23 октября 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

Комсомольское собрание. Все статьи Версия для печати На главную
07.12.2006 12:33

Государственная налоговая администрация перевыполнила план поступлений в бюджет от налога на прибыль на 1 миллиард гривен – таковы результаты встреч с руководством финансово-промышленных групп. В общем, труханули капиталистов конкретно. Интересная информация. Предлагаю разобраться в некоторых схемах функционирования ФПГ, при этом, чтобы никого не обидеть сделаем этот материал теоретически обезличенным, не называя имен.
 
В числе преимуществ работы в рамках таких конгломератов среди прочих стоит отметить возможность формирования центров прибыли и центров основных затрат в соответствии с имеющимися экономическими потребностями. Естественно, возможность манипулирования такими экономическими показателями как доходы, расходы, себестоимость и прибыль дают широкое поле для оптимизации налогообложения. Сама возможность подобного возможна благодаря использования в рамках крупных корпораций так называемого трансфертного ценообразования.
 
Украина в эпоху всемирной глобализации не может находиться на обочине истории (как бы этого не хотелось отдельным представителям “левых” политических сил). Начиная с середины 90-х годов прошлого века в стране усиленными темпами создаются так называемые промышленно-финансовые группы, процедуре создания которых был посвящен даже специальный законодательный акт, увидевший свет в 1996 году. Все это время в среде финансистов и налоговиков шел не слишком громкий, но от того не менее принципиальный спор о том, каким образом крупные промышленно-финансовые конгломераты формируют налогооблагаемую базу и как это отображается на доходной части государственного бюджета Украины. Полагаю, что тема трансфертного ценообразования не часто находила отображение в отечественных средствах массовой информации, в силу чего позволю себе привести небольшую вступительно-теоретическую часть.
 
В первом приближении трансфертное ценообразование (transfer pricing) – это корректировка цены для целей создания центров прибыли и налогообложения в сделках аффилированных или зависимых друг от друга юридических лиц. Совершенно понятно, что если лица зависимы, то цены в сделках будут определяться не соображениями получения прибыли для каждой из сторон, а исключительно соображениями общей выгоды для группы. Это может приводить к тому, что цена на передаваемые по технологической цепочке группы товаров будет завышаться или занижаться.
 
Причин для этого по-большому счету могут быть три. Первая – возможность формирования основной части прибыли в более льготной налоговой юриспруденции (либо территориальной, либо отраслевой). Вторая – формирование прибыли на балансе заранее определенного юридического лица с целью либо его дальнейшей продажи либо создания у него возможности для привлечения заемных средств (через получение займов, выпуск долговых ценных бумаг или прохождение процедуры листинга на одной из авторитетных мировых бирж с дальнейшим размещением акций). Третья – банальный экспорт капитала.
 
Конечно же, в первую очередь негативные моменты трансфертного ценообразования должны интересовать фискальные органы. Налоговые органы западных стран столкнулись с этой проблемой еще в 50-60-ые годы, когда в связи с усиливающимися процессами концентрации производства в промышленности собственно стали формироваться крупные транснациональные компании. Концентрация производства сопровождалась развитием его специализации, предполагающей передачу промежуточных продуктов другому предприятию, входящему в холдинг. В этой ситуации применение трансфертных цен, отличающихся от сложившихся на рынке, позволяло руководству ФПГ перераспределять прибыль между материнскими и дочерними компаниями, распределять рынки сбыта и сферы влияния между различными структурными подразделениями, “выводить” прибыль, получаемую дочерними, аффилированными и зависимыми компаниями, из стран, где действует суровый фискальный режим или действует законодательное ограничение на экспорт капитала.
 
Кроме этого, трансфертные цены позволяли завоевывать новые рынки сбыта производимой продукции за счет искусственного снижения цен на продукцию, поставляемую компании холдинга. И все же главной целью применения трансфертных цен является возможность минимизации налоговых и таможенных платежей, а также аккумулирование прибыли в сбытовых структурах, чаще всего зарегистрированных в зонах с льготным налогообложением. Схема работает четко и безотказно :  производственная компания поставляет продукцию по трансфертной цене, которая намного ниже рыночной, родственным сбытовым компаниям, зарегистрированным в офф-шорных зонах (как иностранных, так и внутренних). Сбытовики реализуют товар по рыночной цене, получая сверхприбыль, с которой не платятся налоги. Понятно, что трансфертные цены являются предметом лютой ненависти налоговиков всех стран мира.
 
Как только рыночные отношения начали внедряться в экономику Украины, самая простая из вышеприведенных схем начала вовсю эксплуатироваться отечественными предпринимателями. Думаю, ряд читателей помнит, как в ведущих средствах массовой информации самые «козырные» рекламные площади занимали объявления, авторы которых обещали грамотную консультацию и содействие в открытии фирм в офф-шорных зонах. Чаще всего схема работала следующим образом. Открывалась подконтрольная фирма на Кипре, в Гибралтаре, на острове Мэн либо в штате Делавер. Украинское юридическое лицо, занимающееся торгово-посреднической деятельностью, приобретало пользующийся спросом на зарубежном рынке товар (чаще всего им выступали металлопрокат, трубы, химическое сырье, реже – продукция машиностроения) и продавало его вышеуказанной фирме. При этом по странному стечению обстоятельств, цена продажи практически не отличалась от цены приобретения, в результате чего государственная казна имела крохи в виде налога на прибыль в силу крайне незначительного размера самой прибыли. А вот кипрская или гибралтарская структура уже продавала товар конечному потребителю по мировым ценам.  Львиная доля прибыли оседала “за бугром”.
 
Главным побудительным мотивом для этих по своей сути противоправных действий являлась разница в ставках налога на прибыль. Если в Украине в то время она находилась в пределах 30-35%, то, скажем, на Кипре составляла скромные 4,25%. Было за что бороться скажете Вы, и будет правы. Причем, по имеющимся сведениям, подобными действиями не брезговали даже крупные производственные предприятия, которые были вынуждены регистрировать собственные “офф-шорки”. Особенно подобное участилось в момент введения 100-процентной продажи экспортной выручки. Апофеозом всего был период, когда при Премьер-министре Е.Звягильском официально действующий курс (а именно он применялся для расчетов с экспортерами) отличался от реального в три раза. И все же в те времена главным побудительным мотивом для применения трансфертного ценообразования была необходимость “вывести” средства за рубеж.
 
Жизнь не стояла на месте и со временем описанные в предыдущем абзаце схемы стали применять лишь лишенные воображения и честолюбивых устремлений предприниматели–маргиналы. Как уже говорилось выше, наступил шальной и драматический период формирования украинских промышленно-финансовых групп. Вот здесь-то поднаторевшие на банальной «обналичке» и использовании клиринговых схем расчетов финансисты осознали преимущества всемирной глобализации, первоначально дошедшие до них в виде возможности применения трансфертных цен.
 
Классическая отечественная ФПГ чаще включает в себя финансовое учреждение, и ряд предприятий объединенных единой производственно-технологической цепочкой. Итак, в рамках некоей абстрактной ФПГ горнодобывающий комбинат добывает руду и продает ее по цене гораздо ниже себестоимости горнообогатительной фабрике. Удивленный читатель спросит – неужели руководство комбината сознательно на это пойдет, может быть, директор горнообоагатительной фабрики “стимулирует” его конвертом соответствующего содержания? Может быть, но чаще всего все просто и сложнее одновременно.
 
Разгадка кроется в том, что оба предприятия входят в контролируемую из одного центра управления ПФГ. И руководство добывающего предприятия абсолютно не свободно в процессе установления цены на руду. Горнообогатительная фабрика превращает добытую руду в готовое для металлургического производства сырье и отправляет его на входящий в ту же ПФГ металлургический комбинат. Как догадались читатели – отнюдь не по рыночной цене. При этом руководство предприятий совершенно не рискует своими должностями. Более того, риск возник бы в случае отгрузки продукции именно по рыночной цене – это привело бы к нарушению тщательно выстраиваемой схемы финансовых потоков.
 
Не буду злоупотреблять вниманием читателей подробно описывая производство чугуна, стали и металлопроката. Предположим, что конечной продукцией вышеназванной технологической цепочки является строительная арматура, являющаяся дефицитным продуктом в период активного роста строительного рынка. Реализацией ее занимается подконтрольный торговый дом, получивший продукцию от металлургического комбината по трансфертной, естественно, цене. В силу конъюнктуры мирового рынка реализовывать арматуру “Киевгорстрою” или “Познякижилстрою” никто не станет. Да и зачем это, если есть, скажем, готовый “проглотить” любые объемы китайский рынок.
 
Но, перед Китаем обязательно будет вставлена маленькая, но крайне существенная “прокладка”, представляющая собой подконтрольную руководству нашей гипотетической ФПГ компанию, зарегистрированную в Науру (интересно, какой процент “пересічних“ украинцев правильно ответит на вопрос о местонахождении этого знаменитого еще со времен П.Лазаренко и банка «Славянский» острова?). Опять же кто-то может удивиться – зачем же это? Ведь транспортные издержки по направлению Украина-Науру-Китай покроют львиную часть прибыли.
 
Спешу успокоить сердобольных читателей. Никто отправлять продукцию на острова, расположенные недалеко от Австралии, не будет. Арматура поедет в Китай. Более того, документы от наурийской фирмы будут подписаны в офисе, расположенном в Украине, так как печать фирмы с экзотических островов лежит в ящике стола одного из ответственных сотрудников украинской ПФГ. Думаю, всем понятна, какая часть прибыли от применения такого метода трансфертного ценообразования останется в Украине, попадет в государственный бюджет и будет использована для выплаты пенсий и стипендий.
 
В описанной схеме есть еще одна макропроблема. Вдумчивый читатель уже давно задал вопрос – если горнодобывающее предприятие, агломерационно-обогатительная фабрика, металлургический комбинат и даже торговый дом не получают прибыли или продают продукцию ниже себестоимости, то как же они не разоряются. Догадливый же читатель уже давно все понял. Зачем в ПФГ нужен банк? Вопрос не столько интересный, сколько риторический. Да, финансовое учреждение кредитует все вышеназванные организации. В результате банк потенциально имеет прибыль, а предприятия имеют средства на закупку сырья и энергоносителей, поддержание в рабочем состоянии рабочих механизмов, выплату заработной платы сотрудникам. А, будучи отягощены банковскими займами, имеют возможность дополнительной экономии на налогах.
 
Более того, если в силу каких-то причин принимается решение об отчуждении некоего предприятия, всегда можно при наличии в цепочке финансового учреждения провести надлежащую «предпродажную подготовку». И на момент совершения сделки подретушировать истинное положение вещей. Как принято говорить на молодежном жаргоне – «полный шоколад». Если же вглядеться внимательнее – горчинка в этом продукте из какао проступает более чем явственно. Дело в том, что настоящие хозяева ФПГ не часто глубоко понимают проблемы производственников. Столь же редко они и имеют желание к ним прислушиваться. Не спорю, уже давно доказано главенство маркетинга и сбыта над производством. Однако, без отлаженного процесса выпуска продукции необходимость в маркетинге отпадет.
 
Естественно, что средства для технического перевооружения выделяются не всегда и далеко не в необходимом объеме. То есть работа технологической цепочки поддерживается, но не более того. Ресурсы части производственных предприятий в силу проведения политики “дозированной кредитной иглы” близки к истощению. Да и системообразующие для ФПГ банки находятся не в самом уверенном положении.
 
Рассмотрим следующий вариант. В силу каких-то причин принимается решение о дальнейшей нецелесообразности нахождения в группе, например, некоей агломерационной фабрики. И если она прекратит свою деятельность, возникает вопрос – за счет чего будет погашена ее кредитная задолженность перед банком? Чаще всего в качестве залогов предоставлялся так называемый целостный имущественный комплекс или, проще говоря, цеха и оборудование. Спрашивается, кому это заложенное имущество можно реализовать? И если, вдруг, совершенно случайно найдется покупатель – по какой цене? Налицо потенциальный источник убытков для банка.
 
Совершенно справедливым будет и вопрос о дальнейшей судьбе многочисленных сотрудников ставшего не нужным предприятия, производственные и технологические ресурсы которого были истощены предыдущим собственником.
 
Естественно, подобная проблема существует не только в металлургии, ее мы взяли исключительно для примера. Любая вертикально-интегрированная структура имеет возможность для применения трансфертного ценообразования. Полагаю, что абсолютное большинство его применяет. Конечно же, оно находит место и в импортных схемах. Эта проблема будет приобретать все большее значение по мере дальнейшего приобретения украинскими компаниями зарубежных предприятий.  
 
По мере того как трансфертное ценообразование становится все более важной проблемой для крупных компаний и государственного бюджета, возникает традиционной вопрос – что делать? Данная ситуация четкого отображения в законодательных актах не имеет. Полагаю, что имеет смысл рассмотреть целесообразность применения следующих методов контроля за трансфертными ценами и их приведения, в случае необходимости, к обычному уровню, что может быть использовано для улучшения ситуации с собираемостью налога на прибыль и НДС.
 
Первый – метод неконтролируемой рыночной цены, при котором используется рыночная цена аналогичной продукции. Второй – метод предпродажной цены, при котором за основу берется валовая прибыль, получаемая дистрибьютором аналогичного товара. Она вычитается из цены на выходе товара из группы компаний, и таким образом получается цена, по которой он должен был быть продан в предыдущей сделке. Третий вариант – метод затрат и наценки. При нем рассматривается прибыль до вычета постоянных расходов, получаемая аналогичным предприятием по аналогичной сделке, сравнивается с затратами, и соответствующая пропорция применяется к затратам по сделке, которая находится под вопросом. Четвертый метод – метод чистой прибыли.
 
Он сравним с методом затрат и наценки, с той лишь разницей, что при его использовании рассматривается чистая прибыль после вычета как постоянных, так и переменных расходов. Пятый вариант – метод деления прибыли. При нем рассматривается общая прибыль сторон в сделке и делится между ними в зависимости от величины их участия в сделке.
 
Что и говорить, проблема есть. И неполная правовая ясность не способствует ее успешному решению. Однако, складывающаяся ситуация не выглядит безнадежной. Дорогу осилит идущий. А пока будем надеяться на эффективность воспитательной работы. Почему-то вспомнилась история из заокеанского хоккея. Был там лет 7-8 назад знаменитый тренер Майк Кинэн. Он и сейчас есть, только особых успехов в последние годы не добивался. Так вот, он в кризисные моменты любил проводить с игроками команды мероприятие под условным названием «комсомольское собрание». Так вот, подопечные Кинэна утверждали, что главным аргументом убеждения были удары по печени особо нерадивых хоккеистов. Надеюсь, руководители ГНАУ применяют более гуманные и цивилизованные методы.
 
                                                                                                                   Станислав Королюк 

____________________________________________

Оптим-консалт предлагает оборудование из Китая, станки, заводы, линии. Прямые поставки гарантируют существенную экономию средств. Кроме того возможно сервисное обслуживание оборужования и производственных линий.

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт