18 декабря 2017 Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  Написать письмо
 Поиск  
100 СТРОК

ВЛАСТЬ
далее
ЗОНА IT
АРХИВ
Перейти:
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
РАССЫЛКА
Подписаться
Отписаться
РЕКЛАМА
Ћучшие игры онлайн на сайте vsemigry.ru.
 
К Вашим услугам адвокат по гражданским делам в Санкт-Петербурге!
 
АКТУАЛЬНО

Исчезающий дух романтизма. Все статьи Версия для печати На главную
13.12.2007 09:43

Недавно тема валютной выручки в разрезе ее возврата в страну вновь привлекла к себе внимание. Речь идет о либерализации этого процесса в части нормативных сроков ее возврата -  Минэкономики пролоббировало  увеличение срока, в который валютная выручка должна возвращаться в Украину. Если раньше в течение 90 дней после экспорта товаров и услуг экспортер должен был перечислить ее на свой банковский счет в украинском банке, то теперь этот норматив увеличен в два раза – до 180 дней. «Экономический» министр А.Кинах, внося и «продвигая» подобную новацию, совершенно справедливо заметил, что в России срок возвращения валютной выручки составляет 180 дней, а, например, в Турции – 365 дней.
 
Нас не может не радовать, такие обширные познания профильного министра в области законодательства сопредельных государств. Более того, как выяснилось, Минэкономики подходит к вопросу творчески:  срок возврата валютной  выручки экспортеров может увеличиваться дополнительно - в зависимости от особенностей реализации той или иной продукции, технологического цикла и географии поставок. Кстати, перед Минэкономики данного вопроса касался и Глава ГНАУ А.Брезвин, который предложил дифференцировать сроки возврата экспортной валютной выручки в зависимости от вида деятельности экспортера и типа производимой им продукции.
 
Тема валютной выручки у тех, кто следит за развитием экономики нашей страны давно, должна едва ли не автоматически ассоциироваться с вопросом использования украинскими бизнесменами оффшоров. Позволю себе краткую предысторию вопроса. На заре становления независимости нашей Родины ситуация с валютой была принципиально отличной от нынешней. Скажем году в 1993-ем, действия, которые позволил себе НБУ в апреле 2005 года (отмена обязательной продажи экспортной выручки), не могли присниться ни власть предержащим, ни простым гражданам даже в бреду или страшном сне.
 
Иностранная валюта была предметом пиетета и нескрываемого вожделения (едва ли не  эротического). Причем отнюдь не только для граждан. Предприятия-счастливчики, которые имели возможность продавать свою продукцию с расчетом в иностранной валюте, можно было бы пересчитать без особых усилий. И самое главное – никто из них, мягко говоря, не горел желанием с этой валютой расставаться. В силу этого предприятия-экспортеры придумывали всевозможные мудреные (и не очень) схемы, позволявшие не возвращать валюту в Украину. Причины для этого действительно были веские. Во-первых, галопирующая инфляция, размер которой даже вспоминать страшно. Поэтому, сбереженная, мирно почивавшие на банковском счету где-нибудь на острове Гернси, грели сердце руководителям предприятий-экспортеров не меньше, нежели сберегательная книжка членам организованного бандитского формирования под предводительством Горбатого, когда они собирались идти под «ментовские пули» с благородной целью освобождения своего подельника Фокса.
 
Вторая причина, побуждавшая рисковать, состояла в серьезнейшей и постоянно менявшейся в сторону ужесточения фискальной нагрузке. Мудрые руководители металлургических заводов и химических фабрик прекрасно понимали следующую аксиому: гораздо лучше вытерпеть серьезную взбучку от председателя горисполкома или заместителя министра, нежели отдать в государственный бюджет заработанные тяжелым, непосильным трудом заработанные миллионы долларов. Порой чувство меры изменяло им, и они либо задерживали выдачу заработной платы, либо сознательно отказывались от инвестиций в производственные активы. Естественно, государство не желало мириться с таким положением дел. Еще бы – платить за критический импорт было необходимо исключительно в иностранной валюте. А ее катастрофически не хватало.
 
С целью ликвидации этой вопиющей несправедливости тогдашние руководители экономического блока правительства решили ввести норму, в соответствии с которой субъекты предпринимательской деятельности, которые имели счастье получать выручку, номинированную в иностранной валюте, были обязаны возвращать в страну полученную выручку. Для этого был установлен трехмесячный срок. Естественно, шум по данному поводу был поднят соответствующий цене вопроса. Однако, несмотря на подключение высокопоставленных лоббистов, норма о возврате экспортной выручки в 90-дневный срок была введена в действие. Смею предположить, именно в тот незабываемый момент началось формирование золотовалютных резервов, являющихся предметов гордости руководителей НБУ (и предметом зависти со стороны таких «высокоразвитых»  стран, как Приднестровье и Северная Корея).  Как никак, с тех пор   к концу ноября 2007 года больше 32 миллиардов долларов удалось скопить!
 
Как бы то ни было, но вопрос – «куда спрятать валютную выручку от пытливого ока государства» в 90-ые годы стоял крайне остро и актуально. Естественно, вариант решения проблемы был один – создание, регистрация и использование счетов оффшорных компаний в соответствующих оффшорных зонах. Дадим несколько пояснений.
 Оффшорная компания - это компания, которая не ведет хозяйственной деятельности в стране своей регистрации, а владельцы этих компаний - нерезиденты этих стран. Таково требование, тех стран, где разрешена регистрация таких компаний. Как правило, в этих странах очень низкое или вообще никакого налогообложения оффшорных компаний (лишь только фиксированный ежегодный сбор).
 
Оффшорная зона - это независимое государство или территория другого государства (например, колония) с некоторой степенью автономии, чьё законодательство позволяет существование юридического лица со значительными налоговыми льготами. Такие льготы чаще всего заключаются в полном отсутствии налогов при выполнении определённых условий.
 
Украинские предприниматели пользуются услугами оффшорных компаний (расположенных в оффшорных зонах) давно и активно. Если говорить, в общем, то решение зарегистрировать компанию в оффшорной зоне являлось логичным ответом на налоговую политику, проводимую в 1990-ые годы  любым украинским правительством. За полтора десятилетия оффшоры и связанные с этим понятием темы успели войти в фольклор; термин «оффшор», не имеющий даже устоявшегося русского или украинского написания (также, практически на равных правах, применяется название «офшор» или «офф-шор»), хорошо знаком людям, предельно далеким не только от внешнеэкономической деятельности, но и от бизнеса вообще. Разумеется, специалистам хорошо известны все трактовки этого понятия; тем не менее, выбор оптимальных условий для открытия своей первой оффшорной компании может отнять немало времени даже у опытного бизнесмена. Но, не это тема нашей статьи.
 
Чаще всего применялась схема оффшорной фирмы-«прокаладки». На нее отправлялся экспортный товар по цене, немногим выше себестоимости. Экспортер платил налог с минимальной прибыли. А основной центр образования прибыли находился на подконтрольной экспортеру оффшорной компании. 
 
Государство по мере своих сил пыталось бороться с выводом денег в оффшорные зоны. Утверждались и публиковались перечни стран, финансовые отношения с резидентами которых подвергались тщательному мониторингу. Из одного СМИ в другой «кочевали» списки оффшорных компаний, принадлежащих тем или иным бизнесменам, что явно было инструментом PR-войн. Нацбанк, Минфин и ГНАУ строго «грозили пальчиком» и … В общем, борьба не принесла успеха. Да и могла ли принести?  
 
В последние лет 5, по мере дальнейшей трансформации экономики Украины, явственно прослеживается качественное изменение подхода украинских предпринимателей к использованию оффшоров в своих бизнес-схемах. Для этого есть ряд серьезных поводов. Во-первых, при всех недостатках налицо стабильность налогового законодательства и его применения. А ведь не зря бизнесмены утверждают, что готовы мириться с недостатками в фискальном процессе при условии неизменности самого «налогового поля». Во-вторых, перед государством уже не стоит задача обеспечения за его (государства) счет финансирования критического импорта. В-третьих, золотовалютные резервы НБУ достигли такого уровня, что пора задуматься о вариантах их использования на благо украинской экономики.
 
Более того, кое-какие оффшорные страны являются едва ли не лидерами в вопросах вложения инвестиций в экономику нашей страны. Вот с какой страной у украинского предпринимателя ассоциируется термин оффшор? Чаще всего - это Кипр. Классические островные зоны были и остаются прекрасным инструментом, обеспечивающим достаточный уровень анонимности инвестиций, будь то банковских или в экономику разнообразных стран, включая, конечно, и Украину. Вы никогда не задумывались о том, почему одним из крупнейших иностранных инвесторов в экономику Украины является маленький Кипр? Все дело в том, что эта страна является одной из классических оффшорных зон, облюбованных украинскими предпринимателями. И теперь, вывезенные в 90-ые годы средства возвращаются в бизнес-проекты их собственников.
 
Государство постепенно меняет свой подход к использованию украинскими компаниями оффшоров. То же двукратное увеличение срока возврата в Украину экспортной выручки – дополнительное свидетельство в пользу этого утверждения.
 
Если же делать предположения относительно дальнейших инициатив, то логичным продолжением может стать разрешение на открытие счетов юридическим лицам (а может быть – и гражданам) в зарубежных банках. В настоящее время подобная операция в принципе возможна. Однако, производиться она должна при условии получения индивидуальной лицензии, которую выдает Национальный банк.
 
Справочно сообщу – еще в начале 90-х годов ряд крупнейших предприятий Украины полулегально открывали счета, например, в российских банках (а вообще, интересно было бы узнать судьбу денег на этих счетах – они открывались в ныне почивших в бозе банках : «Российский кредит», «Столичный» et cetera). На первый взгляд, опасность от принятия такого рода решения не так уж велика. Вроде бы все, кто хотел это сделать, уже вполне благополучно успели. Естественно во все тех жен офф-шорных зонах. Но ведь к оффшорным зонам и деньгам, которые оттуда приходят, в некоторых солидных государствах – США, Швейцария, Австралия, скандинавские страны – отношение настороженное. Если уж государство гораздо лояльнее стало смотреть на вопросы использования оффшорами украинских компаний, то почему бы не разрешить открывать им счета в странах, которые признаны центрами международных операций с капиталом – Великобритания, Германия, Швейцария?
 
Выиграют от возможного принятия подобного решения украинские банки, как это ни кажется парадоксальным на первый взгляд. Поясняю – ежели предприятие, располагающее крупными остатками на счетах, открытых в зарубежных банках, узнают о легализации их подпольных капиталов, они совершенно осмелеют. И для большей маневренности запросто могут перевести часть своих «неприкосновенных» сбережений на текущие счета в украинских банках.
 
Действительно, держать средства одновременно в Украине и заграницей для обслуживания текущих операций – абсолютно нормально. Деньги находятся именно там – где это необходимо.  Финансовая маневренность обеспечена. Еще один аргумент в пользу положительных моментов для отечественной банковской системы: если вести речь об управлении временно свободными средствами и активами долговременного действия, то опять же есть смысл предположить, что немалая часть средств будет возвращена в отечественные коммерческие банки. Причина проста – отечественные банки предлагают гораздо более высокие процентные ставки.
 
Есть еще один аспект, который будет способствовать возврату определенной части «заныканных» за рубежом средств в Украину (а вместе с этим – к снижению роли оффшоров). Дело в том, что банковское регулирования в развитых странах все более уверенно движется в направлении полной отмены банковской тайны. И в ближайшее время в данном контексте размещение средств в иностранных банках или в украинских не будет особенно отличаться. Есть еще один серьезный аспект, который может способствовать перетоку определенной части средств крупных компаний с зарубежных счетов на счета, открытые в украинских банках. Как известно, наличие денег на текущем счету может служить довольно серьезным подспорьем в плане получения займов. И в силу страновых различий в процедуре и доступности кредитов логичным было бы предположить – под активы, размещенные в украинском банке, гораздо проще получить заем в том же отечественном банке, нежели получить кредит в зарубежном банке, даже при наличии определенной сумме на счету за границей. Объяснение банальное – отношение к кредитным историям заемщиков в Украине и в развитых странах очень серьезно отличаются.   
 
В общем, в завершение замечу, что либерализация мнения государства об использовании украинскими предпринимателями оффшорных компаний, «удлинение» срока возврата валютной выручки, серьезный «приход» средств из оффшорных зон в Украину – совершенно естественные явления. И нет в этом ничего плохого. Ну, разве что – исчез налет романтизма с термина «оффшор». 
 

                                                                                                                              Петр Сквозняков    

НОВОСТИ
Oligarh.News




FACE-CONTROL
СПЕЦПРОЕКТ
ГОЛОСОВАНИЕ
В ближайшее время отношения с Россией:
Ухудшатся;
Улучшатся;
Не изменятся.
ПАРТНЕРЫ

СТАТИСТИКА
 
Новости Слухи Досье 100 строк Cемьи Цитаты Форум Экспорт