17 декабря 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
 
АКТУАЛЬНО

«Дурень думкою багатіє», или энергетические PR-технологии. Все статьи Версия для печати На главную
06.06.2007 12:26

Вчера, в рамках пятого заседания межправительственной комиссии по сотрудничеству Украины и Сирии в Киеве состоялась встреча правительственных делегаций двух стран под руководством соответственно вице-премьер-министра Украины Андрея Клюева и министра финансов Сирии Мухаммад Аль-Хуссейна. Казалось бы ничем не примечательное рядовое событие. И действительно, на встрече речь шла о развитии потенциала сотрудничества в сфере ТЭК, в частности, о строительстве электростанций и совместной добыче нефти и газа. Более того, как выяснилось вчера днем, Украина предлагает Сирии свое участие в развитии нефтегазотранспортной системы страны, а также добыче нефти и газа. Такое предложение сделал премьер-министр Виктор Янукович во время встречи с Главой Народного собрания Сирии Махмудом Аль-Абраше.
 
Вот они ключевые слова – где только наша страна в стремлении диверсифицировать источники поставок энергоносителей и избавиться от российской зависимости, не добывала нефть и газ? Правильный ответ на этот вопрос – нигде!!! Это на деле. А на словах мы уже давно освоили Ливию и Египет, Алжир и Сирию, Иран и Ирак, Кувейт и … Только Марс пока оставили без своего внимания. Видимо в силу недоказанности наличия там запасов углеводородного сырья.
 
Вот лишь последние примеры (кроме Сирии). В начале декабря прошлого года НАК «Нафтогаз Украины» подписала концессионное соглашение на разработку египетского нефтегазоносного блока AESE, прогнозные запасы которого сопоставимы с объемом всех разведанных украинских месторождений углеводородов. Общая площадь нефтегазоносного блока Alam El Shawish East (AESE) превышает 900 кв. км. Прогнозные ресурсы нефти блока составляют не менее 73,5 млн. т, что эквивалентно 90% всех разведанных запасов нефти, расположенных на суше Украины. В районе расположения AESE существует развитая инфраструктура: трубопроводы с выходом на средиземноморское побережье, установки первичной подготовки нефти и газа.
 
Интересно, что решение об участии в тендере на разработку AESE было принято еще в январе 2005 года, при занимавшем тогда должность председателя правления «Нафтогаза» Ю.Бойко. В начале июня 2005 года «Нафтогаз» был признан победителем тендера, и компания приступила к анализу геофизических данных AESE. Впрочем, к переговорам о подписании концессионного договора вернулись только в сентябре 2006 года.  Примечательно, что «Нафтогаз» победил в тендере весьма серьезных конкурентов: Arabian (Саудовская Аравия), Apache (США), Santos (Австралия) и Sipetrol (Чили). Santos – это самый большой добытчик газа в Австралии, Sipetrol – дочерняя компания крупнейшей нефтегазовой государственной чилийской компании Enap.
 
Что касается Apache – это третья по объему нефтедобычи компания в США и основной добытчик сырья в Мексиканском заливе. Именно условия украинской компании показались египетским властям наиболее приемлемыми. «Нафтогаз» предложил за три года вложить в поиск углеводородов на территории AESE 20,2 миллиона долларов. Это оказалось лучшим предложением среди участников. Но, пока конкретных шагов в плане реализации проекта нет.
 
Теперь перенесемся в соседнюю Ливию. В начале этого года глава Ливийской Джамахирии полковник Муаммар аль-Каддафи дал указание государственным структурам своей страны возобновить реализацию подписанных с Украиной еще в 2004 году контрактов на добычу нефти и газа. Напомним, соглашение о разделе продукции (СРП) НАК «Нафтогаз Украины» и National Oil Corporation of Libya предполагает разработку блоков, площадь которых превышает 200 тыс. кв. км, а прогнозные ресурсы составляют около 110 млн. т нефти и 30 млрд. кубометров природного газа. Минимальный объем инвестиций «Нафтогаза» в поисково-разведочные работы в Ливии, согласно условиям СРП, должен был составить 57,5 млн. долларов. Соглашение было заключено еще 10 октября 2004 года, однако до сих пор не ратифицировано правительством Ливии. Приступить к добыче ливийских углеводородов в 2005 году, как планировалось, «Нафтогазу» не позволила проверка законности заключенных в 2002-2004 году соглашений, инициированная бывшим председателем правления компании Алексеем Ивченко. Проверка закончилась в декабре 2005 года, нарушений выявлено не было, но, поскольку необходимая работа с органами власти Ливии не проводилась, ливийская сторона заморозила реализацию контракта. Напомним, в 2004 году Ливия предложила иностранным компаниям для разработки около 140 нефтегазоносных блоков на суше и в Средиземном море. Однако тогда из-за санкций, введенных США и ООН еще в 1999 году, инвесторов удалось привлечь лишь на 68 участков. После снятия санкций в 2005 году руководство Ливии взяло курс на увеличение роли нефтяного сектора в экономике страны.
 
Вообще же Ливия располагает самыми большими запасами нефти в Африке (их объемы превышают 3,8 млрд. т) и вторыми по величине запасами газа (1,3 трлн. кубометров). Объем добычи нефти в стране составляет 40 млн. тонн, 75% которых страна экспортирует на средиземноморские биржи нефти (Триест, Марсель). Все операции по добыче и переработке нефти в Ливии контролирует National Oil Corporation of Libya, ее доля участия в каждом из соглашений по разработке и эксплуатации нефтяных месторождений составляет не менее 50%. При этом в Ливии работают более двух десятков иностранных компаний, среди которых AgipENI (Италия), Canadian Occidental (Канада), Lundin Oil (Швеция), Nimr Petroleum (Саудовская Аравия), OMV (Австрия), Pedco (Южная Корея), Petronas (Малайзия), Red Sea Oil (Канада), Repsol (Испания), Gas de France, Total (Франция), Norsk Hydro (Норвегия), "Татнефть" (Россия). Единственной украинской компанией, вышедшей на ливийский рынок, стала НАК "Нафтогаз Украины". Но, выход этот какой-то сугубо номинальный пока получается.
 
Коль уж мы об этом заговорили, давайте немного пусть и сугубо теоретически порассуждаем о том, где конкретно за рубежом Украина могла бы добывать углеводородное сырье. Начнем с Африки. К 2010 году на долю Африки придется 30 % увеличения мирового уровня добычи жидкого углеводородного сырья и 25 % сжиженного природного газа. На данный момент доля Африки в общемировой добыче составляет 12%.
 
В связи с растущим спросом на нефть и газ все больше компаний стремятся получить доступ к обширным месторождениям в Африке. Разведка новых запасов в основных нефте- и газодобывающих регионах «черного континента» по-прежнему привлекает инвестиции, результатом чего стало освоение все более крупных месторождений. Разведка также охватывает смежные регионы Африки, главным образом – государства на атлантическом побережье континента, имеющие выход на международные рынки. Доля разведанных месторождений в Африке в период с 2000 по 2005 годы составила 25 % от общемировых запасов нефти (исключая континентальные запасы США и Канады) и 12 % – от мировых запасов газа. К 2010 году  Африка увеличит нефтедобычу на 38 %, что составит дополнительные 4 млн. баррелей в день. Значительная часть этого прироста произойдет за счет эксплуатации новых месторождений в Нигерии, Анголе и Алжире. Это составит 30 % от прогнозируемого прироста объема мировой добычи в 13,65 млн. баррелей в день. Ожидается также, что месторождения на глубоководном шельфе к югу от Сахары добавят более 2,2 млн. баррелей в день, причем месторождения Анголы и Нигерии внесут основной вклад в этот рост.
 
В то же время вклад Африки в увеличение объема мировых запасов энергоносителей не ограничивается нефтью. Новые возможности континента по производству сжиженного природного газа (СПГ) позволят наращивать экспорт этого вида топлива. В конце 2005 года Африка поставляла 50 млн. метрических тонн СПГ в год из 173 млн. тонн, производимых в мире; причем Ангола и Нигерия являлись ведущими поставщиками. В Египте введена в эксплуатацию новая технологическая линия, производящая 3,6 млн. метрических тонн сжиженного природного газа в год. Экваториальная Гвинея и Ангола также объявили о запуске проектов по добыче и переработке СПГ. Естественно, газ в сжиженном виде из недр не добывается. То есть собственно запасы природного газа в Африке огромные.
 
Итак, как  мы видим и по нефти и по газу у некоторых африканских стран перспективы неслабые. Наиболее активно работают в Африке следующие компании: Statoil (Норвегия), CNPC (Китай), Petronas (Малайзия) и Petrobras (Бразилия). Украинских компаний в этом списке нет.
 
Теперь о Ближневосточном регионе. Не будем говорить о таких странах, как ОАЭ, Иордания и Саудовская Аравия. Они в силу своего богатства в инвестициях для добычи нефти или газа не нуждаются, то есть нам нечего им предложить. Поэтому поговорим о Сирии. Объем доказанных запасов нефти в этой стране составляет 2,5 млрд. баррелей. Доля Сирии в мировых запасах составляют 0,2 %. Добыча нефти - 594 тыс. баррелей в сутки, что составляет 0,8 % от общемировых объемов добычи. Экспорт нефти из Сирии составил около 285 тыс. баррелей в сутки. Главным игроком на рынке добычи нефти в Сирии является государственная Syrian Petroleum Company.
 
Кстати, на долю Syrian Petroleum приходится до 50 % национального дохода. В мае 2003 года американские компании Devon Energy и Gulf Sands Petroleum выиграли контракт на право поиска нефти на северо-востоке Сирии сроком на 25 лет. В июле 2003 года американская компания Veritas получила право на поиск нефти на сирийском участке шельфа Средиземного моря. Как видим, реальной деятельностью украинских компаний здесь тоже не пахнет. И как-то не слишком верится, что вчерашние переговоры на высшем уровне способны изменить ситуацию.
 
Теперь о сирийском природном газе. Доказанные запасы природного газа Сирии равняются 230 млрд. кубометров, что составляет около 0,2 % от общемировых запасов. Объем добычи природного газа - 6,3 млрд. кубометров. Доля Сирии в общемировой добыче природного газа - 0,2 %. Главным игр рынке добычи и переработки газа в Сирии является основанная в 2003 году Syrian Gas Company. Но, в настоящее время PetroCanada близка к заключению контракта на разработку газового проекта «Пальмира» стоимостью 700 млн. долларов. Предполагается, что к концу 2007 года проект может выйти на уровень добычи в 315 млн. кубических метров природного газа в сутки. Кроме этого, в начале апреля 2005 года было объявлено о санкционировании правительством Сирии проекта развития газовых месторождений страны общей стоимостью 700 млн. долларов. В проекте участвуют Petrofac, PetroCanada, Occidental Petroleum, Total и Sumitomo Japex. Работы будут вестись на 15 месторождениях. Кстати, начиная с 2005 года осуществляются  регулярные поставки египетского газа в Сирию по трубопроводу через Иорданию. Прошу прощения за повторение – украинских компаний среди вышеперечисленных снова нет.
 
Теперь перенесемся в регион, который уже около 30 лет служит источником политической нестабильности во всем мире. Речь идет о странах Персидского залива, очень богатых на залежи углеводородного сырья. Понятно, что и нестабильность эта не в последнюю очередь связана как раз с природными богатствами данного региона.
 
Ирак занимает второе место в мире по запасам углеводородного сырья, уступая лишь Саудовской Аравии. Доказанные запасы этой страны по западным оценкам составляют - 118,5 млрд. баррелей. Прогнозные - 215 млрд. баррелей. Запасы природного газа - 115,8 трлн.кубометров. Ирак национализировал нефтедобывающую промышленность в 1972 году, отдав отрасль под контроль Министерства нефтяной промышленности и Иракской государственной нефтяной компании. Иракская национализация закончилась конфискацией активов Иракской нефтяной компании (Iragi Petroleum Company), участниками которой являлись British Petroleum, Total, Shell, Exxon, Mobil, и Partex. До ирано-иракской войны наряду с Иракской нефтяной компанией по контрактам в Ираке также работали Petrobras и Elf Aquitaine. То есть, добыча нефти и газа в Ираке иностранными компаниями объективно маловероятна. Я уж не говорю о «военной составляющей».
 
Иран. Доказанные запасы нефти этой стране составляют более 95 млрд. баррелей (не менее 9% общих мировых запасов). Иран - вторая по объемам добычи нефти страна-член ОПЕК. Основные импортеры иранской нефти - Япония, Южная Корея, Великобритания, Китай, Турция, Таиланд, Индия, Бразилия, Тайвань. Запасы природного газа этой страны оцениваются в 812 трлн. кубических метров. Нефтяная и газовая отрасли Ирана находятся под полным контролем государства. Государственная нефтяная компания - Национальная Иранская нефтяная компания (NIOC - National Iranian Oil Company) ведет разведку и разработку нефтяных и газовых месторождений, занимается переработкой и транспортировкой сырья и нефтепродуктов. Национальная Иранская Газовая компания (NIGC - National Iranian Gas Company) занимается добычей, переработкой, транспортировкой и экспортом газа. Но, эти компании активно работают по соглашениям о разделе продукции с иностранными компаниями. Наиболее активно работающими западными компаниями в Иране сегодня являются «Газпром», Petronas, Shell и Total. Кого нет в этом списке?
 
Еще одна очень богатая на интересующее нас сырье, в частности – на нефть - страна, это Катар. Доказанные запасы нефти Катара оцениваются в 3,7 млрд. баррелей. В Катаре ежедневно добывают свыше 650 тыс. баррелей нефти. Страна экспортирует свыше 600 тыс. баррелей нефти в день. Около 70% нефти Катара импортируется в Японию, еще не менее 10% - в другие страны Юго-Восточной Азии. Мощности нефтепереработки Катара - 57,5 тыс. баррелей нефти в день. Нефтяная отрасль Катара находится под контролем государства. Государственная нефтяная компания Катара - Qatar General Petroleum Corporation (QGPC) - занимается поисково-разведочными работами и добычей нефти.  Активно сотрудничают в плане добычи с ней французская Elf Aquinaine и датская Maersk Qatar (вы обратили внимание, что я уже перестал удивляться тому, что украинских компаний в этом списке нет?).
 
Ну и, наконец, Кувейт. К моменту начала иракско-кувейтской войны в августе 1990 года, добыча нефти в стране составляла около 100 млн. тонн, из которых 10 млн. тонн добывались из месторождений на территории Разделенной Зоны, находящейся под совместной администрацией Саудовской Аравии и Кувейта. Добыча на территории страны велась на 12 основных месторождениях, из которых наиболее крупным остается Бурган.
 
Основная часть добычи экспортировалась более чем в 30 стран, основные импортеры кувейтской нефти - Япония и страны ОЭСР. В стране действовало 4 нефтеперерабатывающих завода, суммарной мощностью 40 млн. тонн в год. В 1989 году было произведено 38,6 млн. тонн нефтепродуктов, из которых 6 млн. тонн использовано внутри страны, остальное - экспортировано. В результате иракской агрессии были выведены из строя 800 или более половины скважин на территории Кувейта и Разделенной Зоны. Ежедневно сгорала одна треть нефти, добывавшейся в канун войны. По оценкам, к моменту полной ликвидации пожаров на скважинах, было утеряно нефти на 40 млрд. долларов. В результате резкого снижения пластового давления после восстановления скважин потребуется применение вторичных и третичных методов добычи, что в 4 раза увеличит издержки добычи, которые перед войной составляли 4 доллара за тонну. То есть, как и Ирак, пожалуй, Кувейт не особо интересен (правда, по другой причине – сугубо экономической).
 
С вашего позволения, перейдем к резюмирующей части. Итак, Украина в долгосрочной перспективе (через 10-25 лет) не сможет обеспечить потребности своей экономики в газе и нефти за счет собственной добычи. Среди мер, которые могли бы повысить добычу нефти и газа в Украине, наиболее предпочтительными являются снижение налогового давления на предприятия отрасли и привлечение иностранных инвесторов. Предлагаю считать «крайне целесообразным» или «скорее целесообразным», чтобы освоение шельфа Азовского и Черного морей стало приоритетом в энергетической политике Украины. Целесообразность же диверсификации поставок энергоресурсов в Украину из-за рубежа обусловлена, в первую очередь, необходимостью обеспечить энергетическую безопасность и политический суверенитет страны.
 
Но что же мешает нашим компаниям добывать нефть и газ в странах, где это возможно? В качестве причин, препятствующих выходу украинских компаний, занимающихся добычей и транспортировкой углеводородов, на рынки стран Ближнего Востока и Средней Азии, назову следующие: хроническая нехватка средств, высокая конкуренция со стороны крупных транснациональных корпораций, отсутствие опыта работы за рубежом, отсутствие лоббистской поддержки, политическая нестабильность и, как следствие, - частая смена руководства профильного министерства и НАК «Нафтогаз», да и неэффективный менеджмент  внешнеполитического ведомства.
 
Кроме названных выше государств, ряд специалистов считают вполне реальным то, что Украина может получить доступ к разработке месторождений нефти и газа в России, Казахстане и Узбекистане. Не стану однозначно отвергать такую возможность. Но, есть несколько вопросов. Первый, в обмен на что мы сможем добывать углеводородное сырье в России? Понятно, что в условиях постоянно проявляемого интереса наших северных соседей к украинской ГТС, это очень непростой вопрос. Да и руководство Казахстана недавно заявило о желании получить в собственность часть украинской нефтетранспортной системы и нефтеперерабатывающего производства в счет поставок Украине своей нефти. Готовы мы расстаться с такого рода собственностью?
 
Касательно конкретно Казахстана и Узбекистана есть другое сильное контрутверждение – допустим, каким-то образом удастся наладить добычу в этих странах нефти или газа (например, прилетят инопланетяне и помогут).
 
Но, с учетом того, что «Газпром» выкупил газотранспортные мощности этих стран на несколько лет вперед, а также с учетом высочайшей загруженности всех нефтепроводов, которые могли бы доставлять сырье в нашу страну, возникает один единственный вопрос, становящейся непреодолимой преградой – как доставить теоретическое добытое углеводородное сырье? Можно ли говорить о поставках по так называемым схемам замещения? Исключительно в теоретической плоскости, не более того – отдать сырье из Узбекистана или Казахстана реально только России и Турции. По России все ясно. По Турции – кто из стран, поставляющих туда нефть или газ, способен отдать их нашей стране? А самое главное – как? Через Босфор? Так та же Турция уже не раз блокировала доступ в этот пролив транспорта с нефтью, предназначенного нашей стране. Относительно газа – и говорить не о чем.
 
Конечно же, есть и сугубо техническая составляющая. Дело в том,  основная сложность для Украины заключается в отсутствии в нашей стране современных технологий глубокого бурения. Это, заметим, общая беда бывших советских республик – технологическое отставание от передовых стран. Не секрет, что времени, чтобы пробурить скважину, у украинских компаний уходит в пять раз больше, чем у западных фирм. Скважину глубиной в 3 000 метров на Украине бурят до 300 дней. Зарубежные компании – 50-60 дней.
 
Так что, рискну предположить, что любые разговоры о добычи нефти и газа за рубежом всего лишь один из PR-ходов тех, кто эти заявления делает. Ибо денег нет, а с учетом нынешней кредитной нагрузки на «Нафтогаз Украины» и не предвидится, технологий тоже. Попробуйте сказать о возможности налоговых преференций тем, кто намерен вести зарубежную добычу, Н.Я. Азарову. Думаю, что будет «дубль-два» его знаменитого «да пошли вы!». Внешнеполитической поддержки опять же нет и не предвидится. Так что, делайте выводы самостоятельно.
 
  Федор Петренко

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт