17 декабря 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
ДАЙДЖЕСТ

Любимое оружие коррупционера Все статьи Версия для печати На главную
19.07.2006 14:28

Военная промышленность занимает второе место в рейтинге коррумпированности.

За последние десять лет, по данным Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира (SIPRI), военные расходы в мире в целом выросли более чем на треть и в ценах 2003 года превысили $1 трлн, вернувшись к уровню холодной войны. Международный оборот торговли оружием составил в 2005 году $50 млрд. На Россию пришлось примерно 11% рынка, на США – около 40%. К тому же происходила активная консолидация рынка – если в 1990 году на долю пяти крупнейших оборонных компаний приходилось 22% рынка, то сейчас 44%. Конкуренция между корпорациями обостряется, а непрозрачность рынка ведет к росту коррупции. "Борьба ведется за огромные долгосрочные контракты, от которых зависит  на годы вперед",– отмечается в докладе Transparency International (TI). Поэтому часто производители готовы увеличить свои шансы на выигрыш тендера, заплатив ответственным лицам очень большую сумму.

Рынок вооружений, несмотря на рост, не может все же конкурировать по объему с такими рынками, как нефтегазовый или телекоммуникационный. Тем не менее, по мнению экспертов TI, он является более взяткоемким и уступает по этому показателю лишь строительной отрасли (нефтегазовый рынок занял, по версии TI, третью строчку). По самым консервативным оценкам, "откаты" составляют не менее 10% от общей суммы военных контрактов. А в некоторых странах рынок вооружений, даже если рассматривать только легальную торговлю, является самым коррумпированным. К примеру, по данным министерства торговли США, именно этот рынок аккумулирует 50% всех взяток в стране.

Причины, считают эксперты TI, прежде всего в непрозрачности военных бюджетов. Во многих странах (например, в России и Франции) парламент устанавливает только объем гособоронзаказа, не имея возможности контролировать распределение средств. Свою роль играет и то, что в последнее десятилетие более 60% международной торговли оружием приходилось на развивающиеся страны, где коррупция особенно распространена. Важным фактором является закрытость военного сообщества и то, что решения, стимулированные взятками, выносятся людьми на самых высоких должностях. Поэтому коррупционные разоблачения происходят часто десятилетия спустя – когда власть меняется. Так, сейчас идет суд над бывшим вице-президентом ЮАР Якобом Зумой, обвиняемым в получении взяток от французской оружейной компании в 1990-е годы. А английскую компанию BAE Systems обвиняют в переводе нелегальных сумм Аугусто Пиночету в эпоху его диктаторства.

Однако торговля оружием – это лишь 5% денег мирового военно-промышленного комплекса. Львиная доля затрат на вооружения, а значит, и коррупции приходится на внутренние закупки. Крупнейший оборонный бюджет, составляющий почти половину мирового,– у Соединенных Штатов. Именно там происходят самые громкие коррупционные скандалы. Большую известность приобрела история с компанией Halliburton. В 2005 году произошло еще одно громкое разоблачение – высокопоставленные чины американских ВВС обвинены в заключении многомиллиардных контрактов с компанией Boeing по завышенным ценам. Впрочем, то, что коррупционные скандалы разразились именно в США, свидетельствует не о более высокой коррумпированности американского ВПК, а скорее о более высоком уровне политического и общественного контроля. В менее демократических странах подобные сделки остаются совершенно закрытыми для глаз общественности.

Впрочем, завышение цен при закупке вооружений – широко распространенное явление в России. Судя по цифрам, которые сообщали высокопоставленные чиновники Минобороны, с 2000 по 2005 год гособоронзаказ вырос в несколько раз, примерно с 90 млрд до 220 млрд рублей, однако оружие по-прежнему закупается единичными образцами. "Наш оборонзаказ составляет 60% французского в номинальном выражении, а по паритету покупательной способности должен его превосходить,– говорит директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.– Но мы закупаем в разы меньше техники". Это удивительное положение вещей отчасти объяснил в декабре 2005 года Владислав Путилин, который сейчас занимает должность первого заместителя председателя военно-промышленной комиссии при правительстве. По его данным, за последнее время подводные лодки подорожали "в разы", а ракеты "Тополь-М" за три года стали в два раза дороже. "По росту цен военная промышленность превосходит все остальные отрасли экономики,– говорит директор российского Центра оборонной информации Иван Сафранчук.– Инфляция по многим позициям составляет десятки процентов в год". На это, как он считает, есть ряд причин. Помимо воровства, важную роль играет утеря промышленного потенциала в результате кризиса 1990-х. Впрочем, это никак не объясняет того факта, что в прошлом году горюче-смазочные материалы для армии подорожали на 50%, в то время как, по данным Росстата, цена бензина в розничной продаже выросла только на 15,8%. 

WWW.KOMMERSANT.RU  

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт