19 декабря 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
ДАЙДЖЕСТ

Страна потерпевших Все статьи Версия для печати На главную
15.06.2004 00:05

Скандальные откровения. Ольга Костина, бывшая сотрудница ЮКОСа, рассказывает, что представляет собой компания изнутри
Биографическая справка
 
В январе 1999 года Ольга Костина пережила покушение, в котором подозревается сотрудник службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин. Следствие по этому делу длится до сих пор.
Костина родилась в 1970 году в г. Москве. По профессии — журналист.
Профессиональную трудовую деятельность начала в 1987 г. в возрасте 17 лет в журнале «Студенческий меридиан».

Работая в журнале «Студенческий меридиан», занималась общественной деятельностью, считалась одним из лидеров московского студенческого движения. В 1989 г. была одним из организаторов Всесоюзного студенческого форума, а также приняла активное участие в кампании по отмене призыва студентов вузов на срочную службу в армию.
Карьеру специалиста в области Public Relations начала в 1992 году в качестве пресс-секретаря Российского союза инвесторов, объединившего крупнейшие в то время банковские финансовые структуры, среди которых были «Мост-банк», «НИПЭК», «СБС», «Менатеп», «Альфа-банк» и другие.
В 1994 году стала советником по общественным связям председателя совета директоров промышленно-финансового объединения «Менатеп» М. Б. Ходорковского. Разработала концепцию «Частного банка с государственным менталитетом».
С 1995 года возглавила Бюро общественных связей «Союз», среди клиентов которого были как крупные коммерческие, так и государственные структуры.
С 1996 года — советник мэра Москвы Ю. Лужкова.
С 1998 года — начальник управления по связям с общественностью столичного правительства.
В январе 1999 года, после неудавшегося покушения, ушла в отставку по собственному желанию.
С ноября 1999 г. по настоящее время — директор специальных программ «Бюро общественных связей «Союз».
С 2000 по 2002 год входила в Консультативный совет при ФСБ РФ.
Более пяти лет назад со мной произошло страшное и нелепое событие. Я едва не рассталась с жизнью по воле одного из так называемых «столпов отечественного бизнеса». Я не была ни политической, ни экономической фигурой, что вполне удобно для удовлетворения нездоровых властных амбиций. Мне повезло. По различным причинам, относящимся к Божьему промыслу и тайне следствия, вместо жизни и здоровья (своего и своих близких) лишилась я только работы и части нервных клеток.
Быть потерпевшим всегда плохо. Неважно, что вам пришлось пережить — вырванную на улице сумку с зарплатой или покушение на убийство. Ощущение униженности, как правило, усиливает ленивый цинизм право-охранительной системы, а то и продолжение преследований со стороны преступников. И еще полбеды, если преступник обыкновенный отморозок. А если это человек богатый и влиятельный или обладает покровителями из подобной среды, то очень скоро самые разные люди (представители следственных органов, правозащитники, либеральные журналисты) примутся убеждать вас, что в случившемся нет ничего страшного и необычного. Однако теперь, по прошествии стольких лет, мне приходится переживать невеселые события 1998 года заново, в связи со скандальным делом ЮКОСа. Но наблюдения, сделанные за прошедшие пять лет, и выводы, вытекающие из событий последнего времени, простираются далеко за пределы личных эмоций. Нет, я не собираюсь полемизировать с господами Ходорковским и Березовским. И вовсе не из скромности или отсутствия мнения. Просто потому, что вступать в полемику с подменой понятий — все равно что садиться играть краплеными картами. И по чужим правилам.
В России не может быть кризиса либерализма. Потому что либерализма, в традиционном понятии этого слова, у нас не было. Господа олигархи объявили беспредельный бандитизм своих счастливых ельцинских лет эпохой либерализма. А некоторые нынешние трудности — его кризисом. Реальная дискуссия, необходимая сегодня российскому обществу, должна носить осмысленный и свободный характер. Если не будет возможности откровенно обсуждать происходящее, мы обречены на свободу слова исключительно с Савиком Шустером. Поэтому все мы, граждане России, вполне можем считать себя потерпевшими.
Когда в дискуссиях о государстве и его так называемом беспределе «либералы» обличают коррупцию, войну в Чечне и гражданскую отсталость общества, им почему-то не приходит в голову, что все это — не более чем скорбные плоды восьмилетнего правления «семибанкирщины». Именно группа олигархов в последние годы фактически подменила собой власть, воспользовавшись болезнью и кризисом Ельцина. Так что наследство, полученное Путиным, любовно выпестовано российским бизнес-сообществом. Борьба же с этим наследством олигархам была не нужна, потому что нужные чиновники были давно раскуплены и использованы по назначению, война в Чечне приносила больше политических дивидендов, чем экономической выгоды.
За десять лет, пройденные Россией с 1992 года, произошло неизбежное разрушение идеологических основ и символов. Однако суть режима, увы, осталась прежней. Мы живем при тоталитаризме. Причем этот обновленный, со светским блеском и пиаровским лоском тоталитаризм начался задолго до появления Путина и чудесно уживается с его нынешним правлением. Правда, события вокруг акционеров и силовика ЮКОСа Алексея Пичугина могут несколько деформировать отлаженную конструкцию. Конечно, в том случае, если в обсуждение происходящих в стране процессов включится общественность. А не только группа сподвижников опального олигарха, усердно кочующих по просторам СМИ, выкрикивая одно и то же для создания атмосферы широкой дискуссии.
 
Признаки диктатуры известны. Это прежде всего отсутствие свободы слова, попирание прав человека, давление на личность и гражданские институты. Тоталитарная корпорация ЮКОС все это проделывала.
Кем стал бы Михаил Борисович Ходорковский, не случись перестройка? Секретарем ЦК ВЛКСМ. Будучи продуктом своей эпохи, он впитал в себя все ее черты. Как известно, власть — это деньги плюс информация. Получив деньги, практически все олигархи занялись приобретением влияния в СМИ. Сначала это был лишь робкий пиар, позже — попытки вложиться в прессу как в бизнес. Но самым эффективным способом, безусловно, оказалась так называемая кадровая приватизация. Это когда вместо покупки издания покупаются его сотрудники или руководство. В этом случае, кому бы ни принадлежало издание, в нем всегда найдется место для ваших интересов. Главное, чтобы в целом рынок СМИ продолжал жить «черной кассой». Дальше произошла подмена основного для СМИ понятия — свободой слова стали называть его (слова) произвол. Когда для журналиста профессионализм отходит на задний план, уступая место иногда незаслуженно щедрому гонорару, незачем проверять и собирать факты. Нужно лишь удовлетворять желание заказчика. Вместо фактов мы регулярно получаем «мнения». Вырабатывать собственные непозволительно. Пиар заменил реальность практически полностью.
 
Спасибо Михал Борисычу
Господин Ходорковский в приватизации свободы слова пошел дальше всех. К парламентским выборам 2003 года он вложился не только во все будущие фракции, но и во все СМИ. Деятельность ЮКОСа и его владельцев, уже давно находившаяся за семью замками, покрылась абсолютной завесой тайны. Какие угодно разоблачения, любая критика и скандалы, но Ходорковский оставался и остается неприкасаемым. Про него, как про Генерального секретаря — или с восторгом, или ничего.
 
Вообще следует заметить, что государство сегодня практически не представлено на рынке печатных СМИ. В засилии государства нас просто пытаются убедить в политических интересах того же Ходорковского. И неплохо получается. Вон деятели культуры на полном серьезе опасаются за последствия своего неизвестно кем написанного письма в защиту олигарха. Это и есть результат жесткого пропагандистского промывания мозгов. А детские сочинения и рисунки под общим лозунгом «Спасибо Михал Борисычу за наше счастливое детство»?
Ничего из прошлого не напоминает? А фото-иконостас, сооруженный с холле здания ЮКОСа? Путину такое и не снилось. По всему видно, что господин Ходорковский прямо-таки спаситель Отечества и страдалец за всех нас. Те же, кто сталкивался с руководителями ЮКОСа, в реальности знают, что Ходорковский такой же либерал, как Невзлин интеллектуал. Просто с ними при всеобщем попустительстве произошла страшная вещь — они поверили в собственный пиар. Во все эти не ими написанные книги, звания и награды. В свою исключительную вседозволенность.
 
Злоключения крупнейшей нефтяной компании страны длятся уже год. Шквал публикаций и заявлений. Редкие невнятные реплики прокуратуры. И ни одной публикации, содержащей мнение потерпевших. Ни одно так называемое демократическое СМИ даже для вида не позволило себе такой роскоши. Оно и понятно. Никто уже даже не поддерживает иллюзию плюрализма. Кто такие, собственно, потерпевшие? Плебеи. Тараканы. Кому интересно мнение недобитого таракана? В самом начале этой истории я с любопытством, но без удивления наблюдала, кто как выворачивается. Например, газета «КоммерсантЪ», и сотрудники и редактор которой господин Васильев давно знакомы с моей семьей, попросту «не смогли меня найти». Где только не искали, бедные, пока в мэрии им не подсказали, что Костина, мол, в Питер переехала. Причем, очевидно, без связи с внешним миром. Газета «Известия», правда, взяла у меня телефон тещи пропавшего Горина и даже поговорила с несчастной женщиной, но публикация, естественно, не вышла. На потерпевшего арендатора из Дворца молодежи, которого, кстати, сейчас оттуда успешно выкуривают подельники Пичугина, и вовсе никто не обращает внимания. Спи спокойно, дорогая общественность. Зачем тебе знать столько лишней информации? О том, как происходили крестины Пичугиным сына Гориных, о роли ретивого батюшки, пичугинского духовника, в обработке родственников покойных. О том, что дела, связанные со службой безопасности ЮКОСа, пропадали, а свидетели садились в тюрьмы или попросту исчезали.
Правозащитников, и отечественных, и зарубежных, это, заметьте, тоже не беспокоит. Потому как они давно построены, посчитаны и вполне недешево раскручены.
 
Правосудие в Хамовниках
 
Права человека, по Ходорковскому, не слишком отличаются от его же концепции свободы слова. Выпуская книгу о Басманном правосудии, сподвижники опального олигарха как-то незаслуженно обходят вниманием правосудие Хамовническое. В прошлом году журнал «Компромат» посвятил номер ЮКОСу. Некто Кондауров, в прошлом генерал КГБ, соратник господ Ходорковского и Невзлина, принял немедленное решение расправиться с изданием. Он подал иск и потребовал ареста тиража. Услужливый Хамовнический суд (не в пример Басманному) молниеносно признал генерала правым. Прямо в тот же день, без очередей и проволочек. Самое интересное не это, а суть претензий, с которыми обратился оскорбленный ветеран госбезопасности. Его, состоявшего на прошлых и нынешних парламентских выборах в списке КПРФ, оскорбило заявление о его связях… с коммунистической партией. Кондауров сетовал на возможное недовольство своего руководства его близостью к КПРФ. Да и вообще, не разделяет он гнилой коммунистической идеологии. И вот Кондауров — депутат от КПРФ. И Невзлин, и Ходорковский заявляют, что «уважают взгляды» своего друга.
Впрочем, господина Кондаурова сложно упрекать в тяготении к цензуре и грязным провокациям. КГБ ведь никуда не делся. Как любой карательный аппарат, работающий на власть, КГБ просто перешел из кремлевских коридоров в роскошные кабинеты частных особняков. Олигархи стали властью, и генералы КГБ теперь служат им. Вместе с некоторыми правозащитниками, которых еще вчера гоняли с митингов. Ходорковский нашел универсальный способ общественного примирения — общая ведомость на зарплату. И методы гэбэшные в ЮКОСе успешно применяются. Сразу после случившегося с моей семьей господин Кондауров (который, кстати, в бытность совместной работы со мной в «Менатепе» был инициатором корпоративной вечеринки в честь рождения моей дочери) распространяет информацию о том, что я сама подорвала квартиру, где находились самые близкие мне люди. Кроме того, гэбэшный деятель капиталистического розлива на всякий случай объявил меня сумасшедшей. Тоже не открытие — в КГБ широко использовал карательную психиатрию. Мастерство, как известно, не пропьешь.
 
Случается, что постоянный продолжительный страх постепенно превращается в извращенную форму уважения к носителю угрозы. И вот общество уже восторгается беспредельщиками, с которыми никто не в состоянии справиться. Это последний тезис, о котором хочется упомянуть в связи с режимом Ходорковского. Основа любого либерального и демократического общества — внутренняя свобода личности. Подъездные мордобои не были в ЮКОСе редкостью. Никаких заявлений в милицию от потерпевших, естественно, не поступало. Счастливый член дружной корпоративной семьи выплевывал зубы, вытирал сопли и благодарил за науку. Пострадавших повышали в зарплате и должности, некоторых отправляли за границу. Холуйство было и остается куда более востребованным, чем профессионализм.
 
Для редких счастливчиков, обладающих реальной информацией, письмо Ходорковского либеральной общественности отнюдь не загадка. Это, безусловно, не вызывающий политический манифест и тем более не покаяние. Это скорее послание великого и ужасного Гудвина жителям Изумрудного города.

Ольга Костина
Стрингер
 
 
 

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт