 1200 оперативных сотрудников, цель которых вербовать агентов в других странах, добывать секретную информацию и проводить тайные операции.

«ПОДАВИТЬ МЯТЕЖ!»

После 11 сентября ЦРУ получило указание в полтора раза увеличить штат оперативного состава. Это непросто. Говорят, что текучка кадров в ЦРУ составляет в среднем пять процентов в год это лучше, чем в частном секторе. Но люди уходят именно из оперативного директората. Руководство директората ушло из-за несогласия с линией Портера Госса. Как партийный назначенец, он запретил своим подчиненным критиковать политику Белого дома в Ираке. Некоторые аналитики ЦРУ считают ее неверной, и аппарат вице-президента Чейни крайне недоволен этими внутренними диссидентами. Помощники Чейни говорили даже о заговоре внутри ЦРУ. Они требовали «подавить мятеж и наказать мятежников».

Госс разослал всем сотрудникам управления циркулярное письмо с призывом «всячески поддержать усилия правительства». Он объяснил: «Как сотрудники ЦРУ мы с вами не имеем права поддерживать противников действующей администрации». Он привел с собой четырех человек, которые заняли руководящие кабинеты на директорском седьмом этаже. Один из его бывших заместителей находится сейчас под следствием. Он замешан в крупном коррупционном деле. Его обвиняют в том, что он давал дорогостоящие контракты своему старому другу, который умеет быть благодарным. Этот человек среди прочего держал в знаменитом отеле «Уотергейт» номер, в котором нужные люди могли выпить, поиграть в покер и развлечься с девочками.

Уже установлено, что там бывали помощники Портера Госса. Умелые по части развлечений, они практически не имели разведывательного опыта, но относились к кадровым разведчикам без должного уважения. В результате в оперативном директорате два десятка ключевых постов оказались вакантными. Руководитель европейского направления сменился дважды, как и заместитель начальника директората по операциям. Некоторые из них перешли на другую работу, остальные ушли на пенсию, едва дождавшись пятидесяти. Другие разведчики обиделись на своего директора. Это имело неожиданные последствия. Американские журналисты получили информацию о том, что сотрудники ЦРУ тайно задерживают террористов, держат их в секретных тюрьмах, перебрасывают из одной страны в другую.

В Белом доме возмутились и потребовали от Портера Госса заткнуть рот болтунам. Было предпринято настоящее внутреннее расследование, что включало проверку на полиграфе. Удалось выяснить, что журналистам передавала секретную информацию сотрудница аппарата генерального инспектора ЦРУ Мэри Маккарти. Ее уволили.

СМЕНА ПОКОЛЕНИЙ

В принципе в аппарате ЦРУ происходит смена поколений. Желающих прийти на смену тем, кто ушел в отставку, хоть отбавляй. В прошлом году сто двадцать тысяч американцев подали заявления о приеме на работу в ЦРУ. На учебные курсы взяли рекордное количество новичков. Прием новичков не быстрый процесс, потому что всех тщательно проверяют. Проверка продолжается не меньше полугода. Служба собственной безопасности ЦРУ с трудом справляется.

Еще десять лет назад в ЦРУ работали только мужчины с белым цветом кожи. Теперь берут женщин, афро-американцев и американцев азиатского происхождения. Особенно трудно проверять тех американцев, чьи родители приехали в Соединенные Штаты из других стран и получили гражданство. Выяснять семейные тайны кандидатов в ЦРУ за границей сложнее, чем дома. На руководящих должностях оказались неопытные работники. Резидентами делают людей, которые еще не готовы принять такую должность. Научить быть резидентом невозможно, это искусство постигается на практике. Треть сотрудников оперативного директората работает в ЦРУ меньше пяти лет. А пять лет это минимальный срок для того, чтобы подготовить полноценного оперативника. Некому натаскивать новичков, передавать им опыт. После двухлетней подготовки новички оказываются под руководством людей, которые сами никогда не работали в заграничной резидентуре.

ВОЕННЫЕ БЕРУТ ВЕРХ

Лозунг «все на борьбу с терроризмом» привел к концентрации власти и денег в руках военных. Для сегодняшних руководителей Соединенных Штатов разведка имеет чисто тактическое значение. Скажем, в Ираке работает примерно пятьсот сотрудников ЦРУ. Из них оперативного состава человек сто. Они почти полностью заняты обслуживанием интересов армии. Главная задача получить разведданные, которые помогут снизить потери среди военнослужащих.

Оперативники ЦРУ лишены возможности заниматься главным делом политическим анализом. Им запрещено покидать охраняемые зоны. Начальство заботится о безопасности, но тем самым разведчиков лишают возможности вести агентурную работу. Как тайно встретиться с агентом, если тебя сопровождают три бронетранспортера с охраной! Один из оперативников признался, что в нарушение директивы центра он ночью покидает охраняемую зону, прихватив с собой пистолет и автомат, чтобы встретиться с агентом. Но он единственный, кто это делает.

В давнем соревновании политической и военной разведок верх берут военные. Прежде военная разведка в основном отвечала за информацию, получаемую техническими средствами. Именно Министерству обороны подчиняются Агентство национальной безопасности, Национальное разведывательное управление (оно ведает разработкой и эксплуатацией разведывательных спутников), Управление национальной геопространственной разведки, которое собирает и обрабатывает картографическую и геодезическую информацию, а также собственно управление военной разведки. Прежде оно занималось в основном аналитической работой. Теперь намерено вести и агентурную работу.

Военные разведчики воспользовались ослаблением ЦРУ и на ходу подметки режут. Разведывательное управление Министерства обороны и командование специальными операциями широко используют разведгруппы в Ираке, Афганистане и других странах. Прежде спецназ работал вместе с ЦРУ. Оперативники ЦРУ находили цель террористов «Аль-Каиды», а спецназ их уничтожал. Военные жаловались, что ЦРУ постоянно опаздывало. Министр обороны Дональд Рамсфелд пришел к выводу, что ЦРУ работает плохо, и распорядился нарастить собственные разведывательные возможности. В этом году Конгресс впервые выделил командованию спецназа двадцать пять миллионов долларов на вербовку осведомителей, готовых помочь американцам.

И в ЦРУ расширяют возможности проведения тайных операций, нанимают на работу людей с военным прошлым. Но профессионалы говорят, что у ЦРУ нет необходимого потенциала для самостоятельного проведения военных операций, которые, возможно, понадобятся в Иране, если не будет найдено дипломатическое решение конфликта.

«ОН ЧТО, ПОРАЖЕНЕЦ?»

Буш, Чейни, Рамсфелд считают, что корень всех проблем и не только на Ближнем Востоке это отсутствие политической демократии. Вкратце их идеи можно описать так. В современном мире демократию подстерегает масса опасностей со стороны диктаторских и террористических режимов. Но у Америки есть силы и возможности успешно противостоять преступникам. Нужна только политическая воля и военная сила.

Президент Буш и его вице не желают слышать пессимистические прогнозы. Одного дипломата, ждавшего встречи с президентом, государственный секретарь Кондолиза Райс откровенно предупредила:«Не рассказывайте ему плохие новости. Не огорчайте его.»

Вера, а не знание определяет решения Буша. Когда резидент ЦРУ в Багдаде прислали обширную шифровку, предсказывая неблагоприятное развитие событий в Ираке, и ее доложили президенту, Буш удивился:«Он что, пораженец?»

Можно с уверенностью сказать, что Портер Госс был последним директором ЦРУ. После его ухода Центральное разведывательное управление уже не будет центральным, то есть главным разведывательным органом Соединенных Штатов. ЦРУ потерпело поражение не в схватке с иностранными разведками, а в закулисной аппаратной борьбе. ЦРУ уступает место военной разведке.

Впрочем, разведывательная информация, как показывает война в Ираке, не является определяющей в принятии важнейших политических решений.

НВО

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт