17 декабря 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
ДАЙДЖЕСТ

Герои «холодной войны» Все статьи Версия для печати На главную
02.09.2005 08:25

Весьма распространено и мнение, что уничтожение СССР было конечной целью и навязчивой идеей Соединенных Штатов. Это пытается опровергнуть бывший посол США Дж. Мэтлок, приводя слова Р.Рейгана, что в “холодной войне” не было победителей, а развал Союза вовсе не являлся целью США…

“Заявляю это на основании официальных документов того времени и собственного опыта, как человек причастный к формированию политики США по отношению к СССР. Одно из первых решений Рейгана по отношении к Советскому Союзу - не подвергать сомнению законность советского режима. И мы никогда не призывали к смене режима в Москве. Мы были равными партнерами… Ее идеологический и философский конец, наряду с окончанием гонки вооружений, наступил в конце 1988-го, когда Горбачев выступил с речью в ООН. Со сменой режимов в Восточной Европе противостояние закончилась, причем историческая “точка” была поставлена с падением “Берлинской стены” в ноябре 1989 г., ознаменовав не только воссоединение Германии, но и всей Европы… Это историческое событие стало возможным, благодаря совместной работе Запада и Востока, и, прежде всего, сотрудничеству Горбачева сначала с Рейганом, а потом и с Бушем-старшим, - продолжает Дж. Мэтлок. - Это была взаимная победа, хотя Советский Союз именно тогда начал стремительно терять свои позиции, особенно в экономической области… Горбачев был первым советским лидером, поставившим интересы страны выше интересов партии. Факт остается фактом: ослабление и подрыв коммунистического режима случился не в результате давления Запада, а в итоге горбачевских реформ.

 И если бы они были успешными, то СССР мог бы быть спасен… Распад Советского Союза вовсе не был неизбежным результатом “холодной войны” или каких-то усилий Запада. Но многие люди как в США, так и у вас, полагают обратное… Когда все это произошло, я, как и многие американцы, включая администрацию Буша-старшего, думал, что полный развал СССР был бы трагедией”.

Лукавит посол, что и говорить. Сразу видно дипломата с 30-летним стажем. А как же военные доктрины, однозначно нацеленные на превосходство, или директивы Совета национальной безопасности, с завидной регулярностью рождавшие планы по разрушению экономического потенциала СССР, единства соцлагеря, упорядочению подрывной деятельности в странах “Восточного блока” и т.п.? Так или иначе, “крестовый поход” против “империи зла”, провозглашенный тем же Рейганом, увенчался успехом. Политики, военные, спецслужбы трудились на редкость целенаправленно и практически не имели ограничений в средствах. Пытаясь опровергнуть бытующее мнение, что Советский Союз пал в результате западного заговора, Мэтлок вспоминает свой спор с В.Крючковым, бывшим главой КГБ, когда тот заявил, что Америка стремилась подорвать советское правительство и преуспела в этом. "Ведь у нас тогда не было ни одного шпиона в Советском Союзе! – восклицает экс-посол, - ни одного – с середины 80-х и дальше. Потому что ваши агенты в ЦРУ и ФБР выдали всех наших советских агентов. У нас просто не было возможности вести тайную деятельность в СССР!"

Бедняги, в тяжелейших условиях работали. Зато добровольных помощников, в том числе высокопоставленных, было хоть отбавляй. Кто-то называет их “агентами влияния”, кто-то просто видными демократами, но стоит признать, их ставка была беспроигрышной. С утверждением “демократического” режима большинство из них оказались при власти. Чем, как не радением о благе отечества, к примеру, объяснить звонок Гавриила Попова послу Мэтлоку о готовящемся “путче” ГКЧП? Именно от американского посла об этом узнал Ельцин, сообразив, что час настал, а поддержка Запада обеспечена. Стремительно вернувшись в Москву, он взгромоздился на танк, ну а дальнейшее известно. Наивная толпа привычно сочла очередного пройдоху за предтечу добрых перемен...

Чтобы не компрометировать в глазах общества “правителей”, кровно обязанных заокеанской поддержке, американцы некоторое время действительно употребляли щадящие формулировки, касаясь финала “холодной войны”. Сегодня необходимость в этом отпала. Особенно когда Россия нет-нет да взбрыкнет, демонстрируя самостоятельность. Пусть даже показную. Теперь, уже для успокоения собственного общественного мнения, привыкшего, что Штаты всегда впереди, американцы все чаще объявляют себя победителями в “холодной войне”. Вот уже и награду соответствующую выдумали. По сообщениям американских СМИ, еще в преддверии 10-летнего юбилея победы над “империей зла” Пентагон приступил к выдаче специальных удостоверений ветеранов “холодной войны”. К ним относятся лица, проходившие службу в Вооруженных силах, Национальной гвардии или резерве ВС США с момента окончания Второй мировой войны по 26 декабря 1991 г. (дата официального распада СССР). Казалось бы ничего особенного. С недавних пор в России завоевали популярность медали, в частности, “Ветерану “холодной войны” на море” различных модификаций, в зависимости от типа и класса кораблей, на котором служил тот или иной ветеран. Но американцы пошли дальше. Несколько лет назад на рассмотрение сената США было внесено предложение об учреждении медали “За победу в “холодной войне”. Подобное предложение уже выносилось на рассмотрение верхней палаты конгресса, но не получило необходимой поддержки. Тем не менее решение о выдаче названным категориям граждан США соответствующего удостоверения было принято. Эскиз медали разрабатывался комитетом начальников штабов, там же готовился список лиц, представляемых к награждению. Поначалу к ним собирались отнести всех, кто “безупречно нес военную службу в ВС США с 14 августа 1945 г. по 9 ноября 1989 г.”, однако Сенат утвердил начало отсчета с 22 июня 1948 г., - начала функционирования “берлинского воздушного моста”, сорвавшего советскую блокаду Западного Берлина. Таким образом, потенциальными кавалерами медали “За победу в “холодной войне” стали примерно 17 млн. американцев. Пентагону было рекомендовано провести награждение, исключив элемент обязательности. Специальных наград за особый вклад в победу над “империей зла” по случаю 10-летия окончания “холодной войны” по представлению президентской администрации и конгресса удостоился ряд государственных деятелей и частных лиц. Весьма показательной, учитывая непреходящее стремление американцев показать, кто в современном мире хозяин, является статья военно-морского аналитика Джо Буфа “Ирония “холодной войны”, опубликованная в ноябре 2004 г. Победная риторика, пронизывающая статью делает ее типичным документом своей эпохи. Основная посылка - поддержать боевой дух нации – признанного “оплота свободного мира”, увы, слегка подзавязшей в ряде регионов со своей “исторической миссией”. Парадоксальность повествования налицо, но тем оно и примечательно. Итак, слово Джо Буффу:

"… Нет сомнений, что “холодная война” была для Америки не только вполне реальной и самой продолжительной войной, но и самой опасной. Крупнейшую группу ветеранов явили собой мужчины и женщины в военной форме, в той или иной форме имевшие отношение к нашей термоядерной триаде сдерживания (стратегические бомбардировщики B-52 и B-1, баллистические ракеты наземного и морского базирования).

Годы тренировок, учений и высокая боевая готовность позволили им достичь величайшей победы - поражения СССР, без единого выстрела. Они заслуживают особого отличия ничуть не меньше, чем наши сухопутные силы, проливавшие кровь, доблестно сражаясь с Советским Союзом в Корее, Вьетнаме, и где-либо еще на линии многолетнего ожесточенного противостоянии от Юго-восточной Азии до Центральной Европы, на земле, в воздухе в море и под водой. Воины “холодной войны” стойко исполняли свой долг в самых удаленных местах и в самых экстремальных условиях, с которыми когда-либо приходилось сталкиваться человеку. От Северного полюса до Антарктики, от бездонных глубин мировых океанов до бесконечного безмолвия космического пространства отважные мужчины и женщины вступали в схватку и запутывали врага, нередко смотревшего им прямо в глаза, а порой даже не догадывавшегося об их присутствии. Но если бы не гибкость глобальной стратегии США, влиявшей на условия конфликта и сам ход “холодной войны”, жуткий тупик термоядерного апокалипсиса с его гарантированным “многократным взаимным уничтожением” со стороны НАТО и Варшавского договора продолжал бы пугать нас и по сей день, без видимой перспективы на улучшение. Берлинская стена до сих пор продолжала бы стоять, и вполне возможно, что от нашей цивилизации остались бы лишь радиоактивные руины.

Известно, что все войны возникали, так или иначе, по экономическим причинам. Конкуренция во имя богатства и власти, борьба за овладение пространством (включая идеологическую религиозную “власть”), за контроль над природными ресурсами и господство над рынками, часто инициировали реальные боевые действия, независимо от того, велись они копьями и кавалерийскими атаками или сверхточными крылатыми ракетами.

Ключ к окончанию “холодной войны” оказался в усилении экономической составляющей состязания, соперничестве технологий производства вооружений и тактики, нацеленной не на уничтожение материальных средств и людских ресурсов противника, а на разрушение его финансовой системы. Системы вооружений, управляемые своими экипажами, ученые и инженеры становились инструментами и исполнителями не военного, а финансового балансирования, испытания на волю и стойкость, которые, в конце концов, и сокрушили Советский Союз. В глобальной схватке капитализма с коммунизмом, восторжествовал капитализм.

Однако экономическая война отнюдь не абстрактна и ведется она не в вакууме. До того как сойтись в решительной схватке в определенном месте в конкретное время, борцам нужно на практике изучить сильные и слабые места противника, как физические, так и умственные. Только после этого они станут хватать и ломать друг друга, бросая вызов выносливости, в соответствии со стилем и правилами, до тех пор, пока один из них не сдастся. Мысли об этом заставили меня проследить некие связи и задать вопрос, наводящий на раздумья: помогли ли достижения Кремля в шпионаже против Соединенных Штатов ускорить гибель Советского Союза? Я полагаю да.

И вот почему:
Одним из аспектов “холодной войны”, в котором большинство западных аналитиков признает явное превосходство СССР над нами, была агентурная разведка – попросту шпионаж. Причины этого носят двусторонний характер и основаны на асимметрии в возможностях Вашингтона и Москвы, а также на различиях национальных культур. Во-первых, значительно уступая США по электронным средствам сбора разведывательной информации, СССР был вынужден в большей степени полагаться на тайных агентов из плоти и крови. Во-вторых, США были и остаются свободным и открытым обществом, допускающим свободу перемещения и социального общения, что позволяет легко вербовать предателей из числа местных жителей, в то время как СССР всегда оставался замкнутой системой, в которой параноические оперативники КГБ выслеживали и третировали каждого подозрительно выглядевшего иностранца, атташе и даже дипломата.

Среди успехов советского шпионажа 1970 -1980-х, можно выделить два, по их особому значению и воздействию на поведение Кремля в области, заслуженно считавшейся важнейшей, если не сказать олицетворявшей лицо “холодной войны” - подводной войне.

Первый случай связан с предательством бывшего шифровальщика агентства национальной безопасности США Рональда В. Пелтона, выдавшего факт постоянного скрытного перехвата телефонных сообщений ВМФ СССР со стратегического подводного кабеля в Охотском море. Этот кабель соединял основные базы советского флота и пролегал по относительному мелководью через район, суверенитет над которым отстаивал СССР. В течение нескольких лет американские подводники и водолазы тайно пробирались в Охотское море, устанавливали на кабеле емкие записывающие устройства, а впоследствии, также, крадучись извлекали их, подключая новые, все более совершенные. Для понимания советского образа мысли этот метод оказался весьма ценен, поэтому компрометация и потеря этого канала подслушивания стала определенной неудачей. (Аналогичная операция по перехвату телефонных сообщений проходила и в зоне Северного Флота, близ Мурманска и Полярного, но, к счастью, Пелтон об этом не знал, и поэтому она продолжалось.)

Второй случай - шпионская группа Уокера. Именно благодаря шпионской деятельности Уокера, продолжавшейся безостановочно в течение многих лет, в Советском ВМФ:
а) узнали насколько шумными, были их собственные подлодки,
б) смогли понять, сколь важна для подлодок малошумность, и, наконец,
в) похищенные совершенно секретные американские методики создания атомных подлодок, позволили узнать, каким образом удалось добиться столь значительного снижения шумности...

Эта информация сыграла важную роль для завершения “холодной войны”, поскольку потрясла Советский Союз, вызвав соответствующую реакцию и ряд контрмер, оказавшихся непозволительно дорогими. Этот шокирующий фактор, способствовавший изменению самого характера единоборства США и СССР и началу экономического перелома в нашу пользу, привел к следующим результатам:
1. Кремль с грустью констатировал что подлодки НАТО проникали в акватории, считавшиеся наиболее безопасными, с очевидной безнаказанностью, заходя и уходя оттуда по собственному желанию, абсолютно не вызывая подозрений и оставаясь необнаруженными.

2. Кремль был вынужден признать, что текущее поколение подлодок, независимо от типа и назначения, безнадежно отстало от западных образцов. Для качественного улучшения своих лодок СССР был вынужден, таким образом, запустить экстренную программу подводного кораблестроения. В результате была пересмотрена и изменена действующая доктрина, определявшая порядок развертывания подлодок и методы их боевого использования.

3. Среди вводимых в строй новых типов советских подлодок, появившихся благодаря овладению американскими секретами, были многоцелевые ПЛА проекта 971 (по классификации НАТО – “Akula”), которые американские подводники не без горечи называли тип “Уокер”. По сравнению с гремящими предшественниками обнаруживать “Акулы” было значительно труднее. Однако проектирование, переоснащение и создание абсолютно нового проекта значительно дороже, чем серийное производство более старого, менее эффективного, но уже существующего. “Акула” стала для нашего врага не только военным прорывом, но и вполне предсказуемым экономическим бедствием.

4. Сознавая уязвимость своих ПЛАРБ от атак сил НАТО, Советы предприняли две вещи. Они запустили строительство улучшенных с точки зрения боевой устойчивости ПЛАРБ, наиболее известным из которых стал тип “Тайфун” - самые большие подлодки из когда-либо созданных (крупнее крейсеров Второй мировой войны). Другим мероприятием стало выведение лучших ПЛАРБ на сильно защищенные позиции в своих северных водах, близ побережья и под полярной ледовой шапкой, где атака американских ПЛА была максимально затруднена.

Чтобы обеспечить эффективность своих “орудий Армагеддона” – ПЛАРБ, в соответствии с новой стратегией “защищенных районов”, для поражения укрепленных точечных целей на территории США, не приближаясь к нашим берегам, Советский Союз был вынужден вкладывать огромные средства в создание баллистических ракет морского базирования все большего радиуса действия с термоядерными боеголовками и чрезвычайно точной системой наведения. Чтобы повысить боевую устойчивость дорогостоящих ПЛАРБ с чрезвычайно дорогими ракетами на борту, русские стали назначать лучшие многоцелевые ПЛА, к примеру, типа “Акула” для сопровождения и защиты ПЛПРБ, скрытно патрулирующих в пределах защищенных районов. Для улучшения обороны “святилищ” ПЛАРБ были также разработаны надводные корабли – эсминцы типа “Современный” и “Удалой”, главными задачами которых стало обеспечение задач ПЛО и ПВО. Подобная концентрация в обороне негибких по сути ядерных сил сдерживания, в стесненных водах, значительно снижала возможности многоцелевых ПЛА (и всего амбициозного океанского военно-морского флота СССР в целом), чтобы влиять на ход события где-либо еще. Подобная ситуация создавала все большее напряжение в реализации кораблестроительной программы. Нанесенные самим себе экономические раны начали кровоточить.

5. Для сохранения угрозы США баллистическими ракетами меньшего радиуса действия, что давало бы Вашингтону меньше времени на раздумья в случае упреждающего или внезапного удара, к североамериканскому побережью через Атлантику направлялись более старые и шумные, а также технически менее надежные ПЛАРБ. Именно к этой категории относилась “К-219” типа “Янки” (пр. 667А), затонувшая в тысяче миль от мыса Гаттерас в 1986 году в результате аварии, вызванной утечкой ракетного топлива, повлекшей взрыв и пожар. Все это время ПЛА “Огаста” типа “Лос-Анджелес” осуществляла слежение за “K-219”.

(По мнению многих специалистов, она и есть - непосредственная виновница аварии – С.А.). К счастью, большая часть экипажа “K-219” была спасена, оба её ядерных реактора были переведены в безопасное состояние, и 18 000 футов водяной толщи предотвратили экологическое бедствие. Когда советские подводные аппараты-роботы спустя некоторое время посетили затонувший объект, они обнаружили, что из части неповрежденных ракетных шахт были извлечены целые ракеты и боеголовки. Кем? Американцами! Отметим этот случай как удачный образчик нашего шпионажа, и как еще один хороший пример провала стратегии “охраняемых позиций”. Эта стратегия вызвала и ряд других чрезвычайно дорогостоящих проблем для Советского ВМФ, отчасти потому, что в один прекрасный день суть этой стратегии была раскрыта шпионскими подлодками США. Военно-морской колледж США наряду с другими разработал и разрекламировал агрессивную контрстратегию. Позднее ставшая известной как Морская стратегия, она спровоцировала и обосновала бурный рост ВМС США. В военное время, взаимодействуя с силами других стран НАТО, американским суперавианосцам в сопровождении армады крейсеров, эсминцев, фрегатов и подлодок, надлежало проникнуть в Норвежское и Баренцево моря для непосредственной атаки советских военно-морских и военно-воздушных баз. Тем временем подлодки (модернизированный тип “Лос Анджелес” и новый тип ПЛА с огромными возможностями – “Си Вулф”), должны были одновременно атаковать позиции ПЛАРБ.

В задачи ВМС НАТО входило также нанесение ударов по флангам любого наступления коммунистов в Европе. Наращивая активность, но, не доводя конфликт до ядерного, Белый Дом оставляет Кремлю возможность, используя “горячую линию”, запросить мира. С помощью обычных вооружений советский ВМФ должен был превратиться в скопище бесполезных затопленных корпусов кораблей, разрушенных фюзеляжей, горящих боеприпасов и уничтоженной командно-управляющей инфраструктурой. Предусматривались также десантные операции силами морской пехоты для захвата береговых плацдармов в тылу Варшавского договора.

Морская Стратегия считалась стратегией боевых действий высокого риска, но само ее существование даже на бумаге, и в качестве практического фона для военно-морских учений под настороженным взглядом Советов наряду с ростом наших ВМС, сделало свое дело, практически без боевых потерь. В итоге, советский Военно-морской флот, не имея иного выбора, множил оборонительные силы, добиваясь повышения их эффективности.

Дела приобрели для Кремля столь беспокойный характер и так плохо характеризовали боевые возможности СССР, что впервые в истории советский Северный Флот запросил полновесные авианосцы. В результате был построен и вошел в состав флота единственный авианосец с неядерной ЭУ “Адмирал Кузнецов” (неоднократно переименованный). Это огромное новое финансовое бремя – обрушилось одновременно с провозглашенной США Стратегической оборонной инициативой (СОИ) – системой ПРО, и, похоже, стало как спасительной соломинкой, так и “последней каплей”. Рай марксистско-ленинской идеологии для рабочих, или “империя зла”, если хотите (в зависимости от того, на какой стороны вы находились), обанкротился и рухнул.

А все из-за шпионов, доносивших Москве, какими плохими в тот момент были ее подлодки по сравнению с нашими, плюс отчаянная попытка конкурировать с 600-корабельным ВМС Рональда Рейгана и многими тысячами мужчин и женщин, составлявших его экипажи. Не будь у Советов тех шпионов, наши вооруженные силы могли все еще продолжать самую длинную войну в американской истории, а Берлинская стена и граница ГДР все еще оставались передним краем “железного занавеса”".

Звучит иронично, не правда ли? С последним можно было бы согласиться, если бы все не выглядело уж чересчур просто. Надо же, парочка шпионов, и державы как не бывало. Сдается мне, что все было чуточку сложнее.

Сергей Апрелев, специально для “ПРАВДЫ.Ру”

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт